Виды конструкций в одежде

Онлайн библиотека PLAM.RU  

Раздел II

ВЕЩНОЕ ПРАВО

Глава 16. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ВЕЩНОМ ПРАВЕ

§ 1. Понятие и виды конструкций в одежде признаки вещного права

Понятие вещного права. Под вещным правом принято понимать право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства. Вещное право принадлежит к числу категорий, которые широко использовались в далеко (отстоящие друг от друга исторические эпохи. Не составляет исключения и наше время. Живучесть вещного права во многом объясняется тем, что оно закрепляет отношение лица к вещи (имуществу), обеспечивая за счет этой вещи удовлетворение самых различных потребностей. Указанное обстоятельство приводит, однако, к тому, что категория вещного права достаточно уязвима и не раз подвергалась критике в цивилистической науке. Можно сказать, что недостатки, присущие вещному праву как правовой категории, в известной мере являются продолжением ее достоинств. Под категорию вещных прав нередко подводят права, которые имеют мало общего друг с другом. В результате происходит обесценение и самой категории вещных прав. Впрочем, так всегда бывает, когда пределы того или иного понятия определяют чрезмерно широко.

Из данного выше определения вещного права не следует, будто вещное право сводится к тому, что закрепляет отношение лица к вещи. Если бы так обстояло дело, то вещное право на роль права вообще не могло бы претендовать. Антитеза вещных и обязательственных прав состоит в том, что в области вещных прав решающее значение для удовлетворения интересов управомоченного имеют его собственные действия, в то время как в области обязательственных прав удовлетворение интересов управомоченного происходит прежде всего в результате действий обязанного лица. В то же время в обоих случаях осуществление субъективного права, независимо от того, относится ли оно к вещному или обязательственному, юридически обеспечивается должным поведением обязанных лиц. Но если при осуществлении обязательственных прав указанное обстоятельство видно невооруженным глазом (ясно, например, что интерес кредитора в заемном обязательстве не будет удовлетворен до тех пор, пока заемщик не вернет долг), то в области вещных прав поведение обязанных лиц на первый план не выступает, поскольку они обязаны лишь к тому, чтобы не препятствовать управомоченному лицу совершать (или не совершать) действия по осуществлению своего права. Иными словами, их обязанности по отношению к управомоченному сводятся к пассивному издержанию. Но от этого они не становятся менее значимыми. Стоит кому-т(из обязанных лиц нарушить свою обязанность, вторгнуться в сфер хозяйственного господства управомоченного лица, и в осуществления вещного права может произойти затор со всеми вытекающими из этого последствиями: придется прибегать к мерам государственной охраны или к мерам самозащиты, чтобы заставить обязанное лицо вести себя должным образом, загладить последствия правонарушения и т. д.

Словом, носитель вещного права не находится в безвоздушном пространстве, не остается с вещью один на один, он всегда действует в сложной сети социальных связей и отношений, в результате чего характер юридически значимого приобретает как его собственное поведение, так и поведение окружающих его третьих лиц.

В истории отечественного законодательства судьба вещного права складывалась по-разному. На примере вещного права можно убедиться в том, что свою судьбу имеют не только люди и книги, но также v права. В дореволюционной России под категорию вещного права подводили широкий спектр гражданских прав, особенно в облает» поземельных отношений. В советский период вещное право поначалу было узаконено. В ГК 1922 г. был особый раздел, который так v назывался: «Вещное право». В нем к числу вещных прав были отнесены: право собственности, право застройки и залог. В дальнейшем, однако в связи с признанием за гражданами права собственности на жилой дом сошло на нет и было отменено право застройки. Что же касается залога, то в науке в тот период преобладало мнение, что он тяготеет к обязательственному праву, будучи одним из способов обеспечения обязательств. Все это одежде наводило на мысль, что прочные научные основания для выделения вещных прав в качестве одного из подразделений системы гражданского законодательства отсутствуют. На судьбе вещных прав отрицательно сказалось и то, что земля и другие природные ресурсы относились к объектам исключительной собственности государства и были изъяты из гражданского оборота, а также то, что в законодательстве не проводилось (за редчайшими исключениями) деления имущества на недвижимое и движимое. Правда, попытки реанимировать категорию вещных прав в науке периодически предпринимались. Так, к вещным относили иногда право оперативного управления, право бессрочного пользования землей, право нанимателя жилого помещения в государственном и общественном жилищною фонде и ряд других. Однако поддержки со стороны законодательной власти в тот период они не получили. Что же касается сервитутов: которые во всех правовых системах традиционно относились к числу вещных прав, то подспудно они в нашем законодательстве присутствовали всегда, но их юридической квалификации дано не было. Например, право пожизненного проживания в чужом доме могло быть установлено в силу завещательного отказа или договора об отчуждении имущества под условием пожизненного содержания. Споры между владельцами прилегающих друг к другу земельных участков (например, об определении их границ) признавались неподведомственными суду, а споры об определении порядка пользования неразделенным земельным участком суд мог рассматривать.

Словом, до тех пор, пока права владельцев земельных участков были резко ограничены, а оборот недвижимого имущества заморожен, трудно было рассчитывать на возрождение категории вещных прав.

На отрицательное отношение законодателя к категории вещных прав повлияла и ее оценка в юридической науке. В работах В. К. Райхера, О. С. Иоффе и других ученых довольно убедительно доказывалось, что четкие критерии для ее вычленения отсутствуют, а социально-экономические и правно-политические основания для ее закрепления в нашем законодательстве отпали. Все это привело к тому, что в кодификационных актах гражданского законодательства шестидесятых годов – Основах гражданского законодательства 1961 года и принятых вслед за ними ГК союзных республик вещное право в качестве одного из подразделений системы гражданского законодательства закреплено не было. Вслед за общими положениями в указанные акты был включен раздел «Право собственности».

Возрождение вещного права в отечественном законодательстве началось с принятием Закона РСФСР о собственности, в котором впервые после длительного перерыва были узаконены вещные права (см., напр., ст. 5 и 6 Закона). Дальнейший шаг в том же направлении сделали Основы гражданского законодательства 1991 г., в которых появился специальный раздел «Право собственности и другие вещные права». Тот же раздел, но в более расширенном объеме и с разбивкой на главы, мы находим и в первой части ГК, принятой в 1994 г. Все это обязывает к тому, чтобы раскрыть содержание вещного права. Общее определение вещного права, которое ранее было дано, для этих целей недостаточно. Необходимо выявить присущие вещным правам признаки. Но вначале придется сделать одно предварительное замечание. Главенствующее место в системе вещных прав занимает право собственности, характеристике которого будет уделено особое внимание.

Далеко не все признаки, присущие праву собственности, могут быть распространены и на другие вещные права. На данном этапе изложения задача будет состоять в том, чтобы выявить общие признаки, присущие всем вещным правам. Что же касается тех качеств, которые характеризуют право собственности, то мы попытаемся раскрыть их содержание в главах настоящего раздела, посвященных именно праву собственности.

Признаки вещного права. В юридической науке существует самый различный набор признаков, присущих вещным правам, да и содержание этих признаков раскрывают по-разному. Во многом это объясняется разноголосицей в определении круга вещных прав: иногда этот круг определяют чрезмерно широко, в других случаях слишком узко.

Если суммировать высказанные на сей счет суждения, то в числе признаков вещного права чаще всего фигурируют указания на то, что вещное право носит бессрочный характер; объектом этого права является вещь; требования, вытекающие из вещных прав, подлежат преимущественному удовлетворению по сравнению с требованиями, вытекающими из обязательственных прав; вещному праву присуще право следования и что, наконец, вещные права пользуются абсолютной защитой.

Целый ряд из перечисленных признаков не могут претендовать на роль общих для всех без исключения вещных прав. Так, бессрочный характер из всех вещных прав присущ, пожалуй, лишь праву собственности. С другой стороны, не все указанные признаки могут быть отнесены только к вещным правам. Например, вещи могут быть объектом не только вещных, но и обязательственных прав. В то же время объекты вещных прав далеко не всегда сводятся к вещи. Известные сомнения вызывает и такой признак, как преимущественное удовлетворение вещно-правовых требований. Так, если Закон о несостоятельности (банкротстве) действительно исключал требования, обеспеченные залогом, из состава конкурсной массы, за счет которой подлежат удовлетворению требования остальных кредиторов, то ГК пошел в этом вопросе по иному пути. В случае несостоятельности индивидуального предпринимателя, а также при ликвидации юридического лица, в том числе и по несостоятельности, требования, обеспеченные залогом, хотя и отнесены к числу привилегированных, подлежат все же удовлетворению в третью либо в четвертую очередь (см. п. Зет. 25, п. 1 ст. 64-в редакции Закона от 15 ноября 1995 г.; п. 3 ст. 65 ГК). По тому же пути идет и процессуальное законодательство (ст. 421 ГПК). Видимо, не случайно законодатель из всех признаков, якобы присущих вещным правам, закрепил только два: право следования и абсолютный характер защиты (пп. 3 и 4 ст. 216 ГК). Суть первого из указанных признаков сводится к тому, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения других вещных прав на это имущество. Иными словами, право следует за вещью. Отсюда и обозначение этого признака: право следования. Так, залог сохраняется при переходе права на заложенное имущество к другому лицу (ст. 353 ГК). То же имеет место и при переходе к другому лицу права собственности на имущество, сданное в аренду (имущественный наем): договор аренды сохраняет силу и для нового собственника (ст. 617 ГК).

Другой признак, получивший закрепление в законе, состоит в том, что вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном ст. 305 ГК. Забегая вперед, отметим, что согласно ст. 305 ГК владелец, не являющийся собственником, но имеющий право на владение имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, пользуется против третьих лиц той же зашитой, что и собственник. Защита предоставляется ему и против самого собственника.

Оба эти признака (и право следования и абсолютный характер защиты) свидетельствуют о шаткости позиции, занятой законодателем при вычленении вещных прав, поскольку оба они могут быть присущи и правам, которые лишь с большой натяжкой относятся к вещным, а то и вовсе не относятся к ним. Но как бы там ни было, с позицией законодателя в этом вопросе приходится считаться.

Выявляя присущие вещным правам признаки, обратим внимание на субъектный состав правоотношений, одним из элементов которых выступает соответствующее право. Для всех вещных прав, разумеется, кроме права собственности, характерно то, что за каждым из них «маячит» фигура самого собственника. Поэтому носитель вещного права находится не только в абсолютном правоотношении со всеми третьими лицами, но и в относительном правоотношении с собственником, каковы бы ни были основания возникновения и юридическая природа указанного правоотношения. Так, носитель права хозяйственного ведения или права оперативного управления находится в правоотношении с собственником соответствующего имущества. Носитель вещного права может находиться в относительных правоотношениях и с третьими лицами. В случаях, предусмотренных законом, относительные правоотношения могут возникать и между носителями однородных по своей юридической природе вещных прав (например, между участниками общей собственности).

Завершая характеристику признаков, присущих вещным правам, обратим внимание на одно положение, не очень четко сформулированное в п. 2 ст. 216 ГК. Вместе с тем оно важно для понимания того. как соотносится право собственности с другими вещными правами. Вот оно: «Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества». Не забывая о том, что вещные права на имущество в первую очередь принадлежат его собственнику, поскольку именно право собственности в системе вещных прав занимает главенствующее место, попытаемся в этом положении разобраться. Речь идет о том, что собственник не может быть одновременно носителем какого-либо ограниченного вещного права на ту же вещь, что было бы несовместимо с полнотой и исключительностью права собственности. Иными словами, одно лицо не может персонифицировать и право собственности и ограниченное по своему содержанию вещное право. Применительно к сервитутам это положение было четко выражено в римском праве: sua res nemini servit (своя вещь никому не служит). Нельзя иметь сервитут на собственную вещь, ибо это противоречило бы самой природе права собственности.

§ 2. Виды вещных прав и их место в системе законодательства и курса гражданского права

Виды вещных прав. В ст. 216 ГК к вещным правам отнесены: право собственности; право пожизненного наследуемого владения землей; право постоянного (бессрочного) пользования землей; право хозяйственного ведения; право оперативного управления; сервитуты. Этот перечень носит примерный характер, поскольку он сопровождается оговоркой: в частности. Пожалуй, наибольшую трудность и представляет вопрос, какие права, помимо перечисленных в ст. 216 ГК, могут быть отнесены к вещным. Исходя из места соответствующих прав в системе гражданского законодательства и природы этих прав, по-видимому, есть известные основания для включения в состав вещных прав: принадлежащего учреждению права самостоятельного распоряжения имуществом (п. 2 ст. 298 ГК); залога недвижимости (ипотеки) (п. 1 ст. 131, п. 2 ст. 3 34 ГК); права члена кооператива на кооперативную квартиру до ее выкупа; права членов семьи собственников жилого помещения на пользование этим помещением (ст. 212 ГК); права пожизненного проживания в жилом помещении. Потребность в урегулировании реально сложившихся отношений отразилась в норме, указывающей на право собственника передать свое имущество в доверительное управление другому лицу. Определены основные условия такого управления (п. 4 ст. 209 ГК). Введение этих правил исключает дальнейшие попытки внедрения в российскую правовую систему несовместимого с ее особенностями института так называемой доверительной собственности (траста). С введением в действие части второй ГК, в которой кодифицированы отдельные виды обязательств, все точки над в этом вопросе поставлены. В нее включена гл. 53 Доверительное управление имуществом». Тем самым обязательственно-правовая природа отношений, складывающихся при доверительном управлении имуществом, не должна вызывать сомнений. В абз. 2 п. 1 ст. 1012 ГК специально подчеркивается, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на это имущество к доверительному управляющему. Разумеется, предложенный выше перечень вещных прав достаточно тому лицу, по договору или в силу завещательного отказа (§ 4 гл. 33 ГК; ч. 2 ст. 538 ГК 1964 г.).

Что же касается идеи доверительного управления (доверительной собственности), то попытки использовать ее на почве отечественного законодательства за сравнительно короткий период претерпели существенные изменения. В проекте Закона Российской Федерации «О доверительном управлении», принятого в первом чтении 2 июня 1993 г., доверительное управление мыслилось в виде одного из институтов обязательственного права. В связи с роспуском Верховного Совета РФ этот проект был похоронен. На смену ему пришел Указ Президента РФ «О доверительной собственности (трасте)» от 24 декабря 1993 г. Само название этого Указа ориентирует на то, что доверительной собственности было уготовано место в системе вещных прав. Нужно, однако, сказать, что попытка механически пересадить институт доверительной собственности из англо-американского права на отечественную почву встречала решительные возражения как до, так и после принятия Указа от 24 декабря 1993 г. Небезынтересно отметить, что в этом вопросе сомкнулись позиции как сторонников, так и противников хозяйственного права. Цивилисты убедительно показали, что конструкция доверительной собственности уходит своими корнями в англо-американскую систему права, которая делится на две ветви – общее право и право справедливости. Согласно этой системе доверительный собственник – полноценный собственник по общему праву, а выгодоприобретатель – по праву справедливости. Именно поэтому в условиях дуализма, присущего англо-американской системе права, конструкция доверительной собственности вполне совместима с общим понятием права собственности как абсолютного вещного права. В условиях же отечественной правовой системы, которая тяготеет к континентальным образцам и не знает деления на общее право и право справедливости, эта конструкция просто-напросто не будет работать. Похоже, что в новом ГК законодатель вернулся к той модели доверительного управления, которая предусматривалась в проекте Закона, принятого в первом чтении, и отказался от конструкции, заложенной в Указе Президента от 24 уязвим, но мы не склонны раздувать его до бесконечности, как это иногда бывает. В частности, относить к вещным права нанимателя, за исключением разве аренды с предоставлением арендатору права выкупа арендованного имущества. Нет оснований квалифицировать в качестве вещных и права нанимателя жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде.

В действующем законодательстве, которое после длительного перерыва делает первые шаги на пути признания вещных прав, классификация этих прав по существу отсутствует, поскольку перечень указанных прав, к тому же примерный, заменить ее не может. Членение вещных прав может производиться по самым различным основаниям. Вне его должно оставаться лишь право собственности, поскольку все остальные вещные права от него так или иначе производны. В числе вещных могут быть выделены права, которые привязаны к определенному имуществу (например, к земельному участку), и права, которые приурочены к определенному лицу (например, право пожизненного проживания в чужом доме); вещные права, которые установлены в публичных интересах (например, публичные сервитуты), и права, которые установлены в частных интересах (например, право пожизненного наследуемого владения земельным участком); права, которые предоставляют право пользования чужой вещью в известном ограниченном отношении (например, сервитуты), и права, которые предоставляют право распоряжения чужой вещью (например, ипотека). Вещные права можно классифицировать по основаниям их возникновения (по договору, одностороннему волеизъявлению, судебному решению и т. д.) и прекращения (например, в случае гибели вещи, обремененной сервитутом, совпадения в одном лице права собственности как на участок, обремененный сервитутом, так и на господствующий участок и т. д.).

Место вещных прав в системе законодательства и курса гражданского права. По каким бы основаниям ни классифицировались вещные права и какова бы ни была их природа, положения о вещных правах, сосредоточенные в правовых актах иной отраслевой принадлежности (например, в Земельном кодексе), должны соответствовать Гражданскому кодексу (абз. 2 п. 2 ст. 3). Представляется, что в специальной главе, посвященной ограниченным вещным правам, подлежат изучению право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования земельным участком и сервитуты. При этом указанные права подлежат изучению в части, относящейся к гражданскому праву, с отсылкой в необходимых случаях к другим главам курса, а также к смежным дисциплинам. Так, право пожизненного наследуемого владения землей изучается в соответствующей главе главным образом с точки зрения распоряжения землей с отсылкой по вопросам, касающимся наследования, к разделу «Наследственное право».

Право хозяйственного ведения и право оперативного управления будут рассмотрены при изучении государственной и муниципальной собственности, поскольку право хозяйственного ведения и право оперативного управления используются преимущественно при осуществлении указанных форм собственности. В тех же главах, где будут затрагиваться вопросы хозяйственного ведения и оперативного управления, сделаны отсылки к той главе, в которой указанные права подробно рассмотрены. То же можно сказать и относительно принадлежащего учреждению права самостоятельного распоряжения имуществом.

Ипотека подлежит рассмотрению в главе «Обеспечение обязательств» в числе других видов залога.

Право пожизненного проживания в чужом доме изучается в зависимости от оснований его возникновения в главах, посвященных рентным обязательствам и наследственному праву. Наконец, право члена кооператива на кооперативную квартиру до ее выкупа и права членов семьи собственника жилого помещения рассматриваются в главе, посвященной жилищным правоотношениям. Что же касается места главы, специально посвященной ограниченным вещным правам, то она замыкает изучение материально-правовых институтов, входящих в состав вещного права. Соответственно этому она помещена вслед за главой об общей собственности и предшествует главе о защите права собственности и иных вещных прав.

Вернемся теперь к вопросу, насколько оправдано вычленение категории вещных прав, если критерии, с помощью которых можно было бы четко определить место вещных прав в ряду других гражданских прав, до сих пор не найдены. В известной мере категория вещных прав находится в том же положении, что и другая не менее уязвимая категория – интеллектуальная собственность, которая широко используется в международных конвенциях и признана в отечественном законодательстве (см., например, ст. 44 Конституции РФ; ст. 138 ГК). Тем не менее многие исследователи отмечают, что интеллектуальная собственность – это скорее литературный образ, нежели точный юридический термин. По-видимому, то же можно сказать и о вещном праве. Приживется ли эта категория в нашем законодательстве, покажет будущее.

Глава 17. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ

§ 1. Собственность и право собственности

Собственность как экономическая категория. Собственность принадлежит к числу таких понятий, вокруг которых на протяжении многих веков скрещиваются лучшие умы человечества. Однако борьбой в теоретическом плане дело не ограничивается. Социальные потрясения, от которых порой содрогается весь мир, одной из главных своих причин имеют, в конечном счете, попытки изменить сложившиеся отношения собственности, утвердить новый строй этих отношений. В одних случаях эти попытки приводили к успеху, в других терпели крах. Бывало, что общество действительно переходило на новую, более высокую ступень своего развития. Но случалось, что в результате ломки отношений собственности общество оказывалось отброшенным далеко назад и попадало в трясину, из которой не знало, как выбраться.

В нашей стране на протяжении двадцатого века дважды происходила ломка отношений собственности. Первая началась в октябре 1917 г. и завершилась невиданной катастрофой, последствия которой будет расхлебывать еще не одно поколение. Вторая происходит в наши дни. Ее основная цель – вернуть отношениям собственности их подлинное содержание, сколотить достаточно широкий слой частных собственников, который стал бы социальной опорой нынешнего режима. Так что же такое собственность?

В самом первом приближении собственность можно определить как отношение ивдивида или коллектива к принадлежащей ему вещи как к своей. Собственность покоится на различении моего и твоего. Любой тип и любая форма собственности, как бы высок в том или ином конкретном случае ни был уровень обобществления или, что то же самое, уровень коллективизации собственности, могут существовать лишь при условии, что кто-то относится к условиям и продуктам производства как к своим, а кто-то как к чужим. Без этого вообще нет собственности. С этой точки зрения любая форма собственности является частной, какой бы идеологической мишурой, преследующей вполне прозаические цели, это ни прикрывалось.

Из элементарного определения собственности, которое дано, следует, что собственность – это отношение человека к вещи. К этому, однако, содержание собственности не сводится. Поскольку собственность немыслима без того, чтобы другие лица, не являющиеся собственниками данной вещи, относились к ней как к чужой, собственность означает отношение между людьми по поводу вещей. На одном полюсы этого отношения выступает собственник, который относится к вещ» как к своей, на другом – несобственники, т. е. все третьи лица, которых обязаны относиться к ней как к чужой. Это значит, что третьи лице обязаны воздерживаться от каких бы то ни было посягательств на чужую вещь, а следовательно, и на волю собственника, которая воплощена в этой вещи. Из определения собственности следует, что она обладает материальным субстратом в виде вещи. Собственности присуще " волевое содержание, поскольку именно суверенная воля собственник определяет бытие принадлежащей ему вещи.

Собственность – это общественное отношение. Без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отношения к ней самого собственника как к своей. Содержание собственности как общественного отношения раскрывается при посредстве тех связей и отношений, в которые собственник необходимо вступает с другими людьми в процессе производства, распределения обмена и потребления материальных благ.

Итак, собственность-это общественное отношение, которому присущи материальный субстрат и волевое содержание. Собственность – это имущественное отношение, причем в ряду имущественных отношений она занимает главенствующее место. Этого, однако, для характеристики собственности недостаточно. Необходимо показать, в каких конкретных формах могут выражаться волевые акты собственника в отношении принадлежащей ему вещи. Разумеется, речь не идет о том чтобы выстроить в ряд перечень таких актов. Это и невозможно, ибо в принципе собственник может совершать в отношении своей вещи все что не запрещено законом либо не противоречит социальной природе собственности. Воля собственника в отношении принадлежащей ей вещи выражается во владении, пользовании и распоряжении ею. К ним, в конечном счете, сводятся конкретные акты собственника в отношении вещи.

Владение означает хозяйственное господство собственника над вещью. Во владении выражается статика отношений собственности закрепленность вещей за индивидами и коллективами. Пользование означает извлечение из вещи полезных свойств путем ее производительного и личного потребления. Распоряжение означает совершение в отношении вещи актов, определяющих ее судьбу, вплоть до уничтожения вещи. Это и отчуждение вещи, и сдача ее внаем, и залог вещи, к многое другое. В пользовании и распоряжении выражается уже динамика отношений собственности.

С учетом сказанного конкретизируем данное ранее определение собственности. Собственность – это отношение лица к принадлежащей ему вещи как к своей, которое выражается во владении, пользовании и распоряжении ею, а также в устранении вмешательства всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, на которую простирается власть собственника.

В социально-экономической литературе, в том числе и юридической, широко распространено определение собственности как присвоения индивидом или коллективом средств и продуктов производства внутри и посредством определенной общественной формы или как самой общественной формы, посредством которой совершается присвоение. Определение собственности с помощью категории присвоения восходит к работам К. Маркса, в которых категории собственности и присвоения действительно увязываются друг с другом. Особенно рельефно эта связь прослеживается во введении «К критике политической экономии». Такой подход к определению собственности в принципе возможен. Следует, однако, учитывать, что понятие присвоения нуждается в конкретизации, а потому едва ли может быть использовано для раскрытия содержания собственности без определения его самого. К тому же в понятие присвоения исследователи, в том числе и К. Маркс, вкладывали различное содержание. С этой точки зрения, владение, пользование и распоряжение, как более конкретные экономические категории, обладают несомненными преимуществами по сравнению с предельно абстрактной категорией присвоения. Коэффициент полезного действия указанных категорий в определении собственности неизмеримо выше, чем категории присвоения.

Собственность как экономическая категория сопутствует человеческому обществу на протяжении всей его истории, за исключением, пожалуй, тех начальных его этапов, когда человек еще не выделился из природы и удовлетворял свои потребности с помощью таких более простых способов присвоения, как владение и пользование. Разумеется, на протяжении многовековой истории человечества собственность претерпевала существенные изменения, обусловленные главным образом развитием производительных сил, иногда довольно бурным, как, например, это имело место в период промышленной революции или имеет место сейчас в эпоху научно-технической революции.

Принято различать первобытно-общинный, рабовладельческий, феодально-крепостнический и капиталистический типы собственности. До недавнего времени в качестве особого выделяли также социалистический тип собственности, для чего, по-видимому, достаточных оснований не было. Ни в одной из стран мира, входивших некогда в социалистическое содружество, социализм на самом деле построен не был. Непосредственные производители в этих странах по-прежнему подвергались эксплуатации, воссоединения средств производства с работниками производства в действительности не произошло. Тот тип собственности, который в условиях тоталитарного режима (иногда неприкрытого, но в ряде случаев завуалированного) в этих странах утвердился, причудливо сочетал в себе характерные черты, свойственные типам собственности как предшествующих эпох, так и ныне существующих.

Признание собственности особой и в то же время исторически изменчивой экономической категорией при всех различиях в подходах к ней является господствующим как в политико-экономической, так и в юридической науке. Есть на сей счет и другое мнение, что собственность как особая экономическая категория не существует и речь о ней может идти только как о категории правовой. Основанием для столь категоричного вывода для автора послужило то, что собственность выражается во всей системе производственных отношений, а потому и вычленение ее как самостоятельной экономической категории, якобы, невозможно. Проявление собственности во всей системе производственных отношений не вызывает сомнений. Однако именно поэтому оправдано вычленение собственности из этой системы. Только идя таким путем, можно раскрыть сущность собственности. В противном случае мы рискуем подменить сущность собственности внешними формами ее проявления.

До сих пор речь шла о собственности как об особой экономической категории, что должно служить своего рода заставкой для раскрытия юридического содержания собственности. К этому мы сейчас и перейдем.

Содержание и понятие права собственности. В обществе с государственно-правовой надстройкой экономические отношения собственности неизбежно получают юридическое закрепление. Это выражается как в системе правовых норм, регулирующих указанные отношения и образующих институт права собственности, так и в закреплении определенной меры юридической власти за конкретным лицом, являющимся собственником данной вещи. В первом случае говорят о праве собственности в объективном смысле, во втором – в субъективном смысле, или о субъективном праве собственности.

Чтобы определить право собственности в объективном смысле, необходимо выявить специфические признаки, присущие субъективному праву собственности. Выявление указанных признаков позволит отразить их в определениях права собственности как в объективном, так и в субъективном смысле.

Содержание права собственности составляют принадлежащие собственнику правомочия по владению, пользованию и распоряжению вещью. Указанные правомочия, как и субъективное право собственности в целом, представляют собой юридически обеспеченные возможности поведения собственника, они принадлежат ему до тех пор, пока он остается собственником. В тех случаях, когда собственник не в состоянии эти правомочия реально осуществить (например, при аресте его имущества за долги или когда имуществом незаконно владеет другое лицо), он не лишается ни самих правомочий, ни права собственности в целом. Чтобы раскрыть содержание права собственности, необходимо дать определение каждого из принадлежащих собственнику правомочий. Начнем с владения.

Правомочие владения – это юридически обеспеченная возможность хозяйственного господства собственника над вещью. Речь при этом идет о хозяйственном господстве над вещью, которое вовсе не требует, чтобы собственник находился с ней в непосредственном соприкосновении. Например, уезжая в длительную командировку, собственник продолжает оставаться владельцем находящихся в его квартире вещей.

Владение вещью может быть законным и незаконным. Законным называется владение, которое опирается на какое-либо правовое основание, т. е. на юридический титул владения. Законное владение часто именуют титульным. Незаконное владение на правовое основание не опирается, а потому является беститульным. Вещи, по общему правилу, находятся во владении тех, кто имеет то или иное право на владение ими. Указанное обстоятельство позволяет при рассмотрении споров по поводу вещи исходить из презумпции законности фактического владения. Иными словами, тот, у кого вещь находится, предполагается имеющим право на владение ею, пока не доказано обратное.

Незаконные владельцы, в свою очередь, подразделяются на добросовестных и недобросовестных. Владелец добросовестен, если он не знал и не должен был знать о незаконности своего владения. Владелец недобросовестен, если он об этом знал или должен был знать. В соответствии с общей презумпцией добросовестности участников гражданских прав и обязанностей (п. 3 ст. 10 ГК) следует исходить из предположения о добросовестности владельца.

Деление незаконных владельцев на добросовестных и недобросовестных имеет значение при расчетах между собственником и владельцем по доходам и расходам, когда собственник истребует свою вещь с помощью виндикационного иска, а также при решении вопроса, может ли владелец приобрести право собственности по давности владения или нет.

Правомочие пользования – это юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств в процессе ее личного или производительного потребления. Нередко одна и та же вещь может использоваться как в целях личного потребления, так и в производственных целях. Так, швейную машину можно использовать для пошива одежды не только своей семье, но и на сторону за плату. Правомочие пользования обычно опирается на правомочие владения. Но иногда можно пользоваться вещью, и не владея ею. Например, ателье по прокату музыкальных инструментов сдает их напрокат с тем, что пользование инструментом происходит в помещении ателье, скажем, в определенные дни и часы. То же и при пользовании игровыми автоматами.

Правомочие распоряжения – это юридически обеспеченная возможность определить судьбу вещи путем совершения юридических актов в отношении этой вещи. Не вызывает сомнений, что в тех случаях, когда собственник продает свою вещь, сдает ее внаем, в залог, передает в виде вклада в хозяйственное общество или товарищество или в качестве пожертвования в благотворительный фонд, он осуществляет распоряжение вещью. Значительно сложнее юридически квалифицировать действия собственника в отношении вещи, когда он уничтожает вещь, ставшую ему ненужной, либо выбрасывает ее, или когда вещь по своим свойствам рассчитана на использование лишь в одном акте производства или потребления. Если собственник уничтожает вещь или выбрасывает ее, то он распоряжается вещью путем совершения односторонней сделки, поскольку воля собственника направлена на отказ от права собственности. Но если право собственности прекращается в результате однократного использования вещи (например, Вы съедаете яблоко или сжигаете дрова в камине), то воля собственника направлена вовсе не на то, чтобы прекратить право собственности, а на то, чтобы извлечь из вещи ее полезные свойства. Поэтому в указанном случае имеет место осуществление только права пользования вещью, но не права распоряжения ею.

Ныне действующее гражданское законодательство, как и то, которое ему предшествовало, ограничивается перечислением принадлежащих собственнику правомочий (иногда способов их осуществления), не определяя ни одно из них. А это отрицательно сказывается не только на раскрытии содержания права собственности, но и на практике применения законодательства. Трудно, в частности, ответить на вопрос: какое содержание вкладывает законодательство в понятие права владения и кого можно считать владельцем вещи? В этом вопросе можно было последовать примеру либо римского права и разграничить понятия владения и держания, либо законодательств германской группы и закрепить институт двойного владения с выделением фигуры владеющего слуги. К сожалению, ни одного из этих вариантов законодатель не избрал. Затруднительно поэтому ответить на вопрос, продолжает ли собственник оставаться владельцем вещи при сдаче ее внаем или владельцем вещи на период найма признается только наниматель.

Раскрытие содержания права собственности еще не завершается определением принадлежащих собственнику правомочий. Дело в том, что одноименные правомочия могут принадлежать не только собственнику, но и иному лицу, в том числе носителю права хозяйственного ведения или права пожизненного наследуемого владения. Необходимо поэтому выявить специфический признак, который присущ указанным правомочиям именно как правомочиям собственника. Он состоит в том, что собственник принадлежащие ему правомочия осуществляет по своему усмотрению. Применительно к праву собственности, осуществление права по своему усмотрению, в том числе и распоряжение им, означает, что власть (воля) собственника опирается непосредственно на закон и существует независимо от власти всех других лиц в отношении той же вещи. Власть же всех других лиц не только опирается на закон, но и зависит от власти собственника, обусловлена ею.

Правда, в новейшем гражданском законодательстве этот признак в известной мере размыт, поскольку лица, которым принадлежат гражданские права, все эти права (а не только право собственности) осуществляют по своему усмотрению (см. п. 2 ст. 1 и п. 1 ст. 9 ГК). Полагаем, однако, что поскольку указанный признак в отношении права собственности закреплен специально (см.п. 2 ст. 209 ГК), задача состоит в том, чтобы выявить присущее ему содержание применительно к праву собственности, что и было сделано. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 2 ст. 209 ГК).

Право собственности обладает свойством упругости или эластичности. Это значит, что ему присуща способность восстанавливаться в прежнем объеме, как только связывающие его ограничения отпадут.

Право собственности относится к числу исключительных прав. Это значит, что собственник наделен правом исключать воздействие всех третьих лиц на закрепленную за ним в отношении принадлежащего ему имущества сферу хозяйственного господства, в том числе и с помощью мер самозащиты.

Сказанное, однако, не означает, что власть собственника в отношении принадлежащей ему вещи безгранична. В соответствии с дозволительной направленностью гражданско-правового регулирования собственник действительно может совершать в отношении своего имущества любые действия, но только не противоречащие законам и иным правовым актам. Собственник обязан принимать меры, предотвращающие ущерб здоровью граждан и окружающей среде, который может быть нанесен при осуществлении его прав. Он должен воздерживаться от поведения, приносящего беспокойство его соседям и другим лицам, и тем более от действий, совершаемых исключительно с намерением причинить кому-то вред. Кроме того, собственник не должен выходить за общие пределы осуществления гражданских прав, установленные ст. 10 ГК. На собственника также возлагается обязанность в случаях, на условиях и в пределах, предусмотренных законом и иными правовыми актами, допускать ограниченное пользование его имуществом другими лицами. Указанные обстоятельства подлежат учету при формулировании общего определения права собственности. Наконец, давая определение права собственности, следует опираться на общее определение субъективного гражданского права, которое распространяется и на право собственности. Применительно к праву собственности это общее определение должно быть конкретизировано с учетом присущих праву собственности специфических признаков.

Исходя из ранее изложенных положений, дадим определение субъективного права собственности.

Субъективное право собственности – это закрепленная за собственником юридически обеспеченная возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению и в своем интересе путем совершения в отношении этого имущества любых действий, не противоречащих закону и иным правовым актам и не нарушающих права и охраняемые законом интересы других лиц, а также возможность устранять вмешательство всех третьих лиц в сферу его хозяйственного господства.

Субъективное право собственности является элементом абсолютного правоотношения, в котором собственнику противостоят все третьи лица, обязанные воздерживаться от нарушений этого права.

Субъективное право собственности является элементом вещного правоотношения, поскольку удовлетворение интересов собственника обеспечивается путем непосредственного воздействия на принадлежащую ему вещь (имущество).

Опираясь на определение права собственности как субъективного права, определим это право как правовой институт.

Право собственности – это система правовых норм, регулирующих отношения по владению, пользованию и распоряжению собственником принадлежащей ему вещью по усмотрению собственника и в его интересах, а также по устранению вмешательства всех третьих лиц в сферу его хозяйственного господства.

В тех случаях, когда собственник сам владеет и пользуется вещью, ему для осуществления своего права обычно достаточно того, чтобы третьи лица воздерживались от посягательств на эту вещь. Но так бывает далеко не всегда. Чтобы распорядиться вещью (продать ее, сдать внаем, заложить и т. д.), собственник, как правило, должен вступить в отношение с каким-то конкретным лицом (например, с тем, кто хочет купить вещь, получить ее внаем или в залог). Хотя путем установления отношений с конкретным лицом собственник и осуществляет свое право, их регулирование выходит за пределы права собственности, а сам собственник выступает в маске продавца, наймодателя, залогодателя и т. д. Если же право собственности нарушено, то все зависит от того, сохраняется это право или нет. Если сохраняется, то восстановление нарушенного отношения происходит при помощи норм института права собственности. Если же право собственности не сохраняется (скажем, вещь уничтожена), то для восстановления нарушенных прав придется прибегнуть к нормам других правовых институтов (например, обязательств из причинения вреда или страхового права). Таким образом, нормы, образующие институт права собственности, находятся в постоянном контакте и взаимодействии с нормами других правовых институтов, как гражданско-правовых, так и иной отраслевой принадлежности. Указанное обстоятельство подлежит учету при выборе правовых норм, регулирующих тот или иной участок имущественных отношений, в том числе и отношений собственности.

§ 2. Формы и виды права собственности по российскому законодательству

Формы права собственности. Вопрос, к которому мы сейчас обратимся, имеет не только теоретическое, но и практическое значение. В зависимости от того, к какой форме и к какому виду относится право собственности, принадлежащее тому или иному конкретному лицу, определяется правовой режим имущества, составляющего объект этого права, и спектр тех возможностей, которыми в отношении указанного имущества располагает его собственник. Согласно п. 2 ст. 8 ныне действующей Конституции, в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Аналогичное положение закреплено ив ст. 212 ГК, которая этим, однако, не ограничивается, подвергая названные формы собственности дальнейшему членению в зависимости от того, находится ли имущество в собственности граждан и юридических лиц. Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальных образований. Из содержания ст. 212–215 ГК может быть сделан вывод, что частная собственность по российскому законодательству подразделяется на собственность граждан и юридических лиц, а государственная собственность – на федеральную, принадлежащую Российской Федерации, и собственность, принадлежащую субъектам федерации – республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области и автономным округам.

Что же касается муниципальной собственности, то в качестве ее субъектов выступают городские и сельские поселения, а также другие муниципальные образования.

Обратим внимание на то, что перечень форм собственности, данный как в Конституции, так и в ГК, не является исчерпывающим, поскольку сопровождается оговоркой, в силу которой в Российской Федерации признаются и иные формы собственности. Эта оговорка открывает путь к тому, чтобы классификация форм собственности в зависимости от стоящих перед законодателем целей и задач проводилась и в несколько иной плоскости. Так, в Законе РФ об основах федеральной жилищной политики существующий в Российской Федерации жилищный фонд подразделяется на частный, государственный, муниципальный и общественный, т. е. фонд, состоящий в собственности общественных объединений (см. ст. 7 Закона «Об основах федеральной жилищной политики» в ред. Закона от 21 апреля 1997 г.). Выделение общественного жилищного фонда, который мог бы быть отнесен к фонду, состоящему в частной собственности юридических лиц, объясняется особенностями его правового режима. Он во многом сходен с правовым режимом государственного и муниципального фондов. С другой стороны, правовой режим общественного жилищного фонда существенно отличается от правового режима жилых домов, находящихся в собственности иных юридических лиц, не относящихся к общественным объединениям.

Трудно, однако, согласиться с В. А. Тарховым, который наряду с частной и государственной собственностью (муниципальную собственность он считает экономической частью государственной) выделяет такие виды собственности, как коллективная и личная. К коллективной он относит собственность всех товариществ (кроме простого) и обществ, а также общественных и религиозных организаций, к личной – собственность граждан, участвующих в общественном производстве. Конституция РФ и ГК РФ не выделяют ни коллективную, ни личную собственность. Коллективную собственность они относят к частной собственности юридических лиц, а личную собственность – к частной собственности граждан.

Выделяя общину как субъект права, она может стать еще одним субъектом права наряду с гражданами, государством, юридическими лицами и органами. Придавая общинам публично-правовую окраску, он признает общину субъектом коллективной собственности, которая не относится ни к собственности юридического лица, ни к общей собственности. В публично-правовой природе коллективной собственности общины важнейший аргумент в пользу признания общины новым субъектом права. Вопрос этот ввиду его новизны и сложности требует специального обсуждения. Здесь же ограничимся указанием на то, что попытка автора обнаружить в праве собственности не только

частно-, но и публично-правовые моменты, т. е. не замыкать это право целиком в границах частного права, заслуживает поддержки.

Характеризуя государственную собственность, следует отметить, что она согласно Конституции и ГК принадлежит не только государствам (Российской Федерации и входящим в ее состав республикам), но и иным субъектам федерации, которые не являются государствами (краям, областям, городам федерального значения, автономной области и автономным округам).

Итак, собственность в Российской Федерации подразделяется на частную, государственную и муниципальную. В свою очередь, в составе частной собственности различается собственность граждан и юридических лиц, государственной – федеральная собственность и собственность субъектов федерации, муниципальной – собственность городских и сельских поселений и собственность других муниципальных образований.

Имущество, относящееся к государственной или муниципальной собственности, если оно не закреплено за государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями, составляет имущество казны. В зависимости от того, кому принадлежит это имущество, оно составляет общегосударственную казну, казну субъекта федерации или муниципальную казну.

Виды и подвиды права собственности. Классификация форм права собственности не является единственно возможной. Эти формы, в свою очередь, могут подразделяться на виды. Так, собственность граждан и юридических лиц, федеральная собственность и собственность субъектов федерации могут рассматриваться в качестве видов соответствующих форм собственности. Классификация собственности на виды может производиться по самым различным основаниям. Она может не выходить за пределы одной формы собственности, как это имеет место в только что приведенных примерах, но может и не зависеть от форм собственности. Например, общая собственность, которая характеризуется тем, что принадлежит не одному лицу, а двум или более лицам, подразделяется на два вида: долевую и совместную. При этом общая долевая собственность может принадлежать нескольким лицам независимо от того, какую форму собственности каждый из них представляет.

Что же касается общей совместной собственности, то поскольку отношения между ее участниками носят куда более лично-доверительный характер, нежели в общей долевой собственности, она возможна только между гражданами. Трудно поэтому согласиться с формулировкой абз. 2 ст. 3 Закона РФ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации», из которой следует вывод о существовании совместной собственности физических и юридических лиц. По-видимому, о совместной собственности говорится здесь в смысле общности имущества. Правильнее было бы вести речь именно об общей долевой собственности, на худой конец – об общей собственности, но во всяком случае не о совместной собственности.

Деление собственности на виды может проводиться в зависимости от того, о каком имуществе идет речь. С этой точки зрения, можно различать, например, право собственности на недвижимое и движимое имущество.

Наконец, виды права собственности могут подлежать дальнейшей, более дробной классификации на подвиды. Так, в составе собственности юридических лиц как вида частной собственности, в свою очередь, можно различать собственность хозяйственных обществ и товариществ, производственных и потребительских кооперативов, общественных и религиозных организаций и т. д. Совместная собственность как вид общей собственности, в свою очередь, подразделяется на совместную собственность супругов и совместную собственность членов крестьянского (фермерского) хозяйства и т. д.

Словом, классификация форм, видов и подвидов права собственности может осуществляться по самым различным основаниям. Но к какой бы классификации мы ни прибегли, она не должна быть самоцелью и призвана обеспечить познание сущности подлежащих изучению явлений.

§ 3. Основания возникновения и прекращения права собственности

Возникновение права собственности. Право собственности принадлежит к числу таких субъективных прав, которые могут возникнуть лишь при наличии определенного юридического факта, а иногда и их совокупности. Эти юридические факты называются основаниями возникновения права собственности.

В цивилистической науке основания возникновения права собственности издавна принято подразделять на первоначальные и производные. Что же касается критерия разграничения первоначальных и производных способов возникновения права собственности, то в одних случаях предпочтение отдают критерию воли, в других-критерию правопреемства. Соответственно этому, сторонники критерия воли к первоначальным относят такие способы, при которых право собственности возникает независимо от воли, а к производным – такие, при которых оно возникает по воле предшествующего собственника. Те же кто в основу разграничения кладут критерий правопреемства, к первоначальным относят способы, в основе которых правопреемства нет, а к производным – способы, которые покоятся на правопреемстве. Это1 спор имеет не только теоретическое, но и практическое значение Например, сторонники критерия воли безоговорочно относят национализацию, т. е. обращение имущества, принадлежавшего ранее отдельным физическим и юридическим лицам, в собственность государства. к первоначальным способам возникновения права собственности, поскольку государство при национализации становится собственником вопреки воле предшествующего собственника. Напротив, те, кто предпочитают критерий правопреемства, рассматривают национализацию как производный способ возникновения права собственности, поскольку при национализации имеет место правопреемство (по крайней мере преемство в правах).

В основу разграничения способов приобретения права собственности должен быть положен критерий правопреемства что же касается критерия воли, то он не во всех случаях выдерживает практическую проверку. Так, наследник, имеющий право на обязательную долю (так называемый необходимый наследник), получает эту долю вопреки воле предшествующего собственника, т. е. наследодателя. Несомненно, однако, что и в указанном случае наследование относится к производных способам приобретения права собственности. Для сторонников же критерия правопреемства отнесение этого случая к производным способам приобретения права собственности затруднений не вызывает, поскольку наследование обязательной доли также покоится на правопреемстве. Деление способов приобретения права собственности на первоначальные и производные в действующем законодательстве прямо не закреплено. Однако оно может быть выведено путем его доктринального толкования, к чему цивилистическая наука как раз и призвана. Что же касается практического значения указанного деления, то оно неоспоримо, поскольку с наличием или отсутствием правопреемства закон связывает вполне определенные последствия.

Сказанное в отношении оснований возникновения права собственности и критериев их разграничения с известными оговорками приложимо и к другим вещным правам. Указанные права, будь то право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения и т. д., также возникают лишь при наличии тех или иных юридических фактов. Основания возникновения этих прав в зависимости от того, покоятся ли они на правопреемстве или нет, подразделяются на первоначальные и производные. При этом возможен переход вещных прав из одной классификационной рубрики в другую, а также обязательственных прав в разряд вещных и наоборот. Так, в случае преобразования государственного предприятия в акционерное общество прекращается право государственной собственности и право хозяйственного ведения указанного предприятия и возникает право собственности самого акционерного общества.

Член кооператива, полностью внесший паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное строение или помещение, предоставленное ему в пользование, приобретает на это имущество право собственности. Если же наниматель жилого помещения в доме государственного или муниципального жилищного фонда приватизирует квартиру, то взамен права пользования по договору жилищного найма у гражданина возникает право собственности на квартиру (до, которое он может осуществлять по своему усмотрению.

С особенностями возникновения и прекращения иных, помимо права собственности, вещных прав мы будем знакомиться по мере их изучения.

Нынешний переходный период характеризуется сложным переплетением самых различных способов приобретения и прекращения права собственности, зачастую противоположных по своей направленности и социальному назначению. С одной стороны, бурно протекает процесс приватизации, при которой государственные и муниципальные предприятия, жилье, объекты социально-культурного назначения из собственности государства, национально-государственных, административно-территориальных и муниципальных образований переходят в собственность юридических и физических лиц. С другой, наблюдается и обратное, когда в государственную или муниципальную собственность поступает имущество, ранее принадлежавшее гражданам, кооперативным, общественным и иным организациям. Это происходит, в частности, с собственностью ряда общественных организаций.

Прежде чем перейти к систематизации способов приобретения права собственности и их рассмотрению, остановимся на том, как они соотносятся со способами прекращения права собственности. К этому обязывает сама структура ГК, в котором способы приобретения и прекращения права собственности выделены в особые главы -14 и 15. В тех случаях, когда право собственности возникает впервые или прекращение права собственности у одного лица не влечет его приобретения другим лицом, этой проблемы не существует. Однако во многих случаях возникновение права собственности у одного лица сопровождается его прекращением у другого и наоборот. Указанное обстоятельство учитывает и законодатель (см., напр. п. 2 ст. 218 и п. 1 ст. 235 ГК). В связи с этим и возникает вопрос, как определить место того или иного способа возникновения и прекращения права собственности в ряду способов возникновения или прекращения этого права. Как, скажем, определить место конфискации, при которой имеет место, с одной стороны, лишение собственника принадлежащего ему имущества, а с другой, – обращение его в собственность государства. То же можно сказать и о многих других способах.

В целях удобства изложения способы приобретения права собственности систематизированы независимо от того, сопровождаются ли они прекращением права собственности у другого лица или нет, равно как и независимо от того, прекращается ли право собственности по воле собственника или в принудительном порядке.

Под этим углом зрения на первоначальные и производные разделены все способы приобретения права собственности. Исходя из ранее избранного критерия их разграничения, к первоначальным способам приобретения права собственности относятся: приобретение права собственности на вновь изготовленную вещь (п. 1 ст. 218 ГК); переработка (ст. 220 ГК); обращение в собственность общедоступных вещей (ст. 221 ГК); приобретение права собственности на бесхозяйное имущество (п. З ст. 218; ст. 225 и 226; п. 1 ст. 235, ст. 236 ГК), находку (ст. 227–229 ГК); безнадзорных животных (ст. 230–232 ГК); клад (ст. 233); приобретательная давность (ст. 234 ГК); приобретение права собственности на самовольную постройку (ст. 222 ГК); от неуправомоченного отчуждателя.

К производным способам приобретения права собственности относятся: национализация (ч. З п.2 ст.235, ст. ЗОб ГК); приватизация (ст. 217, ч. 2 п.2 ст. 235 ГК); приобретение права собственности на имущество юридического лица при его реорганизации и ликвидации (п. 7 ст. 63 и абз. 3 п.2 ст. 218 ГК); обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам (подпункт 1 п.2 ст. 235 и ст. 238 ГК); обращение имущества в собственность государства в интересах общества (реквизиция) или в виде санкции за правонарушение (конфискация) – ст. 242 и 243 ГК; выкуп недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится (ст. 239 ГК); выкуп бесхозяйственно содержимого имущества (ст. 240, 293 ГК); выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними (ст. 241 ГК); прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать (подпункт 2 п.2 ст. 235, ст. 238 ГК); приобретение права собственности по договору; приобретение права собственности в порядке наследования.

Есть и такие способы приобретения права собственности, которые в одних случаях выступают как первоначальные, а в других – как производные. Таково, в частности, приобретение права собственности на плоды, продукцию и доходы (ст. 136 и абз. 2 п. 1 ст. 218 ГК).

Приступим теперь к изучению отдельных способов приобретения прав собственности. Вне рассмотрения останутся такие способы, как приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя, а также в порядке наследования, которые подлежат изучению в других главах учебника. Что же касается вопросов, связанных с выкупом земельного участка, то они изучаются в курсе земельного права. Их мы будем касаться лишь в той мере, в какой это затрагивает интересы собственника недвижимого имущества, расположенного на подлежащем выкупу земельном участке. Начнем с первоначальных способов приобретения права собственности.

Приобретение права собственности на вновь изготовленную или созданную вещь относится к первоначальным способам, поскольку право собственности возникает на вещь, которой раньше не было, т. е. возникает на эту вещь впервые. Собственником вещи становится тот, кто изготовил или создал ее для себя с соблюдением закона и иных правовых актов (абз. 1 п. 1 ст. 218 ГК). Вновь изготовленная или созданная вещь может быть как движимой, так и недвижимой. При этом право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, в соответствии с общим правилом ст. 131 ГК возникает с момента такой регистрации (ст. 219 ГК).

Переработка или спецификация как способ приобретения права собственности на вновь изготовленную движимую вещь характеризуется тем, что вещь создается в результате приложения труда одного лица к материалу, принадлежащему другому лицу. Если иное не предусмотрено договором, право собственности на эту вещь приобретает собственник материала. Таким образом, в договоре может быть предусмотрено, что собственником станет спецификатор (см. абз. 1 п. 1 ст.220 ГК).

Правило абз. 2 п. 1 ст. 220 ГК рассчитано на те случаи, когда спецификатор использует чужой материал при отсутствии договора между ним и собственником материала. Спецификатор может стать собственником новой вещи лишь при одновременном наличии трех условий: стоимость труда существенно превышает стоимость материала; спецификатор добросовестен, т. е. до завершения переработки он не знал и не должен был знать о том, что использует чужой материал; спецификатор осуществил переработку для себя, а не в коммерческих целях. При отсутствии хотя бы одного из этих условий собственником изготовленной вещи становится собственник материала.

Если иное не предусмотрено договором, собственник материала, ставший собственником вещи, обязан возместить спецификатору стоимость переработки; если же собственником стал спецификатор, то он обязан возместить собственнику материалов их стоимость. Эти правила подлежат применению и тогда, когда договор между собственником материала и спецификатором вообще отсутствует.

Более жесткие правила применяются в тех случаях, когда собственник материалов утратил их в результате недобросовестности спецификатора: последний обязан не только передать новую вещь в собственность тому, кто утратил материал, но и возместить ему причиненные убытки.

К числу первоначальных способов приобретения права собственности относится также обращение в собственность общедоступных для сбора вещей (сбор ягод, лов рыбы, сбор или добыча других общедоступных вещей и животных). Такой сбор может иметь место, когда он допускается в соответствии с законом, общим разрешением, данным собственником, или местным обычаем. Право собственности на указанные вещи приобретает лицо, осуществившее их сбор или добычу. В то же время обращение в собственность общедоступных для сбора вещей не относится к оккупации в юридико-техническом смысле слова, поскольку лицо, осуществившее сбор или добычу, приобретает право собственности не на вещи, которые никому не принадлежат, а на вещи, которые к моменту сбора и добычи составляют чью-то собственность (например, государства или муниципального образования).

Обратимся теперь к такому первоначальному способу, как приобретение права собственности на бесхозяйное имущество, находку, безнадзорных животных и клад. Выступая в гражданском обороте как объект права, имущество вместе с тем имеет субъекта, которому оно принадлежит. Возможны, однако, случаи, когда имущество в силу тех или иных юридических фактов оказывается бесхозяйным (бессубъектным). Согласно ст. 225 ГК бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался. Отметим, что к бесхозяйным в числе других относятся вещи, от которых собственник отказался. В то же время такой отказ сам по себе не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до тех пор, пока право собственности на него не приобретено другим лицом (ст. 236 ГК). Собственник не может бросать свое имущество на произвол судьбы. И это понятно, поскольку имущество, которое находится на положении неприкаянного, может представлять опасность для окружающих, наносить ущерб природной среде и т. д.

В ГК определены основания и порядок приобретения права собственности на бесхозяйные недвижимые вещи (п. 2 ст. 225 ГК) и на движимые вещи, от которых собственник отказался (ст. 226 ГК).

Недвижимые вещи по заявлению органа местного самоуправления принимаются на учет органом, на который возложена государственная регистрация прав на недвижимость. Учет ведется по месту нахождения недвижимости. Через год после постановки на учет орган по управлению муниципальным имуществом может обратиться в суд с требованием о признании недвижимости муниципальной собственностью. Если суд не признает недвижимость муниципальной собственностью, она может быть вновь принята оставившим ее собственником либо приобретена в собственность по давности владения.

Что же касается движимых вещей, брошенных собственником, то они могут быть обращены другими лицами в собственность в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 226 ГК. В их числе лицо, в собственности, владении или пользовании которого земельный участок, водоем или иной объект, где находится брошенная вещь. Если стоимость вещи явно ниже установленного законом минимума (ниже пяти минимальных зарплат), то указанное лицо, приступив к использованию вещи либо совершив иные действия по обращению ее в собственность, может стать собственником вещи. То же относится к таким вещам, как брошенный лом металлов, бракованная продукция, топляк от сплава, отвалы и сливы, образуемые при добыче полезных ископаемых, отходы производства и другие отходы. При отсутствии на указанные вещи других претендентов обращаться в суд для приобретения на эти вещи права собственности не требуется. Другие брошенные вещи (например вещи, которые хотя и находятся на соответствующем земельном участке, но стоимость которых явно превышает установленный законом минимум) поступают в собственность завладевшего ими лица, если по его заявлению они признаны судом бесхозяйными.

Вновь выявляемые объекты, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, которые не имеют собственника или собственник которых неизвестен, поступают в собственность государства, если законодательством не предусмотрено иное (ст. 4 Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры»).

Правовой режим находки, безнадзорных животных и клада определяется ст. 227–233 ГК. Находкой признается вещь, выбывшая из владения собственника или иного управомоченного на владение лица помимо его воли вследствие потери и кем-либо обнаруженная. При находке случайность имеет место на стороне как потерявшего вещь, так и нашедшего ее.

Статья 227 ГК очерчивает круг обязанностей лица, нашедшего потерянную вещь. В их числе обязанность немедленно уведомить о находке потерявшего вещь или другое лицо, имеющее право получить ее. Если указанное лицо или место его пребывания неизвестны, нашедший обязан заявить о находке в милицию или в орган местного самоуправления. Нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу. За утрату или повреждение вещи нашедший отвечает лишь в случае умысла или грубой неосторожности и в пределах стоимости вещи. Если в течение шести месяцев с момента уведомления милиции (органа местного самоуправления) о находке лицо, управомоченное получить найденную вещь, не будет установлено или не заявит о своем праве получить вещь, нашедший приобретает на эту вещь право собственности. В случае отказа нашедшего от приобретения вещи в собственность, она поступает в муниципальную собственность. Помимо возмещения расходов, связанных с находкой, нашедший имеет право на вознаграждение за находку в размерах до двадцати процентов стоимости вещи. Возмещение расходов и вознаграждение за находку можно требовать, в зависимости от того, к кому вещь поступит, либо от лица, которому вещь будет возвращена, либо от органа местного самоуправления.

Нашедший не имеет права на вознаграждение, если не заявил о находке или пытался ее утаить.

К правилам о находке примыкают положения, определяющие правовой режим безнадзорных животных (ст. 230–232 ГК). Они распространяются как на безнадзорный или пригульный скот, так и на других безнадзорных домашних животных. На безнадзорных диких животных (например, на рысь, вырвавшуюся на волю из зоосада) эти положения не распространяются. Безнадзорным считается животное, которое к моменту задержания не находилось в хозяйстве какого-либо другого лица, пригульным – животное, которое к моменту задержания оказывается в чьем-либо хозяйстве (например, пропавшая корова пристала к фермерскому стаду).

Круг обязанностей лица, задержавшего безнадзорное (пригульное) животное, во многом совпадает с теми, которые возлагаются на лицо, нашедшее утерянную вещь (ср. ст. 227 и 230 ГК).

Предусмотрено, что если в течение шести месяцев собственник безнадзорных животных не будет обнаружен или сам о себе не заявит, лицо, у которого животные находились на содержании и в пользовании, приобретает право собственности на них. При отказе этого лица от приобретения животных в собственность они поступают в муниципальную собственность. В то же время, с учетом особенностей животных как объекта прав и необходимости обеспечить гуманное к ним отношение (ст. 137 и 241 ГК), предусмотрено, что в случае явки прежнего собственника животных после их перехода к новому прежний собственник вправе требовать возврата животных, если животные сохранили к нему привязанность или новый собственник обращается с ними ненадлежащим образом (например, жестоко или не кормит). Животных можно требовать по договоренности с новым собственником, а если она не достигнута – через суд на условиях, определяемых судом.

В случае возврата животных лицо, задержавшее животных, а также лицо, у которого они находились на содержании и в пользовании, имеет право требовать от их собственника возмещения необходимых расходов на содержание животных, но с зачетом выгод, извлеченных от пользования ими (например, можно требовать расходов на прокорм коровы, но с зачетом стоимости полученного от коровы молока). Если выгоды равны расходам или превышают их, то возмещения расходов требовать нельзя; возмещать, собственно говоря, нечего. Лицо, задержавшее безнадзорных животных, имеет право на вознаграждение по тем же правилам, которые применяются при выплате вознаграждения нашедшему утерянную вещь (ч. 2 ст. 232, п. 2 ст. 229 ГК).

Клад – это намеренно скрытые ценности, собственник которых не может быть установлен или в силу закона утратил на них право. В отличие от находки, при которой вещь из владения собственника или иного управомоченного лица всегда выбывает помимо его воли, кладом можно считать лишь намеренно скрытые ценности. Способы сокрытия ценностей различны. Клад может быть зарыт в земле, замурован в стене, спрятан в дупле дерева и т. д. Кладом можно считать не всякое намеренно скрытое имущество, а лишь деньги (золотые и серебряные монеты, отечественная и иностранная валюта) или иные ценные предметы (драгоценные камни, жемчуг, драгоценные металлы в слитках, изделиях и ломе, антиквариат и т. д.). Наконец, клад – это не всякое намеренно скрытое имущество, а лишь такое, собственник которого не может быть установлен или утратил на него право. При отсутствии хотя бы одного из указанных признаков имущество нельзя считать кладом. Клад поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т. п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных далях, если соглашением между ними не установлено иное. При этом раскопки и поиск клада, с одной стороны, не должны входить в круг трудовых или служебных обязанностей обнаружившего клад лица, но, с другой, обнаружившее клад лицо должно быть допущено собственником соответствующего имущества к совершению таких действий, при которых клад и был обнаружен. В первом случае на лицо, обнаружившее клад, не распространяются правила ст. 233 ГК (см.п. 3 той же статьи), во втором судьба клада определяется в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 233 ГК.

Так, участнику археологической экспедиции, обнаружившему ценности при раскопках древнего кургана, вознаграждение по правилам ст. 233 ГК не выплачивается. Но если клад был обнаружен при бурении на земельном участке скважины для сооружения колодца или при сломе дома для возведения на его месте нового строения, вознаграждение должно быть выплачено на общих основаниях.

Не исключено также заключение между собственником имущества и кладоискателем гражданско-правового договора, в котором на одну из сторон возложен поиск клада, а на другую выплата обусловленного вознаграждения, если клад будет обнаружен. Размер вознаграждения может быть определен по правилам абз. 1 п. 1 ст. 232 ГК.

Особые правила установлены на случай обнаружения клада, относящегося к памятникам истории или культуры. Такой клад поступает в государственную собственность (Российской Федерации или субъекта федерации в зависимости от того, относится ли он к памятникам федерального значения или нет). При этом собственник имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на вознаграждение в размере пятидесяти процентов стоимости клада, которое распределяется в равных долях, т. е. по двадцать пять процентов каждому, если соглашением между ними не установлено иное. Но если раскопки и поиск ценностей производились без согласия собственника, то вознаграждение в размере пятидесяти процентов стоимости клада, относящегося к памятникам истории или культуры, поступает только ему.

Все споры, связанные с оценкой клада, отнесением его к памятникам истории или культуры, распределением стоимости клада и т. д., как споры о праве гражданском, могут рассматриваться на общих основаниях судом.

Первоначальным способом приобретения права собственности является и приобретательная давность, т. е. приобретение права собственности по давности владения (ст. 234 ГК). Но прежде чем приступить к ее изучению, отметим, что нормы ГК о приобретении права собственности на бесхозяйное имущество, находку, безнадзорных животных и клад подлежат приоритетному применению по сравнению с нормами о приобрстательной давности. Это значит, что если, например, имущество может быть приобретено в собственность как бесхозяйное, и в то же время открывается возможность стать его собственником по давности владения, то предпочтение следует отдавать нормам, определяющим основания и порядок перехода имущества в собственность того или иного лица как бесхозяйного. Указанное обстоятельство прямо отражено в ст. 225 ГК.

Приобретательная давность относится к первоначальным способам приобретения права собственности, какой бы критерий ни был положен в основу разграничения первоначальных и производных способов: воли или правопреемства. Право собственности на стороне давностного владельца возникает помимо воли и независимо от прав предшествующего собственника.

По давности владения может быть приобретено в собственность имущество, относящееся к любой форме собственности, кроме того, которое вообще изъято из гражданского оборота либо не может находиться в собственности владеющего им лица.

Приобрести право собственности по давности владения может как физическое, так и юридическое лицо, а также Российская Федерация, субъект федерации или муниципальное образование, иными словами, любое лицо, которое признается субъектом гражданского права, если приобретение данного имущества в собственность не выходит за пределы его правоспособности. Для приобретения права собственности по давности владения необходимы следующие предусмотренные в законе обязательные условия (реквизиты).

Во-первых, должен истечь установленный в законе срок давности владения, который различается в зависимости от того, идет ли речь о приобретении права собственности на недвижимость (например, жилой дом) или на движимость (например, автомобиль). Срок этот для недвижимости составляет пятнадцать лет, а для движимости – пять лет. При этом давностный владелец может присоединить ко времени своего владения время, в течение которого имуществом владел его предшественник, если его владение также удовлетворяло всем указанным в законе реквизитам и если к нынешнему владельцу имущество перешло в порадке общего или специального правопреемства (напр., по наследству или по договору). В то же время течение срока приобретательной давности не может начаться до тех пор, пока не истек срок исковой давности по иску об истребовании имущества из незаконного владения лица, у которого оно находится (п. 4 ст. 234 ГК).

В силу прямого указания закона право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает улица, которое приобрело имущество по давности владения, с момента такой регистрации (абз. 2 п. 1 ст. 234 ГК). В развитие этого правила Закон РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» допускает государственную регистрацию права собственности на недвижимое имущество, приобретаемое в силу приобретательной давности, после установления факта приобретательной давности в предусмотренном законом порядке (см. п. 3 ст. 6 Закона).

Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. № 13 арбитражному суду в числе других дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, подведомственны дела об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение 5 лет. При этом от указанной категории дел отличаются дела об установлении факта принадлежности строения или земельного участка на праве собственности, которые также подведомственны суду (см. п. 2 указанного постановления).

Во-вторых, давностный владелец должен владеть имуществом как своим собственным или, что то же самое, в виде собственности, без оглядки на то, что у него есть собственник. В противном случае отсутствует не только указанный реквизит приобретательной давности, но и ставятся под сомнение два других – добросовестность и открытость владения.

В-третьих, он должен владеть имуществом добросовестно. Это значит, что, владея имуществом, владелец не знает и не должен знать об отсутствии у него права собственности. Однако отсутствие правоустанавливающего документа (например, на жилой дом) само по себе еще не означает недобросовестности владельца.

В-четвертых, владелец должен владеть имуществом открыто, т. е. без утайки. В противном случае возникают сомнения как в добросовестности владельца, так и в наличии других требуемых законом реквизитов.

В-пятых, давностное владение, отвечающее всем перечисленным выше условиям, должно быть непрерывным. Течение срока, необходимого для приобретения права собственности по давности владения, прерывается совершением со стороны владельца действий, свидетельствующих о признании им обязанности вернуть вещь собственнику, а также предъявлением к нему управомоченным лицом иска о возврате имущества. После перерыва давность владения, если реквизиты, необходимые для приобретения права собственности, налицо, начинает течь заново, причем время, истекшее до перерыва, в давностный срок не засчитывается.

Закон предусматривает защиту давностного владельца до того, как он стал собственником (п. 2 ст. 234 ГК). Разумеется, он не может получить эту защиту против собственника, а также против других лиц, имеющих право на владение имуществом в силу предусмотренного законом или договором основания, поскольку до истечения давностного срока (соответственно пятнадцати или пяти лет) сам он является беститульным владельцем. Однако он может получить защиту против тех лиц, которые, как и он, права на владение имуществом не имеют. По сравнению с ними он обладает тем преимуществом, что является давностным владельцем и владение его при наличии всех требуемых законом реквизитов с истечением установленного срока может перерасти в право собственности. Поэтому, если третье лицо (гражданин или организация) неправомерно лишает давностного владельца владения имуществом или чинит ему препятствия во владении имуществом как своим собственным, он вправе требовать восстановления нарушенного владения и устранения чинимых помех, т. е. воспользоваться теми же средствами защиты, какими согласно ст. 301 и 305 ГК располагает собственник и иной титульный владелец.

Если давностный владелец в установленном законом порядке восстановит нарушенное владение, течение срока, необходимого для приобретения права собственности по давности, продолжается так, как если бы нарушения владения вообще не было, т. е. непрерывно.

Наконец, следует обратить внимание на то, что, согласно закону о введении первой части ГК в действие, правилам закона о приобретательной давности придана обратная сила. Напомним, что приобретательная давность впервые была признана на территории РФ Законом РФ о собственности, введенным в действие с 1 января 1991 г., причем нормам о приобретательной давности обратная сила по этому закону придана не была. В связи с этим возникает вопрос, следует ли включать в срок давностного владения лишь то время, течение которого началось с 1 января 1991 г., или также и тот срок, течение которого началось ранее. В срок давностного владения следует включать и тот срок, течение которого началось до 1 января 1991 г. При ином ходе рассуждений нормам ГК о приобретательной давности незачем было бы придавать обратную силу, поскольку с 1 января 1991 г. в соответствии с Законом о собственности и без того началось течение сроков приобретательной давности, которое продолжалось (и продолжается) и после введения ГК в действие, если к этому моменту они не истекли.

Может показаться странным, почему вопросы, связанные с сооружением самовольных, построек, рассматриваются там, где речь идет о способах приобретения права собственности. Действительно, в ряде случаев они не укладываются в рамки соответствующей проблематики. Более того, может случиться так, что в результате самовольного строительства право собственности вообще ни на чьей стороне не возникнет. Поскольку, однако, самовольное строительство при наличии предусмотренных в законе условий может повлечь возникновение права собственности либо у застройщика, либо у другого лица, открывается путь к освещению указанных вопросов в том месте, которое для них избрано. По тому же пути идет и Гражданский кодекс, в котором статья 222 «Самовольная постройка» помещена в гл. 14 «Приобретение права собственности».

Согласно п. 1 ст. 222 ГК самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в установленном порядке, либо созданное без получения необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Соответственно этому оно не вправе распоряжаться такой постройкой – продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать с нею другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных п. 3 ст. 222 ГК.

Самовольному застройщику вручается предписание о сносе постройки и приведении в порядок земельного участка, на котором она возведена. В предписании указывается срок, в течение которого застройщик обязан совершить указанные действия. В то же время предписание о сносе не лишает самовольного застройщика, осуществившего постройку на не принадлежащем ему земельном участке, права требовать признания за ним права собственности на эту постройку в судебном порядке. Однако это требование суд может удовлетворить лишь при условии, что данный участок будет предоставлен указанному лицу в установленном порядке под возведенную постройку (см. п. 34 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ»). Но суд может признать право собственности и за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении или постоянном пользовании которого находится земельный участок, на котором осуществлена постройка. В этом случае указанное лицо возмещает самовольному застройщику расходы на постройку.

Приобретение права собственности на самовольную постройку относится к первоначальным способам независимо от того, за кем признано это право – за самовольным застройщиком или лицом которому принадлежит земельный участок. В то же время право собственности на самовольную постройку не может быть признано ни за одним из указанных лиц, если сохранение постройки нарушает права и законные интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Перейдем теперь к рассмотрению производных способов приобретения права собственности. Как уже отмечалось, все они характеризуются тем, что приобретение права собственности, происходит ли оно по воле или независимо от воли предшествующего собственника, покоится на правопреемстве, т. е. на юридической зависимости прав приобретателя от прав его предшественника.

Исторически основным способом установления господствующего типа собственности, который в свое время утвердился в нашей стране в результате Октябрьской революции, принято считать национализацию, т. е. обращение в собственность Советского государства имущества, принадлежавшего юридическим и физическим лицам. В собственность государства в первую очередь были обращены средства производства или, как принято было говорить, основные командные высоты в экономике. Сама национализация проводилась под различными наименованиями (национализация, конфискация, объявление собственностью республики, секвестр или реквизиция) и по самым различным поводам, но сущность ее оставалась при этом неизменной. За редчайшими исключениями национализация носила безвозмездный характер, т. е. прежним собственникам не выплачивалось никакой компенсации за изымаемое у них имущество. В то же время новый собственник – государство не без успеха доказывало, что национализированное имущество перешло к нему, государству, со всеми активами. Указанное обстоятельство как раз и позволяет относить национализацию к производным способам приобретения права собственности. Уже в разгар проведения национализации самые ревностные ее сторонники вынуждены были признавать: «Сегодня только слепые не видят, что мы больше нанационализировали, наконфисковали, набили и наломали, чем успели подсчитать. А обобществление тем как раз и отличается от простой конфискации, что конфисковать можно с одной «решительностью», без умения правильно учесть и правильно распределить, обобществить же без такого умения нельзя». Истекшие десятилетия воочию показали, что государство, обратив в свою собственность львиную долю производственного потенциала страны, взвалило на себя такое экономическое бремя, с которым само не в состоянии справиться. На деле обобществить производство так и не удалось, как и не удалось создать такой организации труда, которая строилась бы на сознательной дисциплине всех трудящихся.

В настоящее время подход к возможным случаям принудительного изъятия имущества физических и юридических лиц в собственность государства претерпел в нашей стране коренные изменения. Опираясь на ст. 35 Конституции РФ, гражданское законодательство устанавливает, что обращение в государственную собственность имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением государством собственнику стоимости этого имущества и других убытков. Споры о возмещении убытков разрешаются судом (см. ч. 3 п. 2 ст. 235 и ст. 306 ГК). Таким образом, закон о национализации оспариванию в суде в порядке гражданского судопроизводства не подлежит, но суд может разрешать споры о возмещении причиненных собственнику убытков, в том числе о размере убытков, которые должны быть ему возмещены.

Ныне полным ходом идет процесс приватизации, в результате которого имущество, входившее в состав государственной и муниципальной собственности, переходит в собственность хозяйственных обществ и товариществ, отдельных граждан, других физических и юридических лиц. Из государственной (муниципальной) собственности выбывают предприятия, жилищный фонд, земельные участки, предметы религиозного культа и многое другое В указанных случаях прекращение права государственной (муниципальной) собственности и приобретение права собственности другим лицом – физическим иди юридическим – происходят в порядке правопреемства. Так, при преобразовании государственного предприятия в предприятие, основанное на других формах собственности, оно становится его правопреемником (см. п. 5 ст. 58 ГК). Приватизация имеет место и тогда, когда государство в лице соответствующих органов возвращает храмы, монастыри, другое имущество, принадлежавшее до революции религиозным организациям, их прежним владельцам – православной церкви и другим конфессиям.

Под приватизацией в широком смысле слова следует понимать как возмездное, так и безвозмездное отчуждение государственного и муниципального имущества в собственность физических и юридических лиц. Так, действие Закона РФ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» распространяется лишь на случаи возмездного отчуждения соответствующего имущества в собственность физических и юридических лиц. При этом в самом Законе предусмотрен широкий круг случаев, на которые его действие не распространяется, хотя бы отчуждение имущества и было возмездным (см. ст. 3 Закона). Закон РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», который вначале допускал при определенных условиях сочетание как бесплатной, так и платной передачи государственного и муниципального жилищного фонда гражданам, ныне предусматривает лишь бесплатную передачу жилья в собственность граждан. Существенно различается не только круг подлежащих приватизации объектов, но и круг ее участников. Так, если по Закону о приватизации государственного и муниципального имущества оно может быть приобретено в собственность как физическими, так и юридическими лицами, то по Закону о приватизации жилищного фонда жилье передается, и притом бесплатно, только в собственность граждан.

Дадим теперь краткую характеристику ряда положений Закона о приватизации государственного и муниципального имущества. Законом допускаются следующие способы приватизации указанного имущества:

– продажа имущества, в том числе акций созданных в процессе приватизации открытых акционерных обществ на аукционе;

– продажа имущества на коммерческом конкурсе с инвестиционными и (или) социальными условиями;

– продажа акций созданных в процессе приватизации открытых акционерных обществ их работникам; – выкуп арендованного имущества;

– преобразование унитарных предприятий в открытые акционерные общества, в которых 100 % акций находится в государственной или муниципальной собственности;

– внесение имущества в качестве вклада в уставные капиталы хозяйственных обществ;

– отчуждение находящихся в государственной или муниципальной собственности акций открытых акционерных обществ владельцам государственных или муниципальных ценных бумаг, удостоверяющих право приобретения таких акций.

Осуществление приватизации способами, отличными от установленных настоящим Законом, не допускается, а соответствующие сделки приватизации считаются ничтожными и не влекут за собой правовых последствий. Это, однако, не распространяется на сделки приватизации, совершенные до вступления настоящего Закона в силу, если, разумеется, нет иных оснований для признания их недействительными (см., напр., п. 2 ст. 31 Закона.

Имущество продается на аукционе, если его покупатели не должны выполнять в отношении объектов приватизации какие-либо условия. Право собственности на объект приватизации переходит к покупателю, предложившему в ходе торгов наивысшую цену.

Если же имущество продается на коммерческом конкурсе, то право собственности переходит к победителю конкурса только после выполнения им всех условий конкурса, как инвестиционных, так и социальных. Победитель конкурса не вправе до перехода к нему права собственности на объект приватизации отчуждать его или распоряжаться им иным образом (например, закладывать). Если, однако, объектом приватизации является предприятие как имущественный комплекс, то победитель конкурса несет риск его случайной гибели или случайного повреждения уже со дня подписания устроителем и победителем конкурса передаточного акта о передаче предприятия победителю конкурса (п. 2 ст. 563 ГК). Таким образом, риск случайной гибели предприятия победитель конкурса несет еще до того, как он стал собственником предприятия.

Дабы приватизация государственного и муниципального имущества не носила мнимый характер, предусмотрено, что одновременное закрепление в государственной или муниципальной собственности акций открытого акционерного общества и использование в отношении его специального права на участие в управлении указанным обществом (так называемой «золотой акции») не допускаются.

Преобразование отношений государственной собственности происходит и в тех случаях, когда имущество, принадлежавшее одному государству, переходит в собственность другого. Например, имущество Российской Федерации переходит в собственность входящей в ее состав республики. Ни разгосударствления, ни приватизации в строгом юридическом смысле слова здесь нет, имущество как было, так и осталось государственной собственностью. Поскольку, однако, сама эта собственность носит многоуровневый характер, субъект права собственности все же меняется. Этот способ приобретения права собственности также надлежит отнести к производному, поскольку новый собственник при отсутствии иного указания в законе или межгосударственном договоре не освобождается от обязательств прежнего.

Следующий способ приобретения права собственности – это приобретение права собственности на имущество юридического лица при его реорганизации и ликвидации. В случае реорганизации юридического лица право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит к юридическим лицам-правопреемникам реорганизованного юридического лица согласно передаточному акту или разделительному балансу (см. абз. 3 п. 2 ст. 218, ст. 58 и 59 ГК). Сложнее обстоит дело при ликвидации юридического лица, т. е. его прекращении без перехода прав и обязанностей к правопреемникам. Судьба имущества зависит от того, как она определена в законодательстве и учредительных документах данного юридического лица, а также от оснований его ликвидации. Имеет также значение, сохраняют ли учредители (участники) юридического лица какие-либо права на его имущество или не сохраняют и если сохраняют, то какие. Согласно п. 7 ст. 63 ГК имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов юридического лица, передается его учредителям (участникам), имеющим на это имущество вещные или обязательственные права, если иное не предусмотрено в законодательстве или учредительных документах данного юридического лица. Если учредители имеют на имущество ликвидированного юридического лица вещные права, то нет оснований говорить о том, что они приобретают на это имущество право собственности, оно и без того им принадлежит. Например, при ликвидации государственного или муниципального предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления, имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, продолжает быть государственной или муниципальной собственностью, а не становится таковой в результате ликвидации. О приобретении учредителями права собственности может идти речь, когда они имели в отношении ликвидированного юридического лица как ее учредители обязательственные права. В указанных случаях трансформация принадлежавших учредителям обязательственных прав в вещные, в том числе и в право собственности, действительно возможна. Если же ликвидировано юридическое лицо, участники которого никаких прав на его имущество не сохраняют (например, общественная организация), то судьба имущества зависит от того, как она определена в законодательстве и учредительных документах (см. п. 4 ст. 213 ГК), а также от оснований ликвидации юридического лица. Так, согласно Закону РФ «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г., имущество, оставшееся в результате ликвидиции общественного объединения, после удовлетворения требований кредиторов направляется на цели, предусмотренные уставом объединения. При отсутствии указания на эти цели в уставе они определяются органом общественного объединения, принявшим решение о его ликвидации, а в спорных случаях – судом (см. ст. 26 и 44 Закона).

К числу производных способов приобретения права собственности относится и такой, который связан с принудительным обращением взыскания на имущество собственника по его обязательствам. На первый взгляд, прекращение права собственности у одного лица напрямую не связано здесь с возникновением его у другого. Однако в п. 2 ст. 237 ГК предусмотрено, что право собственности на имущество, на которое обращается взыскание, прекращается у собственника лишь с момента возникновения права на это имущество у другого лица. Важной гарантией для собственника является то, что принудительное взыскание на его имущество обращается по решению суда, если иной порядок не предусмотрен законом или договором. При обращении взыскания следует учитывать перечень имущества граждан и юридических лиц, на которое взыскание обратить нельзя (см., напр., ч. 2 ст. 24, п. 2 ст. 56; п. 2 ст. 120 ГК), очередность удовлетворения претензий и другие правила, установленные как в гражданском, так и в гражданском процессуальном законодательстве.

К числу производных способов приобретения права государственной собственности относятся реквизиция и конфискация (ст. 242 и 243 ГК).

В случае стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий, массовых беспорядков, межнациональных конфликтов и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества. А это и есть реквизиция. Оценка, по которой собственнику возмещается стоимость реквизированного имущества, может быть оспорена им в суде. Лицо, имущество которого реквизировано, вправе при прекращении обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция, требовать по суду возврата сохранившегося имущества.

К реквизиции примыкает возмездное изъятие предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения. Так, ст. 173 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях предусматривает возмездное изъятие огнестрельного гладкоствольного охотничьего и нарезного оружия и боевых припасов при нарушении гражданами правил их хранения и перевозки. В случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения. Это и есть конфискация. Таким образом, в отличие от реквизиции, конфискация во всех случаях носит безвозмездный характер и применяется в виде санкции за совершенное правонарушение. Государство не отвечает по обязательствам бывших собственников конфискованного имущества, если эти обязательства возникли после принятия государственными органами мер по охране имущества и без согласия указанных органов. По обязательствам, подлежащим удовлетворению, государство отвечает лишь в пределах перешедшего к нему актива имущества. УК РФ 1996 г. предусматривает конфискацию в виде дополнительной меры уголовного наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений. Она может быть назначена только судом и лишь в случаях, предусмотренных Уголовным кодексом. Имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении, не подлежит конфискации. Перечень такого имущества устанавливается уголовно-исполнительным законодательством. УК предусматривает применение конфискации за совершение целого ряда преступлений в сфере экономики, преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, преступлений против государственной власти, а также преступлений против мира и безопасности человечества (см. разделы VIII–X, XII УК). При этом в одних случаях конфискация предусмотрена в виде обязательной дополнительной меры уголовного наказания, в других вопрос решается альтернативно – конфискация может быть, а может и не быть назначена (ср., например, п. 2 и 3 ст. 163 УК).

В случаях, предусмотренных законом, конфискация может быть применена в административном порядке. Решение о конфискации, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Конфискация может применяться в качестве как основного, так и дополнительного административного взыскания.

Возникает вопрос, насколько правило п. 2 ст. 243 ГК, допускающее в принципе конфискацию имущества в административном порядке, соответствует тому, что в силу ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда. Этот вопрос относится не только к п. 2 ст. 243 ГК, но и к целому ряду других норм, допускающих конфискацию имущества в административном порядке, в том числе норм Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и Таможенного кодекса РФ. С ним столкнулся Конституционный Суд РФ при проверке конституционности пп. 4 и 6 ст. 242 и ст. 280 Таможенного кодекса РФ. Конституционный Суд признал указанные нормы в части, касающейся права таможенных органов выносить постановление о конфискации имущества как санкции за совершенное правонарушение, при наличии гарантии последующего судебного контроля за законностью и обоснованностью такого решения, соответствующими Конституции РФ\ В обоснование этого вывода Конституционный Суд сослался на то, что поскольку решение о конфискации имущества, вынесенное в административном порядке, может быть обжаловано в суд, лишение лица принадлежащего ему имущества происходит в тот момент, когда свое решение по данному вопросу выносит суд. Аргумент более чем шаткий, поскольку решение административных органов о конфискации имущества, хотя бы это решение и было незаконным, заинтересованным лицом может и не быть обжаловано в суд (например, вследствие юридической неграмотности, неуверенности в исходе дела, нежелания терять время). Особое мнение судьи А. Л. Кононова, который не согласился с постановлением Конституционного Суда по данному делу, куда более обоснованно. Этих злоключений можно было бы избежать, если бы на ч. Зет. 35 Конституции РФ не лежал изрядный налет популизма и она была бы сформулирована следующим образом: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Решение о конфискации имущества, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения». Тогда все встало бы на свое место, а Конституционный Суд не оказался бы между Сциплой и Харибдой и не должен был бы становиться на путь создания весьма искусственных юридических конструкций.

Конфискацией в соответствии со ст. 29 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях признается принудительное безвозмездное обращение в собственность государства предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения. Как правило, конфискован может быть лишь предмет, находящийся в собственности граждан. Однако законодательством предусмотрены и случаи конфискации предметов, являющихся собственностью организаций. Так, в соответствии с п. 28 Положения об охране континентального шельфа СССР должностные лица органов рыбоохраны конфискуют запрещенные орудия лова, принадлежащие рыбопромысловым организациям.

Имущество создаваемых на территории Российской Федерации коммерческих организаций с иностранным участием не подлежит реквизиции или конфискации в административном порядке. Аналогичное правило установлено в отношении находящегося на территории Российской Федерации имущества и активов Международного фонда «За выживание и развитие человечества», его отделений и представительств, а также ряда других фондов с иностранным участием.

Гражданско-правовая конфискация может применяться в виде санкции за совершение недействительной сделки (см. ст. 169 и 179 ГК).

Лицо, потерпевшее от незаконной реквизиции или конфискации, имеет право в судебном порядке требовать возмещения имущественного ущерба за счет соответственно казны Российской Федерации, субъекта федерации или муниципального образования. Иск предъявляется к финансовым органам, если обязанность выступать от имени казны не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина (ст. 16; гл. 5 ГК; ст. 1060–1071 ГК). Порядок возврата конфискованного имущества определяется Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, Положением о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации. Положением о порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов, инструкцией Министерства финансов СССР от 19 декабря 1984 г. № 185 о порядке применения этого Положения, постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 29 сентября 1953 г. № 7 «О судебной практике по применению конфискации имущества» и другими нормативными актами. Указанные акты подлежат применению в части, не противоречащей приведенным выше нормам ГК, а также иным правовым актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 г. Рассмотрим теперь такой способ приобретения права собственно ста, как выкуп (продажа с публичных торгов) недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится (ст. 239 ГК).

Название данного способа приобретения права собственности избрано не случайно. Оно отличается как от того, которым снабжена ст. 239, так и от названий тех статей, к которым в ст. 239 содержится отсылка. Объясняется это тем, чтобы сосредоточиться на последствиях прекращения права собственности на недвижимое имущество, которое сопровождается возникновением права на это имущество у другого лица. Последствия же изъятия земельного участка, на котором расположено недвижимое имущество, в соответствии со структурой настоящего учебника рассматриваются лишь в той части, в какой они связаны с последствиями изъятия самого имущества.

В тех случаях, когда изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли невозможно без прекращения права собственности на недвижимое имущество, которое находится на участке, оно может быть изъято у собственника путем выкупа государством либо продажи с публичных торгов.

Решение о выкупе может быть принято органом исполнительной власти Российской Федерации либо субъекта федерации. Решение об изъятии земельного участка (соответственно о выкупе участка и находящегося на нем недвижимого имущества) подлежит государственной регистрации. Собственник должен быть извещен о регистрации с указанием ее даты. О предстоящем выкупе собственник должен быть уведомлен не позднее чем за год. Выкуп возможен по соглашению сторон либо по решению суда. До истечения года выкуп допускается только с согласия собственника. Если собственник не согласен с решением о выкупе либо с ним не достигнуто соглашение об условиях выкупа, государственный орган, принявший такое решение, может предъявить иск о выкупе в суд. Иск может быть предъявлен в течение двух лет с момента направления собственнику уведомления о выкупе. Иск об изъятии недвижимого имущества на началах выкупа не подлежит удовлетворению, если истец не докажет, что использование земельного участка в целях, для которых он изымается, невозможно без прекращения права собственности на указанное имущество.

При определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все причиняемые собственнику убытки, включая упущенную выгоду.

До достижения соглашения о выкупе либо до вынесения решения судом собственник может владеть, пользоваться и распоряжаться участком и находящимся на нем имуществом по своему усмотрению и производить необходимые затраты, обеспечивающие использование участка и имущества по назначению. Однако при определении выкупной цены он несет риск отнесения на него затрат и убытков, связанных со строительством, расширением и реконструкцией зданий и сооружений на земельном участке с момента государственной регистрации решения об изъятии участка до достижения соглашения о выкупе либо до вынесения решения судом.

Основания и порядок изъятия земельного участка ввиду его ненадлежащего использования, а также прекращения права собственности на недвижимое имущество, находящееся на этом участке, определены в ст. 284–286 ГК.

Выкуп (продажа с публичных торгов) бесхозяйственно содержимого имущества предусмотрен ст. 240 и 293 ГК. Указанное имущество в отличие от бесхозяйного имеет собственника, который известен, но относится к нему нерадиво, допуская его порчу и разрушение. Если имущество не представляет значительной ценности и бесхозяйственное обращение с ним не нарушает ничьих интересов, право вовсе не реагирует на поведение нерадивого собственника. Иначе обстоит дело, если речь идет об имуществе, представляющем значительную экономическую, историческую (например, памятнике истории и культуры), научную, художественную или иную ценность для общества, или об имуществе, бесхозяйственное содержание которого угрожает общественным или государственным интересам. Общество не может безучастно относиться к порче и разрушению антикварных ценностей, картины выдающегося художника, рукописного наследия известного писателя, композитора, ученого, уникальной библиотеки и т. д.

Последствия бесхозяйственного содержания культурных ценностей определены в ст. 240 ГК. Если собственник культурных ценностей, отнесенных в соответствии с законом к особо ценным и охраняемым государством, бесхозяйственно их содержит, что грозит утратой ими своего значения, такие ценности по решению суда могут быть изъяты у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов. Иск об изъятии ценностей предъявляет государственный орган, к ведению которого относится обеспечение сохранности соответствующего имущества. Иск об изъятии ценностей может предъявить прокурор, а также общественная организация, заинтересованная в их сохранности и располагающая для этого необходимыми возможностями (например, фонд культуры или союз писателей). При продаже ценностей крайне важно, чтобы они попали в надежные руки. Поэтому было бы правильнее продавать ценности не с публичных торгов, как предусмотрено ст. 240 ГК, а путем проведения конкурса.

При выкупе культурных ценностей собственнику возмещается их стоимость в размере, установленном соглашением сторон, а в случае спора – судом. При продаже с публичных торгов вырученная от продажи сумма передается собственнику, за вычетом расходов на проведение торгов.

Бесхозяйственно содержимые культурные ценности могут быть изъяты в порядке, установленном законом, как у граждан, так и у юридических лиц.

Последствия бесхозяйственного содержания жилого помещения определены в ст. 293 ГК. Если собственник жилого помещения, будь то гражданин или юридическое лицо, использует его не по назначению, систематически нарушает права и интересы соседей либо бесхозяйственно обращается с жильем, допуская его разрушение, орган местного самоуправления может предупредить собственника о необходимости устранить нарушения (например, собственник установил в своем доме оборудование, использование которого нарушает права и интересы соседей, или разместил производство, отходы и выбросы которого причиняют ущерб природной среде). В тех случаях, когда допущенные нарушения влекут разрушение помещения, собственнику назначается соразмерный срок для ремонта помещения. Если собственник и после предупреждения продолжает нарушать права и интересы соседей или использовать жилое помещение не по назначению либо без уважительных причин не произведет необходимый ремонт, суд по иску органа местного самоуправления может вынести решение о продаже жилого помещения с публичных торгов с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения. Поскольку собственнику передается вырученная от продажи жилого помещения с торгов сумма, он, если речь идет о гражданине, может быть выселен из этого помещения без предоставления жилой площади, хотя бы и не был обеспечен другим жильем.

Одним из производных способов приобретения права собственности является выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними (ст. 241 ГК). В тех случаях, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с нормами права и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, эти животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, обратившимся с соответствующим иском в суд. Цена выкупа определяется соглашением сторон, а в случае спора – судом. Прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать, предусматривает подпункт 2 п. 2 ст. 235 и ст. 238 ГК. Приступая к изучению названного способа прекращения и соответственно приобретения прав собственности, зададимся вопросом, нет ли противоречия в самом его формулировании. С одной стороны, лицо является собственником имущества, а с другой, оно не может ему принадлежать. Противоречие здесь только кажущееся. Вполне возможны ситуации, когда имущество оказалось в собственности лица по основаниям, допускаемым законом, но эти основания отпали. Например, изменился правовой режим вещи. Из вещи, находившейся в свободном обращении, она перешла в разряд ограниченно оборото-способных или изъятых из оборота вещей и более не может находиться в собственности данного лица. Или изменился статус юридического лица, наделенного специальной правоспособностью, в результате чего отпали основания, чтобы то или иное имущество было в его собственности. На эти и аналогичные случаи и рассчитаны правила пп. 1 и 2 ст. 238 ГК.

В тех случаях, когда по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица окажется такое имущество, оно должно быть отчуждено собственником в течение одного года, если законом не установлен иной срок. Срок этот исчисляется с того момента, когда отпали основания нахождения имущества в собственности данного лица, который может и не совпадать с моментом возникновения у него права собственности. Имущество подлежит отчуждению тому лицу, в собственности которого оно может быть. Это обстоятельство собственник должен учитывать. Если имущество не будет отчуждено собственником в установленный срок, соответствующий государственный орган или орган местного самоуправления обращается в суд с заявлением о принудительном отчуждении имущества. По решению суда имущество, с учетом его характера и назначения, подлежит принудительной продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением ему стоимости имущества, определенной судом, за вычетом затрат на отчуждение имущества.

Аналогичный порядок прекращения прав собственности применяется в тех случаях, когда в собственности гражданина или юридического лица по основаниям, допускаемым законом, окажется вещь, на приобретение которой необходимо особое разрешение, а в его выдаче собственнику отказано. Например, к гражданину по наследству перешло ружье, которое находилось в собственности наследодателя по особому разрешению. Наследнику в выдаче разрешения отказали. Право собственности на ружье подлежит прекращению в порядке, установленном пп. 1 и2 ст. 238 ГК.

Применяя ст. 238 ГК, надлежит учитывать, что состав, количество и стоимость имущества, которое может быть в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, кроме случаев, установленных законом (п. 1 ст. 213 ГК). Если таких ограничений нет, ст. 238 ГК применению не подлежит.

К числу производных способов относится возникновение права собственности у приобретателя имущества по договору. Для возникновения права собственности необходимо, чтобы между отчуждателем имущества и его приобретателем был заключен договор, соответствующий требованиям закона. Так, если закон под страхом недействительности предписывает совершение договора в определенной форме, то договор лишь тогда служит основанием для возникновения на стороне приобретателя права собственности, когда он совершен в требуемой законом форме.

Право собственности всегда является правом на индивидуально-определенную вещь. Вследствие этого на вещи, определенные в договоре родовыми признаками, право собственности от отчуждателя к приобретателю не может перейти, во всяком случае до тех пор, пока не произойдет индивидуализация вещей, т. е. выделение их из массы других вещей того же рода. Индивидуализация чаще всего происходит в момент передачи вещи от отчуждателя к приобретателю. В отношении же вещей, определенных индивидуальными признаками, переход права собственности может быть приурочен либо к моменту заключения договора, либо к моменту передачи вещи на основе и в соответствии с договором. Система, при которой право собственности на индивидуально-определенные вещи переходит к приобретателю в момент заключения договора, называется системой соглашения, в момент передачи вещи-системой передачи. Действующее законодательство избрало последнюю систему. Право собственности у приобретателя имущества по договору возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК).

Поскольку норма о моменте возникновения права собственности является диспозитивной, переход права собственности на индивидуально-определенные вещи по соглашению сторон или в силу нормативного акта может произойти либо до, либо после передачи вещи. Если же предметом договора является вещь, определенная родовыми признаками, право собственности на нее не может перейти до тех пор, пока она не передана приобретателю. Вместе с тем по соглашению сторон или по закону момент перехода права собственности может быть приурочен к какому-то последующему моменту, например, к моменту полного погашения покупателем покупной цены или к моменту полного выполнения победителем коммерческого конкурса всех условий конкурса, как инвестиционных, так и социальных (см. п. 2 ст. 21 Закона о приватизации государственного имущества). Но в этом случае вещь с момента выделения ее из рода становится индивидуально-определенной. Вот почему правило о моменте перехода права собственности является диспозитивным лишь в отношении индивидуально-определенных вещей. В отношении же вещей, определенных родовыми признаками, возможен только один момент перехода права собственности на них – момент передачи.

В тех случаях, когда переход права собственности на имущество подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом (п. 2 ст. 223 ГК). Так, государственной регистрации подлежат право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. Право собственности на недвижимые вещи, как создаваемые вновь, так и при переходе от одного лица к другому, возникает у соответствующего лица только с момента государственной регистрации.

Если договор об отчуждении имущества подлежит государственной регистрации или нотариальному удостоверению, право собственности у приобретателя возникает в момент регистрации или удостоверения договора, а при необходимости как нотариального удостоверения, так и государственной регистрации договора – в момент его регистрации. Так, договор купли-продажи жилых домов, помимо совершения его в требуемой законом форме, подлежит государственной регистрации. Право собственности на жилой дом возникает у покупателя только с момента регистрации договора. Согласно ст. 7 Закона РФ о приватизации жилищного фонда договор о передаче жилья в собственность граждан не требует нотариального удостоверения, но подлежит государственной регистрации. Право собственности на приобретенное жилье возникает с момента регистрации договора.

Ответ на вопрос, что следует понимать под передачей, содержится в ст. 224 ГК. Передачей признается прежде всего фактическое вручение вещей приобретателю, т. е. передача вещей во владение приобретателя. Если вещи отчуждены без обязательства доставки, к передаче приравнивается сдача вещей транспортной организации для отправки приобретателю или сдача вещей на почту для пересылки приобретателю. Если же вещи были отчуждены с обязательством доставки, сдача вещей предприятию транспорта или связи не приравнивается к передаче: вещи могут считаться переданными приобретателю лишь после того, как обязательство по их доставке будет выполнено. Пункт 2 ст. 224 ГК в числе способов переноса на приобретателя прав собственности предусматривает передачу так называемой короткой рукой. Если к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя, вещь признается переданной ему с этого момента, т. е. с момента заключения договора. В этом случае не требуется передавать вещь во владение отчуждателя, чтобы последний вновь передавал ее приобретателю. Поскольку вещь уже находится у приобретателя, а воля сторон, направленная на то, чтобы перенести на него право собственности, с достаточной определенностью выражена в договоре, это право с момента заключения договора считается возникшим на стороне приобретателя. Именно поэтому здесь и идет речь о передаче короткой рукой.

К передаче приравнивается также вручение распорядительного документа на товары, например, коносамента (ст. 143 ГК). Коносамент в качестве товарораспорядительного документа предусмотрен для морской перевозки (ст. 123–127, 152 Кодекса торгового мореплавания). Вручение товарораспорадительного документа означает передачу приобретателю всех правомочий по распоряжению вещами. Приобретатель, которому в установленном порядке передан товарораспорядительный документ, может путем совершения сделок с указанным документом продать товар, заложить его и т. д. Поэтому передача товарораспорадительного документа и приравнивается к передаче самой вещи.

Перечень способов возникновения права собственности, закрепленный в ст. 224 ГК, не является исчерпывающим. Возможны и иные способы. К ним относятся прежде всего случаи так называемой символической передачи. Так, передача может быть совершена посредством вручения ключей от помещения, в котором находится товар, особых знаков распоряжения вещью и т. п. Возможен и такой способ, при кагором стороны, заключив договор об отчуждении индивидуально-определенной вещи, решили временно оставить ее во владении отчуж-дателя (например, внаем). В этом случае с того момента, когда между сторонами достигнуто соглашение временно оставить вещь у отчужда-теля, приобретатель становится собственником вещи, хотя она и не была ему передана.

Собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества и риск его случайной гибели или случайного повреждения, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 210 и 211 ГК). Поэтому ответственность за гибель или порчу вещи вследствие случайных обстоятельств, по общему правилу, ни на кого возложить нельзя. Собственник несет риск случайной гибели или случайной порчи вещи, если только он не переложил этот риск полностью или в части на страховщика, застраховав принадлежащую ему вещь. Риск случайной гибели или случайной порчи отчуждаемых вещей переходит на приобретателя одновременно с переходом к нему права собственности. Поскольку право собственности на стороне приобретателя возникает с момента передачи ему вещи, если иное не предусмотрено законом или договором, с этого же момента на приобретателя переходит и риск случайной гибели или порчи вещи. Тем самым система традиции в наилучшей степени обеспечивает сохранность вещи до передачи ее приобретателю, ибо до этого момента собственником остается отчуждатель и, таким образом, риск случайной гибели или порчи вещи возлагается на лицо, в хозяйственной сфере которого вещь находится.

Правило о переходе на приобретателя риска случайной гибели или порчи отчуждаемых вещей одновременно с переходом к нему права собственности является диспозитивным, поскольку оно применяется, если иное не установлено законом или договором. Так, стороны могут установить, что риск случайной гибели проданной вещи перейдет на покупателя уже с момента заключения договора купли-продажи до передачи вещи покупателю, т. е. до перенесения на последнего права собственности. Возможность такого соглашения в тех случаях, когда предметом купли-продажи являются вещи индивидуально-определенные, не вызывает сомнений. Аналогичное соглашение возможно в принципе и тогда, когда предметом договора являются вещи, определенные родовыми признаками с указанием их количества. Необходимо лишь, чтобы предметом договора был не род вообще, а ограниченный род. Если между продавцом и покупателем достигнуто соглашение о покупке 100 кг картофеля из партии картофеля, находящейся в особом хранилище, то по соглашению сторон на покупателя может быть возложен риск случайной гибели 100 кг картофеля еще до выделения их из массы других вещей того же рода. При случайной гибели всей партии картофеля риск гибели купленных 100 кг целиком падет на покупателя; при гибели части партии картофеля на покупателя будет возложен риск гибели предмета договора в соответствующей части. С другой стороны, по соглашению сторон риск случайной гибели отчуждаемых вещей может быть приурочен к моменту, следующему за переходом к приобретателю права собственности. Так, по соглашению сторон на отчуждателя может быть возложен риск случайной гибели товара в пути его следования, хотя право собственности на указанный товар перешло на покупателя уже с момента сдачи товара транспортной организации.

Согласно п. 2 ст. 563 ГК покупатель несет риск случайной гибели предприятия уже с момента подписания продавцом и покупателем передаточного акта, в то время как право собственности на предприятие переходит к покупателю лишь с момента государственной регистрации этого права (п. 1 ст. 564 ГК). Таким образом, в силу прямого указания закона покупатель несет риск случайной гибели предприятия еще до того, как стал его собственником.

По договору финансовой аренды (договору лизинга) лизингодатель (арендодатель) остается собственником имущества, приобретенного им у продавца и переданного во временное владение и пользование лизингополучателю (арендатору), однако риск случайной гибели или случайной порчи этого имущества несет лизингополучатель, если иное не предусмотрено договором (ст. 665 и 669 ГК).

Гибель или порча отчуждаемых вещей могут произойти в тог период, когда отчуждатель просрочил передачу вещей или приобретатель просрочил их принятие. При просрочке риск случайной гибели или случайной порчи вещи несет просрочившая сторона, независимо от того, кто из сторон в момент гибели или порчи вещи являлся ее собственником. Если бы состояния просрочки не было, вещь была бы перемещена из одной хозяйственной сферы в другую, а тем самым не произошло бы гибели или порчи вещи.

Выше отмечено, что есть такие способы приобретения права собственности, которые в одних случаях выступают как первоначальные, а в других как производные. К их числу относится приобретение права собственности на плоды, продукцию и доходы (ст. 136 и абз. 2 п.1 ст.218 ГК). Необходимо различать естественные (натуральные) плоды и гражданские плоды (доходы). К естественным плодам относят органические произведения самой вещи. Таковы плоды фруктовых деревьев, приплод скота, шерсть, молоко и т. д. К гравданским плодам относят все те доходы, которые приносит вещь, выступая в обороте как предмет договора найма, займа и иных гражданско-правовых отношений. Таковы наемная плата за пользование вещью, проценты, начисляемые по банковским вкладам, дивиденды по акциям и т. д.

Приобретение права собственности на плоды относится к первоначальным способам правоприобретения, поскольку право собственности на плоды возникает впервые; на доходы-к производным, поскольку здесь имеет место зависимость права приобретателя от права предшественника. Когда плоды еще не отделены от плодоприносящей вещи, они образуют составную часть последней. Поэтому право собственности на такие плоды принадлежит собственнику плодоприносящей вещи. С момента отделения плодов они выступают в гражданском обороте как самостоятельная вещь. В связи с этим и возникает вопрос: кому принадлежит право собственности на плоды с момента отделения их от плодоприносящей вещи? Когда вещь находится в хозяйственной сфере собственника и последний сам использует вещь, приобретение собственником права собственности на плоды с момента отделения их от плодоприносящей вещи сомнений не вызывает. Право собственности на плоды с этого момента принадлежит ее собственнику, если иное не установлено законом или договором. Аналогичное правило действует и в отношении такой разновидности плодов, как приплод скота, который принадлежит собственнику самки, если иное не установлено законом или договором. Сложнее вопрос, кому принадлежит право собственности на отделенные от вещи плоды, когда вещь находится в хозяйственной сфере другого лица. Согласно ст. 136 ГК поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законодательством или договором. По договору имущественного найма право собственности на плоды, отделенные от плодоприносящей вещи в соответствии с договором и назначением вещи, принадлежит нанимателю. Если же наемная плата за пользование вещью определена в виде части получаемых нанимателем плодов, то наймодатель приобретает право собственности на плоды при отсутствии иного указания в договоре лишь с момента их передачи. При этом для наймодателя плоды, полученные в ввде платы за пользование вещью, выступают уже не как естественные, а как гражданские плоды (доходы).

Согласно ч. 2 ст. 606 ГК плоды, продукция, доходы, полученные арендатором (нанимателем) в результате использования арендованного имущества в соответствии с договором, являются его собственностью.

Если вещь находится у добросовестного владельца, то он становится собственником плодов с момента отделения их от плодоприносящей вещи.

Собственнику принадлежат не только плоды, но и доходы, приносимые вещью. Если доходы еще не получены собственником, указание закона на то, что доходы принадлежат собственнику вещи, означает, что именно собственнику принадлежит право требовать от обязанного лица плату за пользование имуществом, уплату процентов по договору займа и т. д. Право на доходы принадлежит собственнику вещи, если иное не установлено законом или договором. Так, если добросовестный владелец сдал не принадлежащую ему вещь внаем, то именно он может взыскать с нанимателя наемную плату соразмерно времени добросовестного владения. Если наниматель с разрешения собственника сдал вещь в поднаем, то именно ему принадлежит право получить с поднанимателя плату за пользование имуществом.

Собственник может извлекать из принадлежащего ему имущества естественные плоды и доходы способами, не противоречащими закону. В противном случае его поведение квалифицируется как неправомерное и может служить основанием для применения установленных законом санкций.

Прекращение права собственности. Неприкосновенность права собственности, закрепленная как конституционным, так и гражданским законодательством, разумеется, не означает, что право собственности на ту или иную вещь или совокупность вещей во всех случаях сохраняется за данным собственником – гражданином или организацией – до тех пор, пока он продолжает быть субъектом права. Циркуляция вещей в гражданском обороте, которая в условиях рыночной экономики резко возрастает, означает и смену их владельцев. А это влечет прекращение права собственности у одних лиц и возникновение его у других. С другой стороны, и сами вещи в процессе их использования претерпевают изменения, вплоть до полного исчезновения вещей. По этим и многим другим причинам прекращение права собственности у одного лица с возникновением или без возникновения его у другого неизбежно.

В предшествующем изложении случаи прекращения права собственности у одного лица с возникновением этого права у другого уже рассмотрены. Но прекращение права собственности может иметь место и без возникновения его у другого лица. Помимо случаев потребления вещи ее собственником, это происходит, когда сам собственник уничтожает вещь (например, потому что она ему не нужна) или она подлежит уничтожению по обязательному для собственника предписанию компетентного государственного органа (например, убой заболевшего скота по предписанию органов ветнадзора в целях прекращения эпизоотии), в силу событий или неправомерного поведения третьих лиц. Однако указанные случаи либо вовсе не требуют юрвдического нормирования (например, при уничтожении вещи самим собственником, если это не затрагивает ничьих интересов), либо подпадают под действие норм не только о праве собственности, но и иных правовых институтов (страхования, обязательств из причинения вреда и т. д.). Этим и объясняется, что указанные способы прекращения права собственности законом специально не нормируются и подлежат изучению в других разделах курса гражданского права. Случаи же принудительного изъятия у собственника принадлежащего ему имущества, перечисленные в п. 2 ст. 235 ГК, поскольку все они так или иначе связаны с возникновением права собственности на это имущество у другого лица, рассмотрены в предшествующем изложении.

Глава 18. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ГРАЖДАН

§ 1. Понятие права собственности граждан

Собственность граждан как социально-экономическая категория. Чтобы жить, каждый человек должен хотя бы в минимальной степени удовлетворять свои материальные и духовные потребности – в пище, одежде, жилище, получении образования, которое давало бы ему возможность приспособиться к нынешним условиям производства и обмена, медицинской помощи, овладении достижениями культуры и т. д. Основные из этих потребностей члены общества удовлетворяют за счет той доли общественного продукта, которая поступает в их собственность и которой они владеют, пользуются и распоряжаются по своему усмотрению и в своих интересах, устраняя всех других лиц от вмешательства в закрепленную за ними как за собственниками сферу хозяйственного господства над принадлежащим им имуществом.

В доперестроечный период основным принципом общества провозглашался принцип распределения по труду, а право на труд было закреплено в числе важнейших социально-экономических прав граждан. Запрещалась эксплуатация человека человеком, безраздельно господствовали социалистические формы собственности на средства производства. Основным источником собственности граждан, которая называлась личной, являлось приложение их труда к обобществленным средствам производства. Из совокупного общественного продукта гражданам на основе принципа распределения по труду вьвделялась в личную собственность определенная доля этого продукта, за счет которой главным образом и удовлетворялись их потребности. Наряду с этим одним из важнейших источников пополнения личной собственности являлись выплаты из общественных фондов потребления в виде пособий, пенсий, стипендий. Удовлетворение потребностей граждан обеспечивалось также за счет бесплатной медицинской помощи, низкой оплаты жилья, коммунальных, транспортных, информационных и иных услуг, поддержания на социально доступном уровне цен на основные продукты питания, одежду, лекарства и т. д.

В ныне действующей Конституции РФ не закреплены ни право на труд, ни принцип распределения по труду, что отражает реалии, в условиях которых функционирует наше общество. В то же время провозглашается, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Гарантируется свобода творчества.

Соответственно этому претерпели существенные изменения как источники образования собственности граждан, которая именуется теперь частной, так и формы ее проявления. Основными источниками образования собственности граждан служат ныне их труд в качестве наемных работников и их собственная экономическая деятельность. Из последней, в свою очередь, выделяется предпринимательская деятельность, т. е. самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Предпринимательская деятельность может осуществляться как без применения, так и с применением наемного труда.

С учетом сказанного, частная собственность граждан выступает ныне в следующих формах: собственность граждан, источником образования которой является их труд в качестве наемных работников безотносительно к тому, в какой сфере хозяйства и культуры и к чьим средствам производства этот труд прилагается; собственность, источником образования которой служит собственная экономическая деятельность, не направленная на извлечение прибыли; собственность. которая образуется за счет предпринимательской деятельности, основанной на собственном труде; собственность, которая образуется за счет предпринимательской деятельности, основанной на привлечении наемного труда. В свою очередь, последний вид предпринимательской деятельности может протекать как без образования, так и с образованием юридического лица.

При этом в законе отсутствуют препятствия для перехода от одного вида частной собственности к другому, более того, такой переход поощряется, поскольку труд и капитал должны устремляться туда, где они могут принести наибольший экономический и иной социальный эффект.

Разумеется, и в нынешних условиях нельзя сбрасывать со счетов как общесоциальные, так и общегражданские способы образования собственности граждан. К. числу первых относятся пособия и выплаты из общественных фондов потребления, гуманитарная помощь из-за рубежа и за счет благотворительных фондов и т. д.; к числу вторых – проценты на капитал (например, дивиденды на акции), наследование, дарение и т. д. Роль и значение первых, за исключением разве гуманитарной помощи, в условиях перехода к рынку падает, вторых – возрастает.

Отметим также, что собственность одного лица образуется, как правило, за счет не одного, а нескольких источников. Например, гражданин как пенсионер получает пенсию, как наемный работник – заработную плату, как акционер – дивиденды, как лицо, ведущее подсобное хозяйство на земельном участке в пригородной местности, – доходы от собственной экономической деятельности, не направленной на извлечение прибыли.

Собственность граждан как правовая категория. Отношения собственности получают юридическое выражение как в системе правовых норм, образующих институт права собственности, так и в субъективном праве собственности, т. е. в той мере власти, которую закон и иные правовые акты закрепляют за собственником. Не составляет исключения и собственность граждан. Для правового регулирования перестроечного периода характерно раскрепощение собственности граждан от многочисленных пут, которые ранее ее связывали. На собственность граждан в полной мере распространен принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования, который получил закрепление в новейшем законодательстве. Если ранее, давая характеристику собственности граждан, центр тяжести переносили на ее потребительское назначение, что соответствовало действовавшему в то время законодательству, то ныне не меньшее внимание уделяется возможностям этой формы собственности как одного из средств приращения общественного богатства. Резко расширен круг объектов, которые могут находиться в собственности граждан, причем поощряется их использование не только в целях удовлетворения материальных и духовных потребностей самого собственника, но и в целях извлечения прибыли. Более того, многие из них по своему функциональному назначению призваны именно к тому, чтобы приносить собственнику прибыль. Определения права собственности как правового института и как субъективного права, которые были даны в главе 17 настоящего учебника, полностью приложимы и к праву собственности граждан. Подчеркнем лишь, что принципы неприкосновенности собственности, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, равенства защиты всех форм собственности и восстановления нарушенных прав, закрепленные как на конституционном уровне, так и на уровне отраслевого законодательства, имеют для частной собственности граждан особое значение. Пожалуй, наиболее важно уберечь собственность граждан от произвольного вмешательства органов государственной власти и местного самоуправления. Не менее важно придать частной собственности граждан цивилизованный облик, направить ее развитие по такому руслу, в котором она в полной мере обеспечивала бы удовлетворение интересов собственника, в том числе и в области предпринимательства, и в то же время не использовалась бы во вред интересам общества и других граждан, например, в целях ограничения конкуренции и злоупотребления доминирующим положением на рынке.

Эта двуединая задача и должна определять принципы и конкретное содержание правового регулирования отношений частной собственности граждан.

§ 2. Субъекты права собственности

Общие положения. На первый взгляд, ответ на вопрос о субъекте права собственности граждан предельно прост: в качестве такового выступает гражданин. Дело, однако, в том, что гражданин как субъект права собственности выступает в разных правовых качествах. В одних случаях перед нами наемный работник, в других – индивидуальный предприниматель, в третьих – предприниматель, выступающий в маске юридического лица, и т. д. Все это не может не сказаться на положении гражданина как субъекта права собственности. Обратим внимание на то, что гражданин может заниматься предпринимательской деятельностью, лишь будучи зарегистрирован в установленном законом порядке. Поэтому все случаи, когда гражданин в качестве собственника вводит свое имущество в гражданский оборот, следует разбить на две труппы. К первой отнести те, когда выступление гражданина в качестве собственника регистрации не требует, ко второй те, когда такая регистрация требуется. К. их рассмотрению мы сейчас и перейдем.

Случаи, когда выступление гражданина в качестве собственника не требует регистрации. Если исходить из классификации видов частной собственности граждан, которая ранее дана, то можно утверждать, что регистрации не требуется, если гражданин выступает в качестве наемного работника, а также лица, которое занимается экономической деятельностью, не направленной систематически на извлечение прибыли. При этом в собственности гражданина может находиться имущество, подлежащее специальной регистрации (например, недвижимость). Он может также совершать подлежащие регистрации сделки (например, приватизировать занимаемое им жилое помещение). Более того, может быть зарегистрировано его хозяйство. Так, в похо-зяйственной книге органа местного самоуправления регистрируется подсобное хозяйство гражданина, проживающего в сельской местности. Однако во всех этих случаях в понятие регистрации вкладывается иной смысл, и она относится либо к принадлежащему гражданину имуществу, либо к совершаемым им сделкам, но не к его деятельности в качестве собственника, причем к деятельности как таковой. В указанных случаях собственником соответствующего имущества продолжает оставаться сам гражданин и никакого удвоения субъекта права не происходит.

Случая, когда выетупление грахеданина в качестве собственника требует регистрации. Регистрация требуется в тех случаях, когда гражданин, выступая в гражданском обороте в качестве собственника, занимается предпринимательской деятельностью. Напомним, что эти случаи, в свою очередь, сводятся к трем: когда гражданин занимается предпринимательской деятельностью, основанной на собственном труде; когда гражданин занимается предпринимательской деятельностью с привлечением наемного труда, но без образования юридического лица; когда гражданин занимается предпринимательской деятельностью с привлечением наемного труда на базе образования юридического лица.

В первых двух случаях, как и в тех, когда регистрации не требуется, удвоения субъекта права не происходит. Регистрация направлена на то, чтобы установить контроль за законностью предпринимательской деятельности и обеспечить поступление в казну налогов.

В объяснении нуждается последний случай, когда гражданин занимается предпринимательством, создав самостоятельно или с другими лицами юридическое лицо. В этом случае собственником имущества, которое гражданин выделил юридическому лицу, хотя бы он и единолично учредил его, становится само юридическое лицо, а гражданин имеет в отношении него обязательственные права (см. абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК). Здесь как раз и происходит удвоение субъекта права, причем в этом может быть заинтересован и сам гражданин, который, по общему правилу, не отвечает по обязательствам учрежденного им юридического лица и в случае финансового краха рискует потерять лишь то имущество, которое он в это юридическое лицо вложил.

§ 3. Объекты права собственности

Общие положения. В условиях рыночной экономики принципиальные изменения претерпел подход законодателя к определению круга объектов, которые могут находиться в собственности граждан. По ранее действовавшему законодательству собственность граждан в соответствии с ее потребительским назначением распространялась тлавным образом на предметы потребления, причем и их количество зачастую ограничивалось. Что же касается средств производства, то гражданин мог быть собственником лишь мелких средств производства, а их использование с привлечением наемного труда, как правило, не допускалось. Ныне положение изменилось коренньтм образом. Начиная с законов о собственности, принятых на общесоюзном, а затем и на республиканском уровне, нормогворческие органы пошли по пути снятия существовавших на сей счет ограничений. И это вполне понятно, поскольку ныне всячески поощряется использование гражданами своего имущества не только в потребительских, но и в предпринимательских целях, что, в свою очередь, привело к отказу от попыток замкнуть собственность граждан почти исключительно на предметах потребления. В новом гражданском законодательстве относительно круга объектов, собственниками которых могут быть граждане, закреплены следующие принципиальные положения. Во-первых, в собственности граждан может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может им принадлежать. Во-вторых, количество и стоимость имущества, которое может находиться в собственности граждан, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены федеральным законом в целях, предусмотренных п. 3 ст. 55 Конституции РФ и абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК (см. пп. 1 и 2 ст. 213 ГК). Напомним, что эти ограничения могут быть установлены законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Следует особо подчеркнуть, что отнесение отдельных видов имущества к числу такового, которое вообще не может принадлежать гражданам, равно как и установление ограничений по количеству и стоимости имущества, которое может находиться в собственности граждан, могут быть предусмотрены только законом. В иных правовых актах, в том числе в указах Президента и постановлениях правительства, эти вопросы не могут и не должны решаться, что является для собственника гарантией, в какой-то мере обеспечивающей устойчивость его имущественного положения и беспрепятственное осуществление его прав.

Правовой режим объектов права собственности гразвдан. Указанные объекты могут подпадать как под общий, так и под специальный правовой режим. Если в законах и подзаконных нормативных актах, изданных соответствующими органами в пределах их компетенции, для объектов, находящихся в собственности граждан, не установлен специальный правовой режим, то они подпадают под действие общего режима. Это значит, что в отношении указанных объектов нет каких-либо специальных правил, которые граждане должны соблюдать, и что при осуществлении своих прав на них они не должны лишь выходить за те общие пределы, которые очерчены в п. 1 ст. 10 ГК. Ясно, например, что так называемые шиканозные действия закон запрещает независимо от того, совершает ли их собственник с помощью имущества, подпадающего под общий или специальный правовой режим.

Сложнее обстоит дело с имуществом, в отношении которого установлен специальный правовой режим. На какой круг имуществ он распространяется и в чем выражается? Прежде всего на недвижимое имущество – земельные участки, жилые дома, многолетние насаждения и т. д. Вещные права на указанное имущество, равно как и сделки с ним, подлежат государственной регистрации. Отдельные виды недвижимого имущества подлежат также специальной регистрации (например, морские суда). Особые правила установлены для приобретения прав на объекты, относящиеся к недвижимости. Так, регистрации прав на земельный участок предшествует его отвод. Для возведения жилого дома, помимо отвода участка и регистрации права на него за застройщиком, требуется утверждение проекта постройки дома, получение разрешения на строительство, соблюдение целого ряда землеустроительных, противопожарных, санитарных, эколотических, строительных и иных норм и правил. И после приобретения в установленном законом порядке прав на недвижимость на собственнике лежит целый рад повинностей и обременений. В их числе уплата налога на недвижимость. Специальный правовой режим распространяется и на объекты, не относящиеся к недвижимости. Таковы транспортные средства, подлежащие специальной регистрации, оружие, на приобретение которого требуется специальное разрешение, сильнодействующие яды, которые могут применяться в лечебных, научных и производственных целях, и ряд других объектов, оборотоспособность которых отраничена. Специальный режим указанных объектов выражается в особых правилах их хранения и учета, в запрещении передавать их кому бы то ни было без надлежащего разрешения, в соблюдении особых мер предосторожности при обращении с ними. Специальный правовой режим распространяется на продуктивный и рабочий скот и прочих домашних животных (соблюдение ветеринарных и санитарных правил их содержания, правил благоустройства населенных пунктов и т. д.).

В связи с тем что все большее число граждан становится участниками хозяйственных товариществ и обществ, выступает на рынке ценных бумаг, в их собственности оказывается немало акций и иных ценных бумаг, удостоверяющих их участие в соответствующем товариществе (обществе) и дающих право на получение прибыли (дивиденда). Их оборот подчиняется особым правилам, и в этом смысле они также подпадают под специальный правовой режим.

В тех случаях, когда гражданину отказывают в даче разрешения на приобретение какого-либо имущества и удостоверении прав на него, накладывают на имущество обременения, чинят препятствия в осуществлении прав на него, гражданин может обратиться в суд с жалобой на действия соответствующих государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц.

§ 4. Содержание и осуществление права собственности

Содержание права собственности. В силу ст. 18 ГК граждане могут иметь имущество на праве собственности. В то же время эта бланкетная возможность, будучи элементом правоспособности, еще не составляет субъективного права собственности. Чтобы это право возникло, необходимо наступление юридического факта, с помощью которого абстрактная возможность правообладания, заложенная в правоспособности, переводится в состояние субъективного права. Необходимо, иными словами, чтобы гражданин купил какое-то имущество, принял его в дар, унаследовал, приобрел путем изготовления вещи или постройки дома и т. д. Данное в гл. 17 определение субъективного права собственности распространяется и на право собственности граждан. Его содержание составляют правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом по своему усмотрению и в своем интересе. Каждое из них обеспечивает собственнику конкретную возможность определенного поведения в абсолютном правоотношении, которое связывает собственника со всеми третьими лицами. Другая сторона субъективного права собственности – в возможности собственника устранять вмешательство всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, которую закон закрепляет за собственником.

Осуществление права собственности. Всякое право, каким бы емким ни было его содержание, имеет свои границы. При определении границ права собственности граждан, а следовательно, и границ его осуществления надлежит исходить из присущих гражданскому праву принципа дозволительной направленности гражданско-правового регулирования и принципа диспозитивности. Действие первого принципа означает, что гражданину при осуществлении принадлежащих ему прав, в том числе и права собственности, дозволено все, что не запрещено законом. Действие принципа диспозитивности означает, что гражданин по своему усмотрению осуществляет право собственности или не осуществляет его, сам избирает цели осуществления права и средства их достижения.

Расширение границ субъективного права собственности, целей и средств его осуществления, разумеется, не означает вседозволенности. Если в доперестроечные времена содержание права собственности граждан чрезмерно ограничивали, сводя его функциональное назначение к удовлетворению потребительских нужд собственника, то ныне наблюдается обратная крайность – даже явно противоправные действия собственника зачастую квалифицируются как не выходящие за пределы его права и не влекут применения к собственнику санкций.

В условиях, когда объекты собственности граждан использовались главным образом в потребительских целях, при осуществлении права собственности на первый план выдвигались такие правомочия, как владение и пользование. К осуществлению правомочия распоряжения собственник прибегал сравнительно редко. Теперь при осуществлении права собственности все чаще идет в ход правомочие распоряжения, поскольку многие товары производятся и приобретаются собственником для последующей продажи на рынке в целях извлечения прибыли. Оборотоспособность объектов права собственности граждан, как, впрочем, и права собственности вообще, резко возросла, что вполне соответствует духу времени и без чего немыслима рыночная экономика.

Ранее действовавшее законодательство было нацелено на борьбу с нетрудовыми доходами. Извлечение таких доходов могло повлечь для собственника самые неблагоприятные последствия, вплоть до изъятия у него имущества, из которого систематически извлекался нетрудовой доход (см., например, ст. III ГК. 1964 г.). Ныне положение коренным образом изменилось. Собственнику не только не возбраняется извлекать из своего имущества нетрудовой доход, присваивая неоплаченный труд наемного работника или используя благоприятную рыночную конъюнктуру, но, наоборот, он к этому поощряется. В то же время гражданское законодательство присущими ему специфическими средствами (наряду с уголовным и административным) по-прежнему призвано вести борьбу с извлечением собственником незаконных доходов. Такие доходы могут быть получены путем злоупотребления доминирующим положением на рынке, недобросовестной конкуренции, занятия без лицензирования деятельностью, требующей получения лицензии, и т. д.

В новом ГК нет норм, которые специально предусматривали бы применение санкций к собственнику, извлекающему из своего имущества незаконный доход. Правило ч. 4 ст. 473 ГК 1964 г. в нем также не воспроизведено. Сказанное, однако, не означает, что гражданское и примыкающее к нему законодательство безучастно относится к извлечению собственником незаконных доходов, отдавая применение санкций к нему на откуп административному и уголовному законодательству. Применение санкций в виде изъятия в доход государства предмета противозаконной сделки предусматривает ст. 169 ГК. Санкции за получение незаконных доходов установлены Законом РФ «О валютном регулировании», Законом РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» и целым родом других законодательных актов.

В разъяснении применительно к обсуждаемому вопросу нуждается п. 2 ст. 10 ГК, который в виде санкции за злоупотребление правом вроде бы предусматривает лишь отказ лицу в защите судом принадлежащего ему права. Из этого, на первый взгляд, может быть сделан вывод, что лицо, злоупотребившее правом, лишить самого права нельзя. Если, скажем, гражданин путем совершения противозаконной сделки извлекает из своего имущества незаконный доход, а затем предъявит иск о взыскании такого дохода, то ему в этом будет откачано. Но изъять в доход государства имущество, из которого извлекается незаконный доход, якобы нельзя. Представляется, однако, что отказ в иске о взыскании незаконного дохода не исключает в принципе, с учетом тяжести совершенного правонарушения, применение санкций, предусмотренных ст. 169 ГК, т. е. изъятие в доход государства предмета противозаконной сделки. В противном случае действие ст. 169 ГК применением п. 2 ст. 10 ГК было бы парализовано. Сложнее обстоит дело, если собственник уже получил незаконный доход от использования принадлежащего ему имущества. В подобной ситуации в доход государства могут быть изъяты либо незаконно полученный доход, либо имущество, за счет которого он получен. Изъять в доход государства и то и другое нельзя, поскольку это означало бы применение двойной санкции за одно и то же правонарушение. Иными словами, ориентиром здесь могут служить разъяснения, которые были даны Верховным судом РСФСР по спорам, связанным с применением санкций к собственнику жилого дома, который извлекал из него нетрудовой доход. Верховный суд разъяснил, что нельзя изъять у собственника как жилой дом, так и нетрудовой доход, поскольку законодательство не предусматривает для этих случаев применения к собственнику двойной санкции. В настоящее время имеются тем большие основания учитывать эти разъяснения, чем тогда, когда они были даны.

Глава 19. ПРАВО ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

§ 1. Субъекты права собственности

Общие положения. В странах с развитой рыночной экономикой, не говоря уже о тех, где превалируют централизованные методы управления хозяйством, удельный вес государственной собственности в структуре основных производственных фондов страны достаточно высок. Это относится к таким отраслям, как транспорт и связь, атомная энергетика, военно-промышленный комплекс и ряду других. В собственности государства сосредоточены немалые материальные резервы в виде запасов продовольствия, топлива и других средств жизнеобеспечения на случай всякого рода чрезвычайных обстоятельств. Сохранение в собственности государства значительного числа объектов производственного, социально-культурного и иного назначения объясняется главным образом двумя факторами. Во-первых, каждое государство в нынешнем непредсказуемом мире должно думать о своей безопасности, причем не только военной, но также экологической, санитарно-эпидемиологической, продовольственной и т. д. Во-вторых, государство выполняет широкий круг социализаторских функций, призванных обеспечить достаточный прожиточный минимум населения и поддержку власть предержащих со стороны электората, среди которого немало обездоленных. А для всего этого необходимо располагать соответствующей материально-технической и финансовой базой. В доперестроеч-ный период наше государство взвалило на себя непосильное экономическое бремя, с которым само не могло справиться. В руках государства было сосредоточено около 90 процентов основных производственных фондов страны. Государственная собственность оказалась обюрокраченной и оказененной, недостаточно восприимчивой к достижениям научно-технической революции. Ныне полным ходом идет процесс приватизации, т. е. передачи государственной и муниципальной собственности в частную собственность юридических и физических лиц. По замыслам проводников политики приватизации, в результате должно произойти воссоединение средств производства с работниками производства, а собственность обретет свое подлинное содержание, основанное на строгом различении «моего» и «твоего».

Оценка политики приватизации, связанных с нею плюсов и минусов выходит за рамки учебника. Отметим лишь, что широкомасштабных целей, которые перед нею ставились, достичь пока не удалось. Продолжается спад общественного производства, обнищание народа, разрушение хозяйственных связей. Собственность постепенно концентрируется в руках немногих, представляющих далеко не лучшую часть общества. В невиданных размерах происходит утечка капиталов за рубеж. Акционирование предприятий, на которое возлагались такие надежды, далеко не во всех случаях привело к превращению трудовых коллективов в подлинных хозяев производства и притоку инвестиций.

В ходе проведения приватизации были допущены серьезные просчеты и прямые злоупотребления, что вынуждены признавать даже самые ревностные ее сторонники. Вот какое красноречивое признание прозвучало в августе 1997 г. из уст одного из молодых реформаторов: «Нужно, чтобы в России возник класс собственников, поэтому скорость приватизации была поставлена во главу угла, а качество поставлено на третье-четвертое место. Нельзя за бесценок отдавать собственность. А то, что было раньше, нужно забыть, как страшный сон». Ну что ж, яснее не скажешь. Вот только едва ли этот «сон» забудут десятки миллионов людей, которые не во сне, а наяву оказались ограбленными.

Накопленный опыт приводит к выводу, что нормальное функционирование общества возможно лишь на началах здоровой конкуренции различных форм собственности, каждая из которых должна доказывать свою жизнеспособность на конкретных участках приложения труда и капитала.

Субъекты права государственной собственности. В доперестроечный период государство было конституировано в нашем законодательстве как единый собственник всего государственного имущества. Из этого был сделан вывод о том, что государственная собственность составляет единый фонд, что все государственное имущество, в чем бы оно ни выражалось и в чьем бы ведении ни находилось, принадлежит на праве собственности единому и единственному собственнику – Советскому государству. Этот вывод получил обоснование и в научной литературе, в первую очередь в трудах академика А. В. Бенедиктова. Лишь представители аграрно-правовой науки, поскольку объекты права собственности, с которыми они имеют дело, чаще всего характеризуются прикрепленностью к определенной территории, задумывались над тем, о каком государстве, собственно говоря, идет речь: о Союзе ССР или союзных республиках, либо, наконец, как о Союзе ССР, так и о республиках. Однако этот вопрос так и не получил разрешения ни в доктрине, ни в законодательстве.

В связи с расширением прав регионов и государственных предприятий, а также с нарастанием центробежных тенденций многие ученые и практики сочли тезис о принадлежности государственной собственности лишь одному-единственному собственнику несовместимым с происходящими в жизни реалиями. В противовес была выдвинута идея о многоуровневом характере государственной собственности. Одним из первых с ее обоснованием выступил В. П. Мозолин. На этих путях пытались преодолеть отрыв государственной собственности от тех, кому она должна реально принадлежать, – в первую очередь непосредственных производителей, повысить эффективность управления ею, вырвать ее из рук бюрократического чиновничьего аппарата. Эти усилия не прошли незамеченными для законодателя. Вначале в общесоюзном законе о собственности, а затем в республиканском законе о собственности и Основах гражданского законодательства 1991 г. был закреплен многоуровневый характер государственной собственности. При этом, если в общесоюзном законе о собственности под понятие государственной собственности подпадала также и коммунальная собственность, то ныне муниципальная собственность выделена из государственной, да и круг субъектов муниципальной собственности не совпадает с тем, как был очерчен в законе круг субъектов коммунальной собственности. В то же время предложения о наделении государственных предприятий правом собственности на закрепленное за ними имущество или хотя бы на часть его законодатель не поддержал.

В настоящее время многоуровневый характер государственной собственности и круг ее субъектов определены в гражданском, а в известной мере и в конституционном законодательстве (см., например, ст. 212, 214 ГК; п. «д» ст. 71; подл. «г» п. 1 ст. 72 Конституции РФ).

Государственная собственность подразделяется на федеральную собственность, т. е. собственность, принадлежащую Российской Федерации, и собственность, принадлежащую субъектам федерации – республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам. Означает ли это, что тезис о единстве фонда государственной собственности должен быть сдан в архив? По-ввдимому, нет. Государственная собственность по-прежнему характеризуется единством фонда, но лишь в пределах того субъекта, которому она принадлежит, как бы он ни вводил ее в гражданский оборот: непосредственно или при посредстве действующих от своего имени юридических лиц, что чаще всего и бывает.

Субъекты права муниципальной собственности. Отпочкование муниципальной собственности от государственной впервые было проведено в российском законе о собственности. Вслед за ним по тому же пути пошли и другие законодательные акты. В настоящее время муниципальная собственность закреплена в качестве одной из форм собственности – наряду с частной, государственной и иными – как в Конституции РФ, так и в ГК (см.п. 2 ст. 8 и п.2 ст. 9 Конституции РФ; ст. 212, 215 ГК). Но если круг субъектов государственной собственности очерчен в законе достаточно четко, то этого нельзя сказать о субъектах муниципальной собственности, в отношении которых употреблена расплывчатая формулировка – в качестве таковых выступают городские и сельские поселения, а также другие муниципальные образования. В Законе РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» вслед за Конституцией и ГК муниципальная собственность определена как собственность муниципальных образований'. К числу субъектов права муниципальной собственности могут быть отнесены города (кроме городов федерального значения – Москвы и Санкт-Петербурга, признанных субъектами государственной собственности), рабочие, дачные и курортные поселки, села, деревни и т. д. В то же время субъектом права муниципальной собственности не может быть признано административно-территориальное образование, не имеющее центра, к которому это право могло бы быть приурочено. Так, в условиях Санкт-Петербурга не существует собственности районов, входящих в черту города, если они не имеют своего центра (например, собственности Адмиралтейского района), хотя они и могут быть наделены широкими полномочиями по управлению принадлежащими городу объектами государственной собственности. В то же время на территории, находящейся в административном подчинении Санкт-Петербурга, в пригородной зоне, а ныне и в пределах городской черты, находятся города, поселки и иные образования, которые выступают в качестве субъектов муниципальной собственности. Таковы Пушкин, Павловск, Сестрорецк, Зеленогорск, Кронштадт, Ломоносов и ряд других.

Множественность субъектов права муниципальной собственности не исключает единства ее фонда в пределах субъекта, которому она принадлежит, как бы в том или ином конкретном случае ни осуществлялось управление ею.

Таким образом, тезис о единстве фонда собственности в очерченных пределах сохраняет силу в отношении не только государственной, но и муниципальной собственности.

§ 2. Объекты права собственности

Общие положения. Объекты гражданских прав подразделяются на изъятые из оборота; ограниченные в обороте; находящиеся в свободном обращении. Эта классификация распространяется и на объекты права собственности. В условиях, когда государственная собственность принадлежала одному субъекту, круг ее объектов был неограниченным. Иными словами, государство могло быть и на деле являлось собственником любого имущества, независимо от того, дано ли оно самой природой или создано трудом человека, равно как и независимо от того, участвует ли имущество в гражданском обороте или нет. Ныне это положение в полной мере может быть распространено лишь на одного су&ьекта государственной собственности – Российскую Федерацию. Что же касается других субъектов права государственной собственности – субъектов федерации и тем более субъектов права муниципальной собственности, то оно может быть распространено на них лишь с известными ограничениями. Ясно, например, что ядерное оружие может находиться лишь в собственности Российской Федерации, оно не может принадлежать ни субъектам федерации, ни муниципальным образованиям.

Природные ресурсы как объекты права собственности. В числе объектов государственной и муниципальной собственности должны быть особо выделены природные ресурсы, которые ныне стали оборо-тоспособными. Согласно Конституции РФ земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Определение правового режима природных ресурсов отнесено к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. В числе федеральных законов, устанавливающих правовой режим природных ресурсов, могут быть названы Земельный кодекс, Основы лесного законодательства, Закон о недрах, Водный кодекс, Закон о федеральных природных ресурсах и ряд других. Гражданское законодательство в отношении природных ресурсов закрепляет два принципиально важных положения: во-первых, природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью; во-вторых, природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах.

Таким образом, в законе закреплена презумпция права государственной собственности на природные ресурсы, а их оборот ограничен и подчинен специальным правилам.

Недвижимые имущества как объекты права собственности. В раду объектов государственной и муниципальной собственности особое место занимает недвижимое имущество. Ранее действовавшее законодательство советского периода за редчайшими исключениями деления имущества на движимое и недвижимое прямо не проводило, хотя подспудно оно и присутствовало. Упразднение этого деления в известной мере было связано с отменой в одном из первых декретов Советской власти права частной собственности на землю. Ныне это деление, имеющее в российском законодательстве прочные исторические корни, восстановлено. Примерный перечень имуществ, относящихся к недвижимостям, дан в п. 1 ст. 130 ГК. Правда, из указанного перечня выпало предприятие. По-видимому, это объясняется тем, что правовой режим предприятия как объекта прав специально закреплен в ст. 132 ГК. Предприятие как объект прав-это имущественный комплекс, используемый в целях предпринимательской деятельности'. Понятие предприятия как имущественного комплекса не сводится ни к орудиям и средствам производства, составляющим «тело предприятия», ни даже к имуществу, а охватывает также принадлежащие предприятию исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором. Объектом сделок, связанных с установлением, изменением и прекращением вещных прав, может быть как предприятие в целом, так и его часть. Бет. 132 ГК особо подчеркивается, что предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью. Деление имущества на недвижимое и движимое имеет важное значение при раскрытии содержания, пределов и способов осуществления права государственной и муниципальной собственности, что будет показано в дальнейшем.

§ 3. Содержание права государственной и муниципальной собственности

Право государственной и муниципальной собственности как субъективное право. Общее определение права собственности как субъектив-ного права полностью приложимо к праву государственной и муниципальной собственности. Его содержание составляют принадлежащие собственнику правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, которые собственникосуществляетпосвоемуусмотрению и в своем интересе. Право государственной и муниципальной собственности, как и право собственности вообще, является элементом абсолютного правоотношения. Поскольку это право всегда принадлежит той или иной социальной общности людей, будь то российский народ в целом, если речь идет о федеральной собственности, либо народ (население), проживающий на определенной территории, входящей в состав Российской Федерации, если речь идет о собственности субъектов федерации либо о муниципальной собственности, каждый член общества по отношению к указанным формам собственности выступает в разных правовых качествах. С одной стороны, он входит в состав тех социальных общностей, которым право собственности принадлежит, – в состав российского народа, народа республики – субъекта Российской Федерации, населения края, области, муниципального образования и т. д. В то же время члены общества по отношению к указанным формам собственности выступают в качестве обязанных лиц, причем независимо от того, принадлежит она им или нет. Их обязанности состоят в том, что они не должны посягать на целостность государственной и муниципальной собственности, кому бы она ни принадлежала. Эти особенности надлежит учитывать при определении субъектного состава правоотношений государственной и муниципальной собственности.

В условиях административно-командной системы при раскрытии содержания государственной собственности, субъектом которой признавалось в то время только государство, и притом в единственном числе, нередко подчеркивался ее властный характер. Это качество, хотя и в меньшей степени, чем раньше, присуще государственной собственности и сейчас, оно выражается главным образом в способах ее осуществления. Присуще оно и муниципальной собственности. В то же время в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, и Российская Федерация, и ее субъекты, и муниципальные образования, которым как раз принадлежит право государственной и муниципальной собственности, выступают на равных началах с другими участниками этих отношений. Таким образом, властное начало, действительно присущее государственной и муниципальной собственности, никак не должно сказываться на отношениях по реализации указанных форм собственности в гражданских правоотношениях, независимо от того, идет ли речь об имуществе казны или об имуществе, закрепленном за предприятиями и учреждениями как самостоятельными юридическими лицами. Этот вывод подкрепляется тем, что в Российской Федерации допускаемые законом формы собственности признаются и защищаются равным образом (см. п. 2 ст. 8 Конституции РФ; п. 4 ст. 212 ГК). Сказанное, разумеется, не означает, что правовой режим всех форм собственности во всех случаях одинаков. Так, если широкий круг имуществ, принадлежащих гражданам, забронирован от взысканий со стороны кредиторов, то взыскание может быть обращено на все имущество государственных и муниципальных предприятий.

Давая общую характеристику права собственности, мы подчеркивали, что собственник может совершать в отношении своего имущества любые действия, лишь бы они не противоречили закону и не нарушали права и охраняемые законом интересы других лиц. Правомочия собственника по своему содержанию и способам осуществления неизбежно ограничены, что вытекает также из определения субъективного права как меры юридически возможного и обеспеченного поведения. Если бы дело обстояло иначе, то говорить о праве собственности как мере поведения было бы нельзя. Распространяется ли эта характеристика на право государственной собственности, принадлежащее Российской Федерации, которая как суверен соединяет в своих руках всю полноту государственной власти со всеми правомочиями собственника и сама определяет правовой режим принадлежащих ей имуществ? Да, распространяется. Государство (в данном случае – Российская Федерация) – суверен, однако оно действует (во всяком случае должно действовать!) в пределах, установленных им самим, и подчиняет свою деятельность им же установленному праву. Поэтому правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом, взятые применительно к государственной и муниципальной собственности, также имеют свои границы, о неограниченности этих правомочий говорить не приходится.

Отраслевая принадлежность права государственной и муниципальной собственности. Нормы, относящиеся к праву собственности, можно найти в законах и иных правовых актах самой различной отраслевой принадлежности – Конституции РФ, Гражданском кодексе, законах об охране природы и рациональном использовании природных ресурсов и множестве других. Это дало основания утверждать, что нормы о праве собственности составляют комплексное правовое образование. В противовес этой точке зрения были выдвинуты две другие, причем диаметрально противоположные. Одна из них, наиболее обстоятельно изложенная Н.Д. Егоровым, сводится к тому, что нормы о праве собственности по своей юридической природе являются гражданско-правовыми, а потому целиком входят в состав гражданского права как отрасли права. Другие ученые отстаивают государственно-правовую природу, по крайней мере тех норм, которые составляют институт права государственной собственности. Именно вокруг этого института и развернулась главным образом полемика относительно отраслевой принадлежности норм о праве собственности. К числу сторонников государственно-правовой природы норм о праве государственной собственности относятся, в частности, В. С. Якушев и М. И. Брагинский.

Решая этот вопрос, нельзя сбрасывать со счетов, что важнейшие нормы о праве собственности сосредоточены в Конституции РФ. Именно в этих нормах закреплены признаваемые в Российской Федерации формы собственности, основные принципы регулирования и охраны отношений собственности, определена компетенция Российской Федерации и ее субъектов в части установления правового режима важнейших объектов права собственности (в первую очередь государственной собственности). Оно и понятно. Отношения собственности во всяком обществе являются основополагающими. Между тем государственное право и призвано как раз к тому, чтобы закреплять и регулировать отношения, составляющие основу государственного и общественного строя. Ссылка на то, что указанные нормы Конституции по своей отраслевой принадлежности являются гражданско-правовыми, неубедительна. Если следовать этой аргументации, то пришлось бы значительную часть норм Конституции растащить по отраслевым квартирам и от нее мало что осталось бы как от целостного и к тому же фундаментального акта всей системы российского права. С другой стороны, и в актах гражданского законодательства мы находим прямые указания на то, что отношения собственности составляют предмет гражданско-правового регулирования (см., например, п. 1 ст. 1 и п. 1 ст. 2 ГК). Напомним также, что раздел II ГК называется «Право собственности и другие вещные права». В этом разделе развиты и конкретизированы многие конституционные установления о праве собственности. Дело, однако, не только в этом. Право государственной и муниципальной собственности реализуется в правоотношениях самой различной отраслевой принадлежности, а не только гражданско-правовых. Ясно, например, что, когда Правительство Российской Федерации принимает решение о передаче какого-либо предприятия, здания, сооружения или иного имущества из федеральной собственности в собственность субъекта федерации или в муниципальную собственность, то реализация права федеральной собственности происходит в рамках государственно-правового отношения. Когда же принимается решение о преобразовании государственного предприятия в казенное, реализация права федеральной собственности протекает в рамках административно-правового отношения. Вследствие указанных обстоятельств есть достаточные основания, чтобы совокупность норм, составляющих право собственности в объективном смысле, отнести к комплексным правовым образованиям, включающим нормы самой различной отраслевой принадлежности. Как мы в дальнейшем увидим, такой подход применительно к праву государственной и муниципальной собственности особенно оправдан.

§ 4. Осуществление права государственной и муниципальной собственности

Общие положения. За весь послеоктябрьский период камнем преткновения для сменявших друг друга властей был вопрос, как организовать эффективное управление и использование несметных богатств, которые в результате бездумно проведенной национализации оказались сосредоточенными в руках государства. Достичь оптимального решения этого вопроса так и не удалось за исключением, пожалуй, экстремального периода военной экономики, когда для отпора врагу пришлось пойти по пути максимальной централизации управления всем народным хозяйством. Последние годы характеризуются резким, хотя и далеко не всегда оправданным сокращением той части общественного богатства, которая составляет государственную и муниципальную собственность. Тем не менее в собственности Российской Федерации, субъектов федерации и муниципальных образований по-прежнему сосредоточены значительные материальные ресурсы. Как обеспечить управление этими ресурсами, их охрану и использование в целях поддержания производства на необходимом уровне и выполнения социализаторских функций, учет и контроль за надлежащим состоянием указанных ресурсов – эти и многие другие вопросы напрямую связаны с поисками оптимальных организационно-правовых форм осуществления государственной и муниципальной собственности.

Субъекты права государственной и муниципальной собственности – это, как правило, сложные системные образования, которые существуют и действуют через разветвленную сеть своих органов – административно-управленческих, социально-культурных, оперативно-хозяйственных, хотя и не сводятся к ним. Согласно Закону об общих принципах организации местного самоуправления, права собственника в отношении имущества, входящего в состав муниципальной собственности, от имени муниципального образования осуществляют органы местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации и уставами муниципальных образований, – население непосредственно.

Как считает Заместитель генерального директора «Кредитный брокер INTERFINANCE» (ИПОТЕКА, КРЕДИТОВАНИЕ БИЗНЕСА) Шевчук Денис (www.denisсredit.ru), в составе государственной и муниципальной собственности необходимо различать, с одной стороны, имущество, не закрепленное за соответствующими предприятиями и учреждениями как самостоятельными юридическими лицами и относящееся к имуществу казны (государственной или муниципальной), а с другой, имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении государственных и муниципальных предприятий и учреждений как не связанных непосредственно с казной юридических лиц. Соответственно этому различают осуществление права государственной и муниципальной собственности в отношении казенного имущества и в отношении имущества, закрепленного за соответствующими предприятиями и учреждениями как самостоятельными юридическими лицами.

В первом случае речь идет об осуществлении права государственной и муниципальной собственности самим носителем этого права как таковым, поскольку действия по его осуществлению соответствующие государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане совершают не от своего имени, а от имени субъекта права собственности – Российской Федерации, субъекта федерации или муниципального образования.

Во втором случае к осуществлению права собственности подключается дополнительное и притом вполне самостоятельное звено – в виде юридического лица, выступающего не от имени собственника, а от своего имени и наделенного на закрепленное за ним имущество либо правом хозяйственного ведения, либо правом оперативного управления. Нередко при осуществлении права государственной и муниципальной собственности имеет место сочетание действий, совершаемых одним субъектом от имени собственника, а другим – от своего имени. Так, государственное или муниципальное унитарное предприятие может распоряжаться принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения недвижимым имуществом лишь с согласия собственника. Хотя действие по распоряжению имуществом предприятие и совершает от своего имени, но для его совершения оно должно испросить согласие уполномоченного государственного органа (например, соответствующего органа по управлению государственным имуществом), который дает его уже от имени собственника. Таким образом, случаи осуществления права государственной и муниципальной собственности непосредственно самим собственником было бы неверно ограничивать теми, когда речь идет об имуществе казны, они значительно шире.

Так, в нынешних условиях непосредственное участие субъектов права государственной и муниципальной собственности в осуществлении этого права имеет место при приватизации государственных и муниципальных предприятий, а также при распоряжении унитарным предприятием закрепленным за ним недвижимым имуществом (а если речь идет об унитарном казенном предприятии – то и движимым). В осуществлении права собственности от имени собственников в указанных случаях участвуют Министерство государственного имущества Российской Федерации, Российский фонд федерального имущества и их органы на местах.

В дальнейшем мы сосредоточимся на осуществлении права государственной и муниципальной собственности с помощью таких способов, как право хозяйственного ведения и право оперативного управления.

Право хозяйственного ведения как способ осуществления права государственной и муниципальной собственности. Статья 216 ГК. называет право хозяйственного ведения имуществом в числе вещных прав лиц, не являющихся собственниками. Более развернутая характеристика права хозяйственного ведения дана в ст. 294, 295, 299, 300 и других статьях ГК. В отличие от ранее действовавшего законодательства, круг субъектов права хозяйственного ведения сужен, а его содержание ограничено. В ГК предусмотрено, что правом хозяйственного ведения могут наделяться государственные и муниципальные унитарные предприятия, кроме федеральных казенных предприятий, за которыми имущество закрепляется на праве оперативного управления. Соответственно этому ГК не предусматривает использование права хозяйственного ведения как способа осуществления иных, кроме государственной и муниципальной собственности, форм собственности. Позиция, занятая ГК в вопросе о границах использования права хозяйственного ведения, соответствует ст. 8 Федерального закона о введении в действие части первой ГК, которая предписывает преобразование предприятий, не находящихся в государственной или муниципальной собственности и основанных на праве полного хозяйственного ведения, в хозяйственные товарищества, общества или кооперативы либо их ликвидацию. К указанным предприятиям до их преобразования или ликвидации применяются правила об унитарных предприятиях основанных на праве оперативного управления, с учетом того, что собственниками их имущества являются их учредители. Отказ от использования права хозяйственного ведения при осуществлении иных форм собственности был поспешным и привел на практике ко всякого рода трудностям. По-видимому, он был вызван эйфорией, связанной с хозяйственными обществами и товариществами, которые на определенном этапе рассматривались в качестве оптимальной организационно-правовой формы образования юридических лиц, занимающихся коммерческой деятельностью. Трудно понять, почему, скажем, кооперативная, общественная или религиозная организация не может образовать подсобное предприятие, выделив ему часть своего имущества в хозяйственное ведение, а нужно обязательно идти по пути создания хозяйственного товарищества или общества, наделяя его правом собственности. В настоящее время наблюдается возрождение категории хозяйственного ведения. Первой ласточкой можно считать Закон РФ «О профсоюзах, их правах и гарантиях деятельности». В ст. 24 Закона предусмотрено, что профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации владеют, пользуются и распоряжаются имуществом, находящимся не только в их собственности, но и в хозяйственном ведении. По-ввдимому, можно ожидать дальнейшего расширения границ использования права хозяйственного ведения. Сужено это право и по своему содержанию, что нашло отражение не только в переименовании соответствующего права (раньше оно называлось «право полного хозяйственного ведения», а теперь «право хозяйственного ведения»), но и в том, как очерчены права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении. Если раньше право полного хозяйственного ведения строилось по той же модели, что и право собственности, то ныне права государственного или муниципального предприятия, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, строго ограничены, и в то же время достаточно широко определены права на это имущество самого собственника. Объясняется это тем, что размер уставного фонда такого предприятия не может быть менее суммы, определенной законом о государственных и муниципальных предприятиях, причем еще до регистрации предприятия он должен быть собственником полностью оплачен. Если по окончании финансового года стоимость чистых активов предприятия окажется меньше размера уставного фонда, орган, уполномоченный на создание предприятия, обязан в установленном порядке произвести уменьшение уставного фонда. Если же стоимость чистых активов окажется меньше размера, определенного законом, предприятие может быть ликвидировано по решению суда.

Помимо того, чгго собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации, назначает руководителя предприятия, он осуществляет также контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества и имеет право на получение части прибыли от использования находящегося в хозяйственном ведении предприятия имущества.

Как ввдим, право хозяйственного ведения по своему содержанию ныне резко ограничено. Объясняется это не в последнюю очередь его жесткой привязкой к праву государственной и муниципальной собственности, что, пожалуй, особенно сказалось в Указе Презвдента РФ от 14 октября 1992 г. «О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду». Указом по существу было положено начало резкому ограничению прав государственных и муниципальных предприятий по распоряжению закрепленным за ними имуществом, прежде всего, недвижимым. Та же тенденция отчетливо просматривается и в ГК, даже если оставить в стороне вопрос о правовом режиме имущества казенных предприятий, за которыми имущество закрепляется на праве оперативного управления и права которых в отношении этого имущества еще более ограничены (см. об этом дальше). В результате право хозяйственного ведения, не говоря уже о праве оперативного управления, хотя формально они и закреплены в законе в качестве вещных прав, обескровлены. По своему содержанию они даже более ограничены, чем прежнее право оперативного управления (см. ст. 93 ГК 1964 г.), хотя последнее в свое время резко критиковалось как атрибут административно-командной системы, препятствующий развитию рыночных отношений. Представляется, что ограничения права хозяйственного ведения и, скажем, забегая вперед, права оперативного управления далеко не всегда оправданы, тем более если учесть расширение границ использования права хозяйственного ведения. В то же время не следует впадать в крайность и строить их по той же модели, что и право собственности.

По ранее действовавшему законодательству решающее значение придавалось делению имущества предприятия на основные и оборотные средства, правовой режим которых был существенно различен. Напомним, что с точки зрения политико-экономической основные средства характеризуются тем, что переносят свою стоимость на готовый продукт постепенно, по мере их снашивания, в то время как оборотные средства потребляются в одном производственном цикле, причем их стоимость целиком входит в затраты на производство продукта. Положения о бухгалтерском учете проводят различие мезду основными и оборотными средствами в зависимости от стоимости и срока службы, причем учетно-финансовое деление основных и оборотных средств не во всех случаях совпадает с их политико-экономическим делением. Учетно-финансовое деление основных и оборотных средств проводится и в Положении о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации (утверждено приказом министра финансов РФ от 26 декабря 1994 г. № 170 и введено в действие с 1 января 1995), но ныне оно утратило былое значение, по крайней мере с точки зрения тех прав, которые принадлежат предприятиям в отношении как основных, так и оборотных средств'. Почему это произошло? Раньше, среди источников образования основных средств превалировали бюджетные ассигнования, в то время как пополнение оборотных средств – сырья, топлива, материалов – происходило главным образом за счет собственных средств предприятий. Ныне это различие, во всяком случае в отношении предприятий, которым имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, во многом нивелировано. Правомочия предприятий по распоряжению основными средствами были существенно ограничены, распоряжаться оборотными средствами предприятие могло значительно свободнее. Нельзя сказать, что это различие сведено на нет, но сейчас оно переместилось в несколько иную плоскость и проводится в зависимости от того, относится ли имущество к недвижимому или движимому. Наконец, раньше основные средства были полностью забронированы от взыскания со стороны кредиторов, а взыскание на оборотные средства можно было обратить в пределах, превышающих нормальные потребности предприятия. Ныне унитарное предприятие в принципе отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, независимо от того, относится ли оно к основным или к оборотным средствам. В свою очередь, оно не несет ответственности по обязательствам собственника его имущества (см.п. 5 ст. 113 ГК).

Что же касается собственника имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, то он также не отвечает по обязательствам предприятия, кроме случаев, предусмотренных п. 3 ст. 56 ГК. Так, на собственника может быть возложена субсидиарная, т. е. дополнительная ответственность по обязательствам предприятия, если его несостоятельность вызвана собственником, а имущества предприятия недостаточно для удовлетворения кредиторов. Ныне куда большее значение имеет деление имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, на недвижимое и движимое. Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия его собственника. Остальным, т. е. не относящимся к недвижимому, имуществом, которое принадлежит предприятию, оно распоряжается самостоятельно, кроме случаев, установленных законом или иными правовыми актами.

Унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, может создать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему части своего имущества в хозяйственное ведение. В данном случае у дочернего предприятия возникает вторичное право хозяйственного ведения в отношении переданного ему имущества. На ответственность материнского и дочернего предприятия по обязательствам друг друга распространяются правила п. 3 ст. 56 ГК. В частности, материнское предприятие несет субсидиарную ответственность по обязательствам дочернего при недостаточности его имущества, если несостоятельность дочернего предприятия вызвана учредившим его предприятием. С другой стороны, если материнское предприятие учредило дочернее, чтобы освободиться от ответственности перед кредиторами, то взыскание может быть обращено и на имущество, переданное материнским предприятием дочернему.

Право оперативного управления как способ осуществления права государственной и муниципальной собственности. В числе вещных прав лиц, не являющихся собственниками, ст. 216 ГК называет также право оперативного управления имуществом. Если право хозяйственного ведения (а до него право паяного хозяйственного ведения) появилось в нашем законодательстве сравнительно недавно, то летоисчисление права оперативного управления восходит к началу 60-х годов. Впервые категория оперативного управления была закреплена в Основах гражданского законодательства 1961 г. и пережила в своем развитии несколько этапов. Ныне развернутая характеристика права оперативного управления дана в ст. 296–300 ГК, а также в подзаконных нормативных актах, в числе которых в первую очередь следует назвать Указ Президента РФ от 23 мая 1994 г. № 1003 «О реформе государственных предприятий», постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 908 «Об утверждении Типового устава казенного завода (казенной фабрики, казенного хозяйства), созданного на базе ликвидированного федерального государственного предприятия», постановление Правительства РФ от 6 октября 1994 г. № 1138 «О порядке планирования и финансирования деятельности казенных заводов (казенных фабрик, казенных хозяйств)». В этих нормативных актах закреплен круг субъектов права оперативного управления, установлены пределы и способы его осуществления.

По ныне действующему законодательству субъектами права оперативного управления являются казенные предприятия, а также финансируемые собственником учреждения (см. ст. 115 и 120 ГК). Казенное предприятие может быть образовано по решению Правительства РФ на базе имущества, находящегося в федеральной собственности. Такое предприятие именуется федеральным казенным предприятием. Действующим законодательством определен порадок создания казенного предприятия на базе ликвидированного федерального государственного предприятия. Казенное предприятие может быть образовано и в иных случаях. Представляется также, что казенное предприятие может быть создано на базе не только федеральной собственности, но и собственности, принадлежащей субъектам федерации, либо муниципальной собственности. Что же касается учреждений как носителей права оперативного управления, то они могут быть созданы на базе не только государственной и муниципальной собственности, но и всех иных допускаемых в российской Федерации форм собственности.

Содержание и границы осуществления права оперативного управления наиболее общим образом определены в п. 1 ст. 296 ГК; «Казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собстнника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им». Обратим внимание на то, что эта характеристика права оперативного управления распространяется как на казенные предприятия, так и на учреждения и исходит из того, что правоспособность как тех, так и других является специальной. Собственнику имущества, выделенного казенному предприятию или учреждению в оперативное управление, предоставляется право изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению.

На этом общая характеристика права оперативного управления, которая в равной степени относится как к казенным предприятиям, так и к финансируемым собственником учреждениям, в законе завершается, и формулируются положения, отражающие специфику правового режима имуществ казенных предприятий, с одной стороны, и учреждений, с другой.

Ранее отмечалось, что государственные и муниципальные предприятия, которым имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, не вправе без согласия собственника распоряжаться недвижимым имуществом. В отношении казенных предприятий, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, предусмотрено, что они не вправе без согласия собственника распоряжаться не только недвижимым, но и движимым имуществом. Что же касается производимой казенным предприятием продукции, то оно реализует ее самостоятельно, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. Так, продукция, произведенная казенным предприятием в соответствии с планом-заказом для государственных нужд, подлежит реализации по утвержденным ценам тем потребителям, которые указаны в задании уполномоченного органа.

Порадок распределения доходов казенного предприятия определяется собственником его имущества согласно Указу Президента РФ от 23 мая 1994 г. и Типовому уставу казенного завода. Распределение и использование прибыли определяется в уставе конкретного завода в соответствии с Порядком планирования и финансирования деятельности казенного завода'. Прибыль от реализации продукции (работ, услуг), произведенной в соответствии с планом-заказом и в результате разрешенной казенному предприятию самостоятельной хозяйственной деятельности, направляется на финансирование мероприятий, обеспечивающих выполнение плана-заказа, плана развития завода и на другие производственные цели, а также на социальные цели по нормативам, ежегодно устанавливаемым уполномоченным органом. Оставшаяся прибыль подлежит изъятию в доход федерального бюджета.

Поскольку одним из источников финансирования казенного предприятия являются ассигнования из федерального бюджета, предприятие представляет уполномоченному органу отчет о целевом использовании выделенных бюджетных ассигнований, а также амортизационных отчислениях, предназначенных на обновление основных фондов. Не использованные предприятием по истечении года бюджетные ассигнования подлежат возврату в федеральный бюджет.

Что же касается ответственности казенного предприятия по обязательствам, то на нее распространяются правила п. 5 ст. 113 ГК: казенное предприятие отвечает по своим обязательствам всем закрепленным за ним имуществом, но не несет ответственности по обязательствам собственника его имущества. В то же время субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества несет Российская Федерация как субъект гражданского права. Обратим внимание на то, что Российская Федерация несет субсидиарную ответственность не только в случаях, подпадающих под действие п. 3 ст. 56 ГК, но и в остальных случаях, когда имущества самого казенного предприятия недостаточно для удовлетворения его кредиторов. В случае создания казенного предприятия на базе собственности субъекта Российской Федерации или муниципальной собственности аналогичные положения соответственно должны применяться и к суб-свдиарной ответственности субъекта Российской Федерации или муниципального образования по обязательствам казенного предприятия.

Вернемся теперь к характеристике права оперативного управления, принадлежащего финансируемым собственником учреждениям. По сравнению с правом оперативного управления казенных предприятий это право по своему содержанию является еще более ограниченным. Учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете'. По своим обязательствам учреждение отвечает находящимися в его распоряжении денежными средствами. Имущество учреждения, независимо от того, учитывается ли оно в составе основных средств или средств в обороте, забронировано от взысканий кредиторов. При недостаточности находящихся в распоряжении учреждения денежных средств субсвдиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества.

Учреждения, будучи некоммерческими организациями, наделяются специальной правоспособностью. В то же время в соответствии с учредительными документами им может быть предоставлено право заниматься деятельностью, приносящей доходы. Законом предусмотрено, что доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе. По смете указанные доходы не проводятся. Если в законе или ином правовом акте не предусмотрено, что такие доходы и приобретенное за их счет имущество поступают в собственность учреждения, то, по-видимому, речь в этих случаях должна идти об особом вещном праве, которое не укладывается ни в рамки права оперативного управления, ни в рамки права хозяйственного ведения.

В законе оставлен открытым вопрос, могут ли кредиторы обратить взыскание на имущество, приобретенное учреждением за счет дозволенной в учредительных документах коммерческой деятельности. Повидимому, на этот вопрос нужно ответить утвердительно, если в законе или ином правовом акте, определяющем особенности правового положения отдельных видов учреждений, не предусмотрено иное.

Глава 20. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ

§ 1. Субъекты и объекты права собственности

Общие положения. Круг юридических лиц, выступающих в качестве собственников принадлежащего им имущества, необычайно широк. Это хозяйственные общества и товарищества, производственные и потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации, ассоциации и союзы. Можно сказать, что в перспективе по ныне действующему законодательству собственниками должны стать все юридические лица, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также финансируемых собственником учреждений (см. п. 3 ст. 213 ГК). Однако к признанию их юридической личности и соответственно к признанию их собственниками названные выше социальные образования шли по-разному. Если производственные и потребительские кооперативы, под каким бы наименованием они ни выступали и как бы ни ограничивались их права, фигурировали на протяжении всех послеоктябрьских лет, то этого нельзя сказать ни о хозяйственных обществах и товариществах, ни о религиозных организациях. Деятельность хозяйственных обществ и товариществ вначале была свернута, а затем и вовсе прекращена в ходе «наступления» социализма по всему фронту и окончательного вытеснения из экономики страны частнокапиталистических элементов. Их возрождение началось в конце восьмидесятых – начале девяностых годов и достигло внушительных размеров в наши дни, когда глобальной целью реформ провозглашено построение «цивилизованного» капитализма. В течение длительного времени не признавалась юридическая личность религиозных конфессий, а их имущественная база была сведена на нет. Достаточно напомнить, что завещание в пользу церкви судебной практикой признавалось недействительным. Многие из общественных организаций были настолько прочно вмонтированы в государственные структуры, что признание их самостоятельной юридической личности вызывало известные сомнения и было использовано впоследствии в качестве одного из поводов для прекращения их деятельности. Порядок их образования был строго разрешительным, одним из основных источников их финансирования были ассигнования из бюджета, вся их деятельность жестко регламентировалась указаниями партийных органов. Это относится и к союзам творческих профессий, и к добровольным обществам, и ко многим другим общественным организациям, которые, по существу, выполняли роль придатка административно-командной системы и находились от нее в полной зависимости.

Особое место в ряду общественных организаций занимала КПСС, которая была закреплена на конституционном уровне как руководящая и направляющая сила социалистического общества, как адро всех государственных и общественных организаций. КПСС не только направляла деятельность всех органов власти и управления и всех общественных организаций сверху донизу, но и сама непосредственно выполняла целый рад ведущих государственных функций. Ее приводными ремнями были в первую очередь ВЛКСМ и единая система профессиональных союзов, которая в масштабе Союза возглавлялась ВЦСПС.

Судьба общественных и религиозных организаций в условиях перестройки и особенно после распада Союза ССР складывалась по-разному. Религиозные организации стали пользоваться особым покровительством власти, многие представители которой из атеистов мгновенно превратились в верующих от рождения. Как грибы после дождя возникло множество общественных организаций, вплоть до организаций сексуальных меньшинств.

Что же касается таких ключевых в прежней политической системе организаций, как КПСС, ВЛКСМ и некогда единая система профсоюзов, которую возглавлял ВЦСПС, то они распались, хотя и по-разному. В связи с этим нередко возникает вопрос о судьбе имущества, которое ранее принадлежало или находилось в ведении этих достаточно мощных, с точки зрения материально-технического и финансового обеспечения их деятельности, организаций. Нужно сказать, что каждая из образовавшихся на месте этих структур организаций считает себя вправе на это имущество претендовать и тянет одеяло на себя. С другой стороны, не прочь поживиться за счет этого имущества как те организации, которые существуют в системе органов государственной власти и местного самоуправления, так и новоявленные организации, в том числе и коммерческие структуры. Особый интерес для нашей темы представляет вопрос о судьбе имущества КПСС и образованной незадолго до распада Союза ССР Коммунистической партии РСФСР, поскольку он был предметом специального рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.

Как известно. Конституционный суд отказался признать КПСС субъектом права, поскольку она выполняла целый ряд функций, не свойственных общественным организациям. В то же время Конституционный суд признал, что в ведении КПСС и ее организаций находились государственное имущество, имущество, составлявшее партийную собственность, а также имущество, принадлежность которого еще должна быть установлена судом в порядке гражданского судопроизводства. Представляется, что позиция Конституционного суда в той части, в какой он, с одной стороны, отказал КПСС в признании ее субъектом права, а с другой, признал наличие партийной собственности, не вполне последовательна. Нельзя иметь имущество в собственности, не будучи субъектом права. Ссылка же на то, что КПСС выполняла широкий спектр не только общественных, но и государственных функций, говорит как раз в пользу признания ее субъектом права с достаточно емкими полномочиями, что находилось в полном соответствии с конституционными установлениями, на основании которых КПСС действовала. Кстати, государственными функциями наделялись и наделяются многие общественные организации, что отнюдь не ставит под сомнение их юридическую личность. Достаточно напомнить, что профсоюзы в течение длительного времени выполняли государственные функции в области социального страхования. Наконец, несостоятельна ссылка на то, что КПСС и ее организации ехргеваа уегЫк не были признаны юридическими лицами. В истории нашего законодательства широко известны случаи, когда то или иное образование формально не именовалось юридическим лицом, но обладало теми признаками, из которых выводилась его юридическая личность. Так, трестированные предприятия формально были признаны юридическими лицами лишь в 1965 г., но фактически стали таковыми уже в начале трвдцатых годов. То же можно сказать о юрвдической личности фабзавместкомов, которая признавалась судебной и арбитражной практикой задолго до того, как формально была закреплена в уставах (положениях), регламентирующих их деятельность.

Таким образом, оставляя в стороне вопрос, можно ли было прекратить деятельность КПСС без обращения в суд, путем принятия президентских указов', есть достаточные основания признать, что в тот период, когда КПСС действовала (а это непреложный исторический факт, как бы к нему ни относиться), она действовала как субъект права, обладала всеми признаками юрвдического лица, могла быть и на деле являлась собственником значительной части имущества, которое находилось в ведении ее организаций и составляло партийную собственность. В частности, речь идет об имуществе, полученном в виде членских взносов и приобретенном за счет этих взносов (а они составляли по тогдашнему масштабу цен многомиллионные суммы), об имуществе, приобретенном за счет хозяйственной деятельности КПСС (например, издательской), а также об имуществе, полученном КПСС за счет многих других источников (в частности, добровольных пожертвований). Другое дело, что в ведении КПСС, помимо партийной собственности, находилось немало государственного имущества, которое подлежит возврату соответствующим государственным органам и органам местного самоуправления, а также имущества, принадлежность которого еще должна быть установлена. В этой части с Конституционным судом следует согласиться. Поэтому вопрос о судьбе имущества КПСС, как впрочем ВЛКСМ, профсоюзов и ряда других общественных организаций, не снят с повестки дня.

С другой стороны, в связи с возрождением целого ряда организаций, деятельность которых в течение длительного времени была свернута, а то и вовсе находилась под запретом, встает вопрос о возврате того имущества, которое ранее им принадлежало. Здесь в первую очередь речь идет о религиозных организациях, которые все настойчивее требуют возврата им храмов, монастырей, молитвенных домов, земельных угодий, предметов культа и т. д. Такой возврат, хотя и далеко не безболезненно, во многих случаях имеет место. Не безболезненно потому, что за истекшие десятилетия имущество успело «прирасти» к новому владельцу и используется им в хозяйственной, культурно-просветительской и иной деятельности (например, в виде музейных экспонатов).

Неопределенность правового режима многих имуществ вызвана также тем, что в свое время происходила передача его из ведения государственных органов в ведение общественных организаций, потребительской кооперации, колхозов и т. д. Случалось и обратное. Так, была ликвидирована система промысловой кооперации, а ее предприятия переданы в ведение государственной промышленности и потребительской кооперации. Нередко такая передача юридически грамотно не оформлялась ни в нормативных актах, ни в актах применения права, а структуры, которым соответствующее имущество было передано, либо приказали долго жить, либо подверглись преобразованиям. В настоящее время на имущество зачастую претендуют как органы государственной власти и местного самоуправления, ссылаясь на то, что передача имущества в ведение соответствующих организаций не означала смены собственника, так и те организации, которые возникли взамен прежних и считают себя их правопреемниками. Такие споры идут вокруг так называемых колхозных рынков, переданных в свое время в ведение потребкооперации, дворцов культуры и другого имущества, переданного профсоюзам, и в целом ряде других случаев. Иногда в подтверждение своих прав на имущество спорящие стороны ссылаются даже на институт приобретательной давности, полагая, что если передача имущества и не была надлежаще оформлена, то они стали его собственниками по давности владения.

Этот экскурс был предпринят для того, чтобы показать, что как круг юридических лиц, выступающих в качестве собственников, так и правовой режим их имуществ претерпевают изменения, которые становятся особенно ощутимыми в переходные периоды развития общества. А именно в одном из таких периодов мы сейчас и находимся.

Сказанное, однако, не избавляет от необходимости выявления общих закономерностей, характеризующих содержание, пределы и способы осуществления права собственности юридических лиц. Но, разумеется, эти закономерности должны быть раскрыты с учетом специфики переживаемого момента, которая предает им свою окраску. К числу таковых могут быть отнесены следующие.

Во-первых, все юридические лица, о которых идет речь, подразделяются на коммерческие и некоммерческие организации и соответственно наделяются либо общей либо специальной правоспособностью (правосубъектностыо). А это самым непосредственным образом сказывается на содержании принадлежащего им права собственности, пределах и способах его осуществления. Хотя набор правомочий во всех случаях остается неизменным (это хорошо знакомые нам правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом), по своему содержанию и границам они далеко не одинаковы. У коммерческих организаций, которые в принципе могут заниматься любой, не запрещенной законом деятельностью, эти правомочия и по содержанию и по границам их осуществления значительно шире. Спектр возможностей, которые указанные правомочия открывают перед некоммерческими организациями, куда более узок.

Во-вторых, юридические лица, которые выступают в качестве собственников, в своем большинстве основаны на принципе добровольного членства (участия). Их члены (участники) формируют имущественную базу соответствующей организации путем внесения взносов, вкладов, покупки акций и т. д. Совершенно очевидно, что физические и юридические лица, которые передали организации свое имущество или сделали какой-то иной вклад (например, в ввде ноу-хау), далеко не безразличны к тому, как и в каких целях она будет его использовать. Не безразличны уже потому, что в большинстве случаев рассчитывают получить от этого имущественную или какую-то иную выгоду (например, получить диввденды). Именно поэтому указанные лиц» во многих случаях непосредственно участвуют в принятии реше ний по осуществлению права собственности, голосуя на общих собраниях, формируя органы управления, выполняющие исполнительно-распорядительные функции в отношении принадлежащего данному юридическому лицу имущества, контролируя использование имущества в соответствии с его целевым назначением и в интересах лиц, образующих людской субстрат юридического лица – участников, вкладчиков, акционеров. Иными словами, при осуществлении права собственности юридического лица, определении параметров его деятельности имеет место сочетание актов коллегиальных и единоличных органов (например, общего собрания и генерального директора), причем решающее значение должно придаваться актам коллегиальных органов. Так, Законом об акционерных обществах установлен особый порядок совершения обществом крупных сделок, связанных с приобретением или отчуждением имущества. Если предметом сделки является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов акционерного общества, то решение о совершении сделки должно быть принято советом директоров (наблюдательным советом) единогласно. При недостижении единогласия вопрос о совершении такой сделки совет директоров (наблюдательный совет) может вынести на решение общего собрания. Если же предметом крупной сделки является имущество, стоимость которого превышает 50 процентов активов, то решение о ее совершении принимается общим собранием акционеров, причем для этого требуется большинство в три четверти голосов акционеров, присутствующих на собрании (см. ст. 79 Закона об акционерных обществах).

В-третьих, в числе нормативных актов, определяющих правовой режим имущества, принадлежащего юридическому лицу на праве собственности, высок удельный вес учредительных документов юридического лица, в первую очередь таких, как учредительный договор и (или) устав, которые должны быть отнесены к актам локального нормотворчества. В этих актах опять-таки воплощается, как правило, коллективная воля учредителей юридического лица, причем к указанным актам нередко содержится отсылка в законах и иных общенормативных правовых актах, в том числе и в Гражданском кодексе.

Наконец, в-четвертых, учредители (участники) юридических лиц, выступающих в качестве собственников, во всяком случае не имеют на имущество юридического лица никаких вещных прав. Они имеют в отношении юридических лиц либо обязательственные права, если речь идет о хозяйственных товариществах и обществах, производственных и потребительских кооперативах, либо вообще не имеют в отношении юридических лиц имущественных прав (ни вещных, ни обязательственных), если речь идет об общественных и религиозных организациях, благотворительных и иных фондах, ассоциациях и союзах (см. пп. 2 и 3 ст. 48, п. 4 ст. 213 ГК). В то же время перечень юридических лиц, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, приведенный в абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК, не является замкнутым. Так, члены некоммерческого партнерства при выходе из него, а также в случае ликвидации партнерства вправе получить часть его имущества либо стоимость этого имущества в пределах стоимости имущества, переданного членами партнерства в его собственность, если иное не предусмотрено федеральным законом или учредительными документами. При выходе из партнерства возврату не подлежат членские взносы, а в случае ликвидации партнерства часть имущества либо его стоимость можно получить только после расчетов с кредиторами. При исключении из некоммерческого партнерства расчеты по имуществу с членом партнерства производятся на тех же основаниях, что и при выходе из него (см. ст. 8 Закона о некоммерческих организациях).

То же можно сказать о перечне юридических лиц, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, равно как и о перечне юридических лиц, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав (см. абз. 3 п. 2 и п. 3 ст. 48 ГК). И тот, и другой также не являются замкнутыми. Так, п. 1 ст. 24 Закона о профсоюзах, их правах и гарантиях деятельности предусматривает, что профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации владеют, пользуются и распоряжаются не только имуществом, принадлежащим им на праве собственности, но и имуществом, переданным им в хозяйственное ведение. Представляется, что имущество может бпъ передано в хозяйственное ведение соответствующего юридического лица его учредителями (участниками). Так, профсоюзы могут часть принадлежащего им на праве собственности имущества передать в хозяйственное ведение ассоциации, которую они учредили.

Таковы общие закономерности, которые подлежат учету при изучении права собственности юридических лиц, безотносительно к его конкретному виду.

Субъекты права собственности. Классификация субъектов права собственности юридических лиц может проводиться по различным основаниям. На первый взгляд, наиболее оправданным кажется их подразделение на коммерческие и некоммерческие организации. Такое деление не лишено смысла. Однако при изучении правового режима имущества отдельных видов юридических лиц на этом пути подстерегают значительные трудности. Скажем, в одной классификационной рубрике оказались бы потребительские кооперативы, с одной стороны, общественные и религиозные организации, с другой, хотя в правовом режиме их имущества мало общего. Да и по характеру деятельности они существенно отличаются друг от друга: потребительские кооперативы занимаются хозяйственной деятельностью, пусть и не направленной систематически на извлечение прибыли, в то время как общественные и религиозные организации главным образом общественно-политической, культурно-просветительской и подвижнической деятельностью по утверждению в обществе принципов добра, социальной защищенности и справедливости. В то же время оторванными друг от друга оказались бы производственные и потребительские кооперативы, хотя в правовом режиме их имущества немало общего. Поэтому с точки зрения наиболее полного выявления как общих черт, так и особенностей, присущих юридическим лицам именно как субъектам права собственности, представляется оправданным подразделение их на хозяйственные товарищества и общества; производственные и потребительские кооперативы; общественные и религиозные организации; благотворительные и иные фонды; объединения (ассоциации и союзы). Этой классификации мы и будем в дальнейшем придерживаться.

Объекты права собственности юридических лиц. Сформулируем несколько общих положений, относящихся к объектам права собственности юридических лиц. Согласно п. 1 и 2 ст. 213 ГК в собственности юридических лиц может находиться любое имущество, кроме отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать юридическим лицам. Если имущество может принадлежать юридическому лицу, то его количество и стоимость не ограничиваются, кроме случаев, когда такие ограничения установлены законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц (как физических, так и юридических), обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Если в собственности юридического лица окажется имущество, которое по закону не может ему принадлежать, то право собственности такого юридического лица подлежит прекращению в порядке, предусмотренном ст. 238 ГК.

Говоря об объектах права собственности юридических лиц, необходимо учитывать также правила ст. 129 ГК, касающиеся оборотоспособности объектов гражданских прав. Совершенно очевидно, что в собственности юридического лица не могут быть, например, объекты, относящиеся к исключительной собственности Российской Федерации, или объекты, для приобретения которых необходимо получение лицензии, но она получена не была.

При решении вопроса, может ли то или иное имущество находиться в собственности данного юридического лица, первостепенное значение имеет, относится ли юридическое лицо к коммерческим или некоммерческим организациям и соответственно этому какой правоспособностью оно наделено: общей или специальной. Круг имуществ, которые могут находиться в собственности коммерческой организации, как правило, шире того, собственником которых может быть некоммерческая организация. В отношении земли и других природных ресурсов в законе установлено, что если они не находятся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, то являются государственной собственностью. И это положение, вводящее своего рода презумпцию государственной собственности на природные ресурсы, нужно иметь в виду, очерчивая круг объектов, которые могут находиться в собственности юридических лиц.

В собственности юридических лиц может быть как недвижимое, так и движимое имущество и та характеристика указанных видов имуществ, которая ранее была дана, распространяется и на случаи их принадлежности юридическим лицам.

В соответствии с Положением по бухгалтерскому учету (бухгалтерская отчетность организации) имущество, находящееся в собственности юридических лиц, подразделяется в зависимости от стоимости и срока службы на основные средства и средства в обороте.

Как считает Заместитель генерального директора «Кредитный брокер INTERFINANCE» (ИПОТЕКА, КРЕДИТОВАНИЕ БИЗНЕСА) Шевчук Денис (www.denisсredit.ru), в соответствии с дозволительной направленностью и диспозитивностью гражданско-правового регулирования законодатель резко ограничил число обязательных предписаний, касающихся порядка формирования имущественных фондов юридических лиц, определения целей их расходования, обеспечения интересов физических и юридических лиц, участвующих в образовании имущества данного юридического лица. Решение многих из этих вопросов отдано на откуп самим учредителям (участникам) юридического лица, что в нынешних условиях, когда мы находимся лишь на начальных этапах перехода к цивилизованным рыночным отношениям, далеко не всегда оправдано.

Приступим теперь к характеристике права собственности отдельных видов юридических лиц.

§ 2. Право собственности отдельных видов юридических лиц

Право собственности хозяйственных товариществ и обществ. Характеристику права собственности хозяйственных товариществ и обществ следует начать с указания на то, что все они, будучи юридическими лицами, в том числе дочерние и зависимые общества, по Гражданскому кодексу признаются собственниками. Напротив, по ранее действовавшему российскому законодательству собственниками признавались лишь акционерные общества открытого типа. Что же касается полных товариществ, товариществ на вере, обществ с ограниченной ответственностью и акционерных обществ закрытого типа, то их имущество относилось к общей долевой собственности участников соответствующего товарищества (общества). К тому же полные товарищества вообще не являлись юридическими лицами, а общества с дополнительной ответственностью не предусматривались в числе организационно-правовых форм хозяйственных обществ. Все это вызывало немалые трудности при квалификации права на имущество самих хозяйственных товариществ и обществ как самостоятельных юридических лиц. Эта проблема не возникала лишь в отношении полных товариществ, поскольку они не были юридическими лицами. Ныне все хозяйственные товарищества и общества (полные товарищества, товарищества на вере, общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной отчетностью, открытые и закрытые акционерные общества) – суть и юридические лица и собственники. Имущество, созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное и приобретенное хозяйственным товариществом или обществом в процессе его деятельности, принадлежит ему на праве собственности. Это относится и к тем случаям, когда хозяйственное общество создается одним лицом. Исключение составляет простое товарищество, которое, как и ранее, не признается юридическим лицом. Имущество, с которым простое товарищество выступает в гражданском обороте, относится к общей долевой собственности его участников.

Имущественную основу деятельности хозяйственных товариществ и обществ составляет уставный (складочный) капитал. Наименование его зависит от того, на основании каких учредительных документов юридическое лицо действует. В полных товариществах и товариществах на вере, поскольку у них нет устава и они действуют на основании учредительного договора, капитал именуется складочным. В хозяйственных обществах, поскольку у них есть устав, он называется уставным. Размер уставного (складочного) капитала фиксируется в учредительных документах. Уставный (складочный) капитал делится на доли (вклады) его учредителей (участников). Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью составляется из стоимости вкладов его участников, акционерного общества – из номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами. Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью и акционерного общества определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов, и не может быть менее определенной законом суммы.

Участники хозяйственного товарищества или общества обязаны вносить вклады в порядке, размерах, способами и в сроки, которые предусмотрены учредительными документами. Так, участник полного товарищества обязан внести не менее половины своего вклада в складочный капитал товарищества к моменту его регистрации, а остальную часть в сроки, установленные учредительными документами. Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью должен быть на момент регистрации общества оплачен его участниками не менее чем наполовину. Остальная часть подлежит оплате в течение первого года деятельности общества.

В составе имущества хозяйственных товариществ и обществ выделяются резервные фонды. Так, согласно Закону об акционерных обществах резервный фонд в них не может быть менее 15 процентов уставного капитала. Размер складочного (уставного) капитала фиксируется в учредительных документах и остается неизменной величиной до тех пор, пока в эти документы в установленном порядке не внесены изменения. Между тем чистые активы соответствующего товарищества (общества) в зависимости от того, как протекает его деятельность, могут либо превышать капитал, зафиксированный в учредительных документах, либо быть меньше его. Вследствие того, что размер уставного (складочного) капитала и размер чистых активов, как правило, расходятся, в законе предусмотрен целый ряд правил, призванных обеспечить интересы как самих участников соответствующего товарищества (общества), так и его кредиторов от различных авантюр и злоупотреблений. К сожалению, поскольку законодательство об обществах и товариществах только еще складывается, а рядовые вкладчики и акционеры излишне доверчивы, плохо осведомлены о своих правах и не умеют защищать их, эти правила дельцами теневой экономики нередко обходятся. В результате происходит ограбление миллионов людей, доверивших свои сбережения в ожидании высоких дивидендов, и обогащение сравнительно узкого слоя нуворишей, вставших на путь финансовых махинаций. Покажем на примере акционерных обществ, в чем состоят правила,

призванные гарантировать интересы как самих акционеров, так и кредиторов акционерного общества. Уставный капитал общества, как уже отмечалось, не может быть менее размера, предусмотренного законом. Размер уставного капитала общества должен гарантировать интересы его кредиторов. При учреждении акционерного общества все его акции должны быть распределены среди учредителей.

Общество может увеличить свой уставный капитал только после полной его оплаты. Увеличение уставного капитала происходит путем увеличения номинальной стоимости акций или выпуска дополнительных акций. Ни при каких обстоятельствах не допускается увеличение уставного капитала общества для покрытия понесенных им убытков.

Что же касается уменьшения уставного капитала, то в одних случаях акционерное общество обязано, а в других вправе такое уменьшение произвести. Уменьшение уставного капитала происходит путем уменьшения номинальной стоимости акций или покупки и погашения части акций. Общество обязано уменьшить уставный капитал, если по окончании второго и каждого последующего финансового года с момента учреждения общества стоимость его чистых активов окажется меньше уставного капитала. В тех же случаях, когда стоимость чистых активов становится меньше определенного законом минимального размера уставного капитала, общество подлежит ликвидации. Акционерное общество вправе уменьшить уставный капитал только после уведомления всех своих кредиторов. При этом кредиторы могут потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения им убытков.

Если стоимость чистых активов становится меньше размера складочного (уставного) капитала в полном товариществе, товариществе на вере, обществе с ограниченной или дополнительной ответственностью, то последствия такого уменьшения определены в п. 2 ст. 74, п. 5 ст. 82, п. 4 и 5 ст. 90 и п. 3 ст. 95 ГК. В обществе с ограниченной или дополнительной ответственностью увеличение уставного капитала общества допускается только после внесения всеми его участниками вкладов в полном объеме.

Хозяйственные товарищества и общества относятся к таким юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права. В законе и учредительных документах определены условия, порядок и последствия выбытия участника хозяйственного товарищества или общества из его состава. Так, в случае ликвидации товарищества или общества его участники могут получить часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость.

Участнику, выбывшему из полного товарищества, выплачивается стоимость части имущества товарищества, соответствующей доле этого участника в складочном капитале, если иное не предусмотрено учредительным договором. По соглашению сторон выплата стоимости имущества может быть заменена выдачей его в натуре. В то же время часть имущества товарищества или ее стоимость, которая причитается выбывающему участнику, определяется по балансу, составляемому на момент выбытия. Иными словами, при определении части имущества или ее стоимости, причитающейся выбывающему, необходимо учитывать, возросли или уменьшились чистые активы по сравнению с размером складочного капитала.

Участник полного товарищества вправе передать свою долю в складочном капитале или ее часть другому участнику товарищества либо третьему лицу лишь с согласия остальных участников товарищества. Согласие других участников требуется и для вступления в товарищество наследника умершего участника товарищества. Аналогичным образом определяются последствия выбытия полного товарища из товарищества на вере. Что же касается других участников товарищества на вере – вкладчиков (коммандитистов), то они имеют право передать свою долю в складочном капитале или ее часть другому вкладчику или третьему лицу. Вкладчики пользуются преимущественным перед третьими лицами правом покупки доли применительно к условиям и порядку, предусмотренным законом для участников общества с ограниченной ответственностью (см.п. 2 ст. 93 ГК).

Участник общества с ограниченной ответственностью вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников. При этом ему выплачивается стоимость части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале общества. При определении подлежащей выплате суммы необходимо учитывать, возросли или уменьшились чистые активы по сравнению с размером уставного капитала, если иное не предусмотрено учредительными документами.

Статья 93 ГК регламентирует переход доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью к другому лицу. Участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества. До полной оплаты доли она может быть отчуждена лишь в той части, в которой она уже оплачена. Отчуждение доли или ее части третьим лицам допускается, если иное не предусмотрено уставом общества. Участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли или ее части пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением участников не предусмотрен иной порядок осуществления этого права. Если участники общества не воспользуются преимущественным правом покупки доли в течение месяца со дня извещения либо в иной срок, предусмотренный уставом или соглашением участников, доля может быть отчуждена третьему лицу. Если в соответствии с уставом общества отчуждение доли третьим лицам невозможно, а другие участники общества от покупки доли отказываются, общество обязано выплатить участнику ее действительную стоимость либо выдать ему в натуре имущество, соответствующее такой стоимости. Если доля приобретена самим обществом, то оно обязано реализовать долю другим участникам или третьим лицам либо уменьшить свой уставный капитал в соответствии с пунктами 4 и 5 ст. 90 ГК.

Доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если учредительными документами не предусмотрено, что такой переход допускается только с согласия остальных участников общества. Отказ в согласии на переход доли влечет обязанность общества выплатить наследникам граждан (правопреемникам юридических лиц) действительную стоимость доли или выдать им в натуре имущество на такую стоимость.

Вопрос о переходе акций в акционерном обществе решается в зависимости от того, идет ли речь об открытом или закрытом акционерном обществе. В открытом акционерном обществе акционеры могут как возмездно, так и безвозмездно отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров. Акции могут беспрепятственно переходить к другим лицам и в порядке универсального правопреемства (например, в порядке наследования). В этих случаях должны соблюдаться лишь те ограничения, которые предусмотрены п. 5 ст. 99 ГК.

Напротив, в закрытом акционерном обществе акционеры имеют преимущественное право приобретения акций, но лишь при продаже их другими акционерами этого общества. Это право акционеров не может быть ограничено договором о создании закрытого акционерного общества или его уставом. Закрытое акционерное общество также имеет преимущественное право на приобретение акций, продаваемых его акционерами, но лишь при наличии следующих условий: во-первых, если оно предусмотрено уставом общества, и, во-вторых, если сами акционеры не использовали принадлежащего им преимущественного права на приобретение акций. Акционеры закрытого общества, а в надлежащих случаях само общество, могут осуществлять преимущественное право приобретения акций, продаваемых акционерами данного общества, при условии, если они согласны приобрести акции по цене предложения другому лицу. Если они согласны купить акции, но по более низкой цене, акционер, продающий акции, вправе продать их другому лицу. Иными словами, ни акционеры, ни общество, желающие купить акции, не могут требовать, чтобы акционер уменьшил цену продаваемых акций. Если преимущественное право акционеров (общества) на покупку акций нарушено, то они могут в судебном порядке требовать перевода прав и обязанностей покупателя акций на соответствующее заинтересованное лицо. Преимущественное право приобретения акций закрытого акционерного общества не распространяется на случаи безвозмездного их отчуждения акционером (по договору дарения), а также на случаи перехода акций в собственность другого лица в порядке универсального правопреемства (например, в порядке наследования. На переход акций в закрытом акционерном обществе распространяются ограничения, предусмотренные п. 5 ст. 99 ГК.

Право собственности производственных и потребительских кооперативов. Отношение к кооперации на протяжении советского периода отечественной истории не раз менялось. То она рассматривалась чуть ли не как столбовая дорога к социализму, то ее деятельность свертывалась. В условиях административно-командной системы во многом произошло огосударствление кооперации, что извращало демократические начала, которые должны быть в ней заложены. В первую очередь это относится к колхозам. Но как бы там ни было, кооперация, которая имела прочные традиции в дореволюционной России, существовала и в условиях советского режима. Существует она и в нынешний, постсоветский период. На начальных этапах перестройки с ней связывались довольно большие надежды, которые отошли на задний план вследствие повсеместного распространения хозяйственных товариществ и обществ.

Как уже отмечалось, действующее законодательство подразделяет кооперативы на производственные и потребительские, относя первые к коммерческим, а вторые – к некоммерческим организациям. Соответственно этому производственные кооперативы наделяются общей, а потребительские кооперативы – специальной правоспособностью. К производственным кооперативам могут быть отнесены сельскохозяйственные, а также иные производственные кооперативы, к потребительским – сельскохозяйственные, жилищно-строительные, жилищные, товарищества собственников жилья, которые ранее назывались кондоминиумами дачно-строительные, гаражно-строительные, садоводческие товарищества и ряд других В особую группу потребительских кооперативов должна быть выделена система потребительской кооперации, низовым звеном которой является потребительское общество. Все кооперативы, будучи юридическими лицами, выступают в качестве собственников, хотя круг имуществ, которые могут принадлежать им на праве частной собственности, различен. Так, в собственности товарищества собственников жилья может находиться движимое имущество, а также недвижимое имущество, входящее в состав кондоминиума. Средства товарищества состоят из вступительных и иных взносов, обязательных платежей членов товарищества; доходов от хозяйственной деятельности товарищества; дотаций на эксплуатацию, текущий и капитальный ремонты, коммунальные услуги и иных дотаций; прочих поступлений. По решению общего собрания в товариществе могут быть образованы специальные фонды, расходуемые на цели, соответствующие уставу. Порядок образования специальных фондов определяет общее собрание. Квартира в жилищно-строительном кооперативе до полного погашения пайщиком паевого взноса находится в собственности кооператива. Кроме того, кооператив является собственником образуемых в нем фондов, в том числе амортизационного. После полного выкупа квартиры пайщиком она становится его собственностью и выбывает из собственности кооператива. Садовые дома в садоводческом товариществе изначально принадлежат на праве собственности самим членам товарищества. Садоводческому товариществу принадлежат на праве собственности хозяйственные постройки, используемые на общие нужды, линии электропередач, фонды, образуемые за счет целевых взносов членов товарищества, и т. д.

Имущество, находящееся в собственности производственного кооператива, делится на паи его членов в соответствии с уставом кооператива. Член кооператива обязан внести к моменту регистрации кооператива не менее десяти процентов паевого взноса, а остальную часть – в течение года с момента регистрации. При принятии решений общим собранием член кооператива имеет один голос независимо от размера его паевого взноса. Уставом может быть предусмотрено, что часть кооперативного имущества составляют неделимые фонды, используемые на цели, определяемые уставом. Решение об образовании неделимых фондов принимается членами кооператива единогласно, если иное не предусмотрено уставом. Имущество, составляющее неделимый фонд кооператива, не включается в паи членов кооператива. На указанное имущество не может быть обращено взыскание по личным долгам члена кооператива. Уставом кооператива может быть предусмотрено образование в кооперативе иных фондов, в том числе страхового (резервного). Установление размера паевого взноса, размеров и порядка образования фондов кооператива, определение направлений их использования относятся к исключительной компетенции общего собрания.

Прибыль кооператива распределяется между его членами в соответствии с их трудовым участием, если иной порядок не предусмотрен законом и уставом. В таком же порядке распределяется имущество, в том числе и неделимые фонды, оставшееся после ликвидации кооператива и удовлетворения требований его кредиторов. Если член кооператива вышел из кооператива по своему усмотрению либо исключен из него, то ему должна быть выплачена стоимость пая или выдано имущество, соответствующее паю, а также произведены другие выплаты, предусмотренные уставом. Расчеты производятся по окончании финансового года и утверждения бухгалтерского баланса, если иное не предусмотрено уставом.

Член кооператива вправе передать свой пай или его часть другому члену кооператива, если иное не предусмотрено законом и уставом. Передача пая или его части гражданину, не являющемуся членом кооператива, допускается лишь с согласия кооператива. В этом случае другие члены кооператива пользуются преимущественным правом покупки такого пая или его части (см.п. Зет. 111). В случае смерти члена кооператива наследники могут быть приняты в кооператив, если иное не предусмотрено уставом. В противном случае кооператив выплачивает наследникам стоимость пая.

Одним из основных законодательных актов о потребительских кооперативах является Закон РФ «О потребительской кооперации в российской Федерации», действующий в редакции Закона от II июля 1997 г. Действие Закона распространяется на потребительскую кооперацию, т. е. систему потребительских обществ и их союзов, созданных в целях удовлетворения материальных и иных потребностей их членов.

Потребительские общества и союзы потребительских обществ с момента их государственной регистрации в установленном законодательством порядке являются юридическими лицами. Имущество потребительских обществ и их союзов принадлежит им на праве собственности.

Имущество потребительского общества не распределяется по далям (вкладам) ни между пайщиками, ни между работающими по трудовому договору (контракту) в потребительской кооперации гражданами. Источниками формирования имущества общества являются паевые взносы пайщиков, доходы от предпринимательской деятельности самого общества и созданных им организаций, доходы от размещения его собственных средств в банках, от ценных бумаг, а также иные, не запрещенные законодательством, источники.

Лица, вступающие в потребительское общество, обязаны внести вступительный и паевой взносы. Вступительный взнос покрывает расходы, связанные с вступлением в общество. При выходе пайщика из общества вступительный взнос возврату не подлежит. Паевой взнос – это имущественный взнос пайщика в паевой фонд потребительского общества. Он может вноситься деньгами, ценными бумагами, земельным участком или земельной долей, другим имуществом, имущественными либо иными правами, имеющими денежную оценку. Размеры вступительного и паевого взносов определяются уставом потребительского общества. На вступительные и паевые взносы не могут обращаться взыскания по обязательствам самих пайщиков.

В потребительском обществе образуется паевой фонд, который состоит из паевых взносов пайщиков и является одним из источников формирования имущества общества. Кроме того, потребительское общество вправе формировать такие фонды, как неделимый, резервный, фонд развития потребительской кооперации, а также иные фонды в соответствии с уставом общества. Неделимый фонд составляет часть имущества общества, которая не подлежит распределению между пайщиками. Резервный фонд предназначен для покрытия убытков от чрезвычайных обстоятельств.

Доходы потребительского общества от предпринимательской деятельности после внесения обязательных платежей направляются в фонды общества, для расчетов с кредиторами и (или) кооперативных выплат. Кооперативные выплаты-часть доходов общества, распределяемая между пайщиками пропорционально их участию в хозяйственной деятельности общества или их паевым взносам, если иное не предусмотрено уставом общества. Размер кооперативных выплат не должен превышать 20 процентов от доходов общества.

По своим обязательствам потребительское общество отвечает всем своим имуществом. По обязательствам пайщиков общество ответственности не несет. Субсидиарная (дополнительная) ответственность пайщиков по обязательствам общества определяется в порядке предусмотренном гражданским законодательством и уставом общества (см. п. 4 ст. 116 ГК). Пайщику, выходящему или исключенному из общества, выплачиваются стоимость его паевого взноса и кооперативные выплаты в размерах, в сроки и на условиях, которые предусмотрены уставом общества на момент вступления пайщика в общество. Уставом может быть предусмотрена выдача паевого взноса в натуральной форме, если паевым взносом были земельные участки или иное недвижимое имущество. Наследникам умершего пайщика его паевой взнос и кооперативные выплаты передаются в порядке, предусмотренном уставом. Право на участие в общих собраниях и другие вытекающие из членства права умершего пайщика к наследникам не переходят. Бет. 116 ГК (единственной, целиком относящейся к потребительским кооперативам) отсутствует указание на то, что член кооператива при принятии решений общим собранием имеет один голос, независимо от размера своего пая (ср. п.4 ст. 110 ГК, где такое указание в отношении членов производственных кооперативов имеется). По-видимому, это не случайно, поскольку механизм голосования в потребительских кооперативах до сих пор четко не отработан. Так, в Законе о товариществах собственников жилья предусмотрено, что каждый домовладелец на общем собрании обладает количеством голосов пропорционально его доле в праве общей собственности на общее имущество в кондоминиуме. Эта доля (доля участия) пропорциональна доле принадлежащих домовладельцу помещений в кондоминиуме, измеренных в метрах квадратных площади, если соглашением домовладельцев не установлено иное. В случае, когда в государственной и (или) муниципальной собственности находится более 30 процентов площади помещений в кондоминиуме, собственник этих помещений или уполномоченный им орган может принять решение о перераспределении между остальными домовладельцами пропорционально доле их участия части принадлежащих ему голосов на общем собрании (свыше 30 процентов голосов). Этот Закон, как и предшествовавшее ему Временное положение о кондоминиуме, не снимает всех вопросов, которые могут возникнуть при выработке механизма принятия решений в товариществах собственников жилья. По-видимому, законодатель счел оптимальным, чтобы этот механизм был отлажен и конкретизирован в акте локального нормотворчества, т. е. в уставе товарищества с учетом специфики отношений собственности в кондоминиуме, числа домовладельцев, удельного веса помещений, находящихся в частной и государственной и (или) муниципальной собственности, вида помещений и целого ряда других факторов. Этим, по-видимому, объясняется и то, что в Законе, в отличие от Временного положения, не предусмотрено, из какой нормы площади надлежит исходить при определении числа голосов каждого домовладельца (в прежнем Положении соотношение было таково: 10 кв. м общей площади – один голос. Округление до 1 голоса производилось от 5 до 10 кв. м общей площади. Из такого соотношения, видимо, следует исходить и сейчас при разработке устава того или иного товарищества). В Законе сохранен предельный размер голосов, если в государственной и (или) муниципальной собственности находится более 30 процентов помещений в кондоминиуме. Собственник или уполномоченный им орган не может располагать более чем 30 процентами голосов. Остальные голоса (в целом или в части) по решению собственника или уполномоченного им органа могут быть либо разверстаны между остальными домовладельцами пропорционально их доле участия в общей собственности либо заморожены, т. е. не учитываться при подсчете голосов. Поясним эти положения на конкретном примере. При этом будем исходить из того, что на каждые 10 кв. м площади принадлежащей домовладельцам, приходится один голос. Из подсчета исключаются помещения, находящиеся в общей долевой собственности домовладельцев, а также помещения, которые находятся в собственности самого товарищества как юридического лица. Допустим, что общая площадь в кондоминиуме, находящаяся в собственности домовладельцев, составляет 6000 кв.м. Из них 3000 кв. м находятся в частной собственности домовладельцев, а 3000 кв. м-в государственной и (или) муниципальной собственности. При соотношении 10 кв. м площади – один голос домовладельцы в общей сложности располагают 600 голосами. Однако собственник государственной и (или) муниципальной собственности (уполномоченный им орган) располагает не 300, а 180 голосами (не более 30 % от 600 голосов). Остальные 120 голосов могут быть по решению собственника или уполномоченного им органа либо разверстаны между остальными домовладельцами пропорционально их доле участия либо вовсе не учитываться при подсчете голосов. При этом разверстаны между домовладельцами могут быть и не все 120 голосов, а лишь их часть. Само собой разумеется, что никакой дискриминации домовладельцев, т. е. расширения прав одних за счет других при распределении поступивших в общий котел голосов не допускается.

Право собственности общественных и религиозных организаций, благотворительных и иных фондов, объединений юридических лиц. Объединение указанных субъектов права собственности в одну классификационную рубрику объясняется тем, что в законе все они отнесены к некоммерческим организациям с вытекающими из этого последствиями. К тому же и сам законодатель достаточно четко еще не определился в вопросе о том, существует ли родовое понятие, под которое можно было бы подвести все указанные виды юридических лиц как субъектов права собственности. Так, в ныне отмененном Законе РФ о собственности в разделе III «Право собственности общественных объединений (организаций)» фигурировала не только собственность указанных объединений (организаций), но также собственность благотворительных и иных общественных фондов и собственность религиозных организаций. Важно при этом подчеркнуть, что собственность всех этих организаций, фондов и объединений относится ныне к частной собственности юридических лиц, кто бы ни выступал в качестве их учредителей, членов, участников или спонсоров. Указанные организации, фонды, объединения относятся к числу таких юридических лиц, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав. Это положение закреплено в виде общего в п. Зет. 48 ГК и конкретизировано применительно к общественным и религиозным организациям в п. 2 ст. 117 ГК.

Закон об общественных объединениях от 19 мая 1995 г. содержит специальный раздел, посвященный собственности общественного объединения и управлению его имуществом В силу ст. 30 Закона общественное объединение, являющееся юридическим лицом, может иметь в собственности земельные участки, здания, строения, сооружения, жилищный фонд, транспорт, оборудование, инвентарь, имущество культурно-просветительного и оздоровительного назначения, денежные средства, акции, другие ценные бумаги и иное имущество, необходимое для материального обеспечения деятельности объединения, указанной в его уставе.

В собственности объединения могут также находиться учреждения издательства, средства массовой информации, создаваемые и приобретаемые за счет средств данного объединения в соответствии с его уставными целями.

Федеральным законом могут устанавливаться виды имущества, которые по соображениям государственной и общественной безопасности либо в соответствии с международными договорами не могут находиться в собственности объединения.

Общественные фонды могут осуществлять свою деятельность на основе доверительного управления (см. ч. 4 ст. 30 Закона об общественных объединениях, п. 4 ст. 209 ГК). В этих случаях фонд как собственник передает свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет смены собственника. Доверительный управляющий обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица (бенефициария).

К источникам формирования имущества объединения отнесены вступительные и членские взносы; добровольные взносы и пожертвования; поступления от проводимых в соответствии с уставом лекций, выставок, лотерей, аукционов, спортивных и иных мероприятий; доходы от предпринимательской деятельности; гражданско-правовые сделки; внешнеэкономическая деятельность; другие не запрещенные законом поступления.

Политические партии, политические движения и общественные объединения, уставы которых предусматривают участие в выборах, не вправе получать финансовую и иную материальную помощь от иностранных государств, организаций и граждан на деятельность, связанную с подготовкой и проведением выборов. Для современной России это запрещение особенно актуально.

В законе определены субъекты права собственности в общественных организациях, общественных движениях, общественных фондах и органах общественной самодеятельности. В общественных организациях субъектами права собственности являются сами эти организации, обладающие правами юридического лица. Каждый отдельный член данной организации не имеет права на долю в ее имуществе.

В общественной организации, структурные подразделения которой действуют на основе единого устава данной организации, собственником имущества является организация в целом. Структурные подразделения в случае признания их юридическими лицами имеют право оперативного управления имуществом, закрепленным за ними собственником. Если общественная организация объединяет свои территориальные организации в союз (ассоциацию), то союз является собственником имущества, которое используется в интересах общественной организации в целом, а территориальные организации – собственниками принадлежащего им имущества. Субъектами права собственности признаются в случае регистрации их в качестве юридических лиц и такие объединения, как общественные движения, общественные фонды и органы общественной самодеятельности. Все они не имеют членства. В отношении общественных движений и общественных фондов предусмотрено, что от их имени права собственника осуществляют их постоянно действующие руководящие органы, указанные в уставах.

Что же касается такой организационно-правовой формы общественного объединения, как созданные и финансируемые собственником общественные учреждения, то они в соответствии со ст. 296 и 298 ГК и ст. 35 Закона об общественных объединениях наделяются правом оперативного управления закрепленным за ними имуществом.

В то же время они могут быть и собственниками созданного и (или) приобретенного ими иными законными способами имущества. Так, они могут стать собственниками имущества, полученного ими по наследству или в виде дара (пожертвования).

Если общественному учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то полученные от нее доходы и приобретенное за счет их имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе. Таким образом, имущество может находиться в оперативном управлении, в собственности и в самостоятельном распоряжении общественного учреждения. Право оперативного управления и право самостоятельного распоряжения имуществом принадлежат к числу ограниченных вещных прав. На них распространяется характеристика указанных прав, которая была дана в главе «Право государственной и муниципальной собственности».

К числу некоммерческих относятся также благотворительные организации, которые могут создаваться в формах общественных организаций (объединений), фондов, учреждений и в иных формах. Благотворительная организация является неправительственной. Ее учредителями не могут быть ни органы государственной власти и местного самоуправления, ни государственные и муниципальные предприятия и учреждения. Они могут быть как основаны, так и не основаны на членстве.

Источники формирования имущества благотворительной организации определены в ст. 15 Закона о благотворительной деятельности и благотворительных организациях от II августа 1995 г. В ст. 16 Закона предусмотрено, какое имущество может принадлежать благотворительной организации на праве собственности либо находиться у нее на ином вещном праве. На каком именно праве находится имущество у благотворительной организации, зависит от того, в какой организационно-правовой форме она создана. Так, если она образована в форме учреждения, то имущество может находиться у нее и в оперативном управлении, и в собственности, и в самостоятельном распоряжении. Благотворительная организация может совершать в отношении находящегося в ее собственности или на ином вещном праве имущества любые сделки, не противоречащие законодательству, уставу данной организации а также пожеланиям благотворителя– Особо подчеркивается, что благотворительная организация не вправо использовать свои средства и имущество для поддержки политических партий, движений, групп и кампаний независимо от их ориентации.

Согласно ст. 21и 22 Закона РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях» имущество, необходимое для обеспечения деятельности религиозной организации, может' находиться как в собственности, так и в пользовании указанной организации. В собственности религиозных организаций могут находиться здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительского и иного назначений, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности, в том числе отнесенное к памятникам истории и культуры. Религиозные организации могут иметь на праве собственности имущество за границей. Религиозные организации могут иметь в собственности имущество, приобретенное или созданное ими за счет собственных средств, пожертвованное гражданами или организациями, переданное в собственность государством либо приобретенное иными не противоречащими законодательству способами. Кредиторы религиозной организации не могут обратить взыскание на имущество богослужебного назначения, как движимое, так и недвижимое.

В пользовании религиозных «организаций может находиться имущество, которое предоставляется им государственными, муниципальными, общественными и иным организациями и гражданами и соответственно составляет государственную или муниципальную собственность либо частную собственность граждан или юридических лиц.

Передача религиозным организяциям в собственность или в пользование в функциональных целях культовых зданий и сооружений с относящимися к ним земельными участками и иного имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, осуществляется безвозмездно.

Религиозным организациям для реализации своих уставных целей предоставлено право создавать культурно-просветительские организации, образовательные и другие учреждения, а также создавать собственные предприятия (см. ст. 18 и 23 Закона). За учреждениями, создаваемыми религиозной организацией, имущество закрепляется на праве оперативного управления, а за предприятиями – на праве хозяйственного ведения.

Закон о свободе совести и о религиозных объединениях не предусматривает предоставления имущества в собственность такой форме религиозного объединения, как религиозная группа. Объясняется это тем, что религиозная группа не является юридическим лицом. В то же время участники религиозной группы предоставляют в пользование помещения и иное имущество, необходимое для ее деятельности. Если же религиозная группа будет в дальнейшем преобразована в религиозную организацию, то на нее как на юридическое лицо могут быть распространены положения об имуществе религиозной организации, которые закреплены в ст. 21и 22 Закона. Обретет она и право создания учреждений и предприятий со всеми вытекающими из этого последствиями.

Для религиозных организаций остается пока наиболее актуальным вопрос о возврате им ранее принадлежавшего имущества. Постановлением Правительства РФ от 14 марта 1995 г. № 248 утверждено Положение о порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения. Положение предусматривает, что имущество может передаваться религиозным объединениям в собственность, пользование либо совместное с учреждениями и организациями культуры Российской Федерации пользование. Обращение религиозного объединения о передаче ему имущества направляется в Мингосимущество, а если имущество относится к памятникам истории и культуры – в Министерство культуры Российской Федерации. К обращению прилагается историческая справка, сведения об использовании культового здания, строения с прилегающей к нему территорией и иного имущества в настоящее время, о техническом состоянии этого здания, строения.

Если имущество, относящееся к федеральной собственности, является памятником истории и культуры, то его передачу в пользование религиозным объединениям осуществляет Министерство культуры, а если не является, – то Мингосимущество. Передачу относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения в собственность религиозным объединениям осуществляет на основании решения Правительства Российской Федерации Мингосимущество. При этом особо ценные объекты культурного наследия народов Российской Федерации передаче в собственность религиозным объединениям на подлежат. Они могут передаваться религиозным объединениям только в пользование на основе соглашения между объединением и Министерством культуры.

В случае возникновения разногласий по поводу передачи религиозному объединению имущества религиозного назначения эти разногласия рассматривает комиссия по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации. При необходимости комиссия вносит в Правительство проект соответствующего решения. Правительство рекомендовало органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации при передаче имущества религиозного назначения руководствоваться Положением от 14 марта 1995 г.

Правового статуса фондов мы уже частично касались. Здесь же отметим их наиболее характерные общие черты. Во-первых, фонды относятся к числу некоммерческих организаций. Предпринимательской деятельностью фонд вправе заниматься для достижения целей, определенных в его уставе. Во-вторых, в фондах нет членства. В-третьих, имущество, переданное фонду его учредителями (учредителем), является собственностью фонда.

Касались мы и правового статуса объединений юридических лиц (ассоциаций и союзов). Как и фонды, они относятся к некоммерческим организациям. В то же время они имеют членов, в качестве которых могут выступать как коммерческие, так и некоммерческие организации. Если по решению участников на ассоциацию (союз) возлагается ведение предпринимательской деятельности, такая ассоциация преобразуется в хозяйственное общество или товарищество либо может создать в этих целях хозяйственное общество или участвовать в нем.

Ассоциации и союзы, организации, создающие их, хозяйственные общества и товарищества, в которые ассоциации и союзы преобразуются, хозяйственные общества, которые ассоциации и союзы создают или в которых они участвуют, являются юридическими лицами и собственниками принадлежащего им имущества, пределы и способы использования которого зависят от того, какой правоспособностью наделяется соответствующая организация – общей или специальной.

Глава 21. ПРАВО ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ

§ 1. Понятие и виды права общей собственности

Понятие права общей собственности. В предшествующих главах раздела «Вещное право» речь шла преимущественно об односубъектной собственности, т. е. о собственности, субъектом которой является какое-то одно лицо, будь то гражданин, юридическое лицо, государство, государственное или муниципальное образование. Нередки, однако, случаи, когда имущество принадлежит на праве собственности не одному лицу, а двум или более лицам. В таких случаях на имущество возникает общая собственность. Она может возникнуть в силу различных оснований: наследования, состояния в браке, образования крестьянского (фермерского) хозяйства, приватизации, совместной покупки вещи, совместной постройки дома, соединения и смешения вещей и т. д. Объектом права общей собственности, как и любого другого вида права собственности, является индивидуально-определенная вещь (например, жилой дом) или совокупность таких вещей (например, совокупность вещей, входящих в состав наследства). Объектом права общей собственности может быть и предприятие в целом как имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности.

Для общей собственности характерна множественность субъектов права собственности, которые именуются участниками общей собственности или сособственниками. Множественностью субъектов права собственности на один и тот же объект и вызвана необходимость специального правового урегулирования отношений общей собственности. Это необходимо, чтобы согласовать воли участников общей собственности, обеспечить учет каждым из них законных интересов не только окружающих их третьих лиц, но и остальных сособственников, надлежащее состояние общего имущества и т. д. Общая собственность характеризуется переплетением отношений сособственников ко всем третьим лицам, с одной стороны, и отношений между самими сособственниками, с другой. Первые по своей юридической природе являются абсолютными, вторые – относительными.

Виды права общей собственности. Закон закрепляет два вида общей собственности: долевую и совместную (п. 2 ст. 244 ГК). Общая собственность именуется долевой тогда, когда каждому из ее участников принадлежит определенная доля. В общей совместной собственности доли ее участников заранее не определены, они фиксируются лишь при разделе совместной собственности или при выделе из нее. Вследствие этого совместная собственность нередко обозначается как бездолевая собственность. В том, что каждому участнику общей долевой собственности, а в конечном счете и общей совместной собственности – при ее разделе или при выделе из нее-принадлежит право на долю сомнений не возникает. Сложнее вопрос, в чем именно принадлежит им право на долю, в чем это право выражается. В ныне действующем законодательстве закреплено, что каждому сособственнику принадлежит доля в праве собственности на все общее имущество. Такой подход к раскрытию содержания права участника общей долевой собственности обладает рядом достоинств. Во-первых, подчеркивается, что право каждого сособственника не ограничивается какой-то конкретной частью общей вещи, а распространяется на всю вещь. Во-вторых, сохраняется указание на то, что объектом этого права как права собственности является вещь. В-третьих, поскольку права других сособственников также распространяются на все имущество в целом не ставится под сомнение характеристика общей собственности как собственности многосубъектной. И наконец, в-четвертых, поскольку право каждого сособственника выражается в определенной доле, выявлена специфика долевой собственности как особого вида общей собственности. Менее удачны попытки раскрыть содержание права, принадлежащего участнику общей долевой собственности, с помощью понятий реальной или идеальной доли. Под реальной долей понимают конкретную, физически обособленную часть общего имущества, которая якобы принадлежит каждому из сособственников. Эта конструкция ведет к замене многосубъектной собственности односубъектной. Специфика же общей собственности в том, что нескольким лицам принадлежит право собственности на один и тот же материальный предмет. Неприемлема и конструкция идеальной доли, которая сводит право на долю лишь к его стоимостному выражению. Эта конструкция ведет к упразднению вещи как объекта общей собственности, а тем самым и к замене права общей собственности обязательственным. Таким образом, обе конструкции не только не раскрывают сущности отношений общей собственности, а приводят, хотя и с разных сторон, к упразднению общей собственности как особого правового института. Впрочем, критике подвергается и определение принадлежащей сособственнику доли как доли в праве. Так, Н. Н. Мисник полагает, что никто из сторонников этой теории не дает представления о том, как должно делиться право собственности. Он считает, что участнику общей собственности принадлежит доля в вещи, причем эта доля как материальна так и идеальна. Доля материальна, так как материальна сама вещь, в которой она воплощена. Но доля в то же время идеальна, так как выделяется путем идеального, мысленного, абстрактного членения вещи. Доля, заключает автор, представляет собой идеальную мысленную часть материальной вещи. По-видимому, автором предпринята попытка объединить конструкции реальной и идеальной доли. Поэтому против суждений Н. Н. Мисника могут быть выдвинуты все те возражения, которые неоднократно формулировались в отношении обеих указанных конструкций. Закрепленный ныне в законе подход к определению доли как доли в праве, при всей его уязвимости, обладает все же известными преимуществами по сравнению с конструкциями доли в вещи (реальной доли) и доли в стоимости вещи (идеальной доли).

Общая собственность на имущество является долевой, кроме случаев, когда законом предусмотрено образование на это имущество совместной собственности. Тем самым в законе закреплена презумпция, согласно которой общая собственность в случае ее возникновения предполагается долевой.

Общая долевая собственность может возникнуть в силу любых допускаемых законом или договором оснований. Исчерпывающего перечня оснований ее возникновения закон не предусматривает. Более того, по соглашению участников общей совместной собственности, а если оно не достигнуто, то по решению суда, на их общее имущество может быть установлена долевая собственность. Иными словами, допускается перевод имущества с режима общей совместной на режим общей долевой собственности.

Не ограничивается законом и состав участников общей долевой собственности, которые могут представлять различные формы и виды собственности. Допускается общая долевая собственность не только граждан, но также граждан и юридических лиц, граждан и государства, юридических лиц и государства, других субъектов гражданского права в любом их сочетании.

Иным является подход законодателя к общей совместной собственности. Во-первых, образование общей совместной собственности допускается лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Во-вторых, – и это вытекает из предыдущего – перейти с режима общей долевой на режим общей совместной собственности можно опять-таки лишь тогда, когда это допускает закон. Объясняется это тем, что отношения общей совместной собственности в гораздо большей степени носят лично-доверительный характер, нежели отношения общей долевой собственности, а потому круг участников общей совместной собственности неизбежно должен быть ограничен. Действующее законодательство предусматривает общую совместную собственность супругов; членов крестьянского (фермерского) хозяйства; членов семьи на приватизируемое жилье. В ходе последующего изложения мы ознакомимся с каждым из этих видов общей совместной собственности.

§ 2. Общая долевая собственность

Определение долей в праве общей собственности. Едва ли не во всех нормах Гражданского кодекса об общей собственности упоминаются принадлежащие ее участникам доли. Однако законодателя интересует не столько юридическая природа доли в праве общей собственности (в дальнейшем – доли в общей собственности), сколько количественное измерение доли. Это необходимо для распределения между сособственниками приносимых общим имуществом доходов и падающих на него расходов, для определения того, на что может претендовать сособственник при разделе общей собственности или при выделе из нее. К тому же размер доли на протяжении существования общей собственности не остается неизменным. Размер доли может увеличиться или уменьшиться вследствие изменения состава участников общей собственности, внесения в общее имущество улучшений и целого ряда других обстоятельств, которые необходимо учитывать. Словом, для того, чтобы отношения между сособственниками отличались требуемой в гражданском обороте четкостью и определенностью, необходимо знать, в чем именно в тот или иной момент наличия общей собственности выражается принадлежащая каждому из них в этой собственности доля. Доля в общей собственности выражается в виде дроби либо в виде процентов. Так, сособственнику могут принадлежать /4, /з, /ю и т. д. или 10,20,35,50 процентов и т. д. в общем имуществе. Доли участников общей собственности считаются равными, если иное не вытекает из закона, договора или существа сложившихся между ними отношений. Определение долей в праве общей собственности на общее имущество в кондоминиуме производится по правилам, предусмотренным ст. 9 Закона о товариществах собственников жилья. По соглашению всех сособственников порядок определения и изменения их долей может бытъ установлен в зависимости от вклада каждого из них в образование приращение общего имущества. Если сособственник внес в общее имущество улучшения, то судьба улучшений и их влияние на размер доли сособственника в указанном имуществе зависят, во-первых, от того, был ли соблюден при внесении улучшений установленный порядок и во-вторых, от того, относятся ли улучшения к неотделимым или отделимым. Если улучшения неотделимые и при их внесении был соблюден установленный порядок, то сособственник, внесший улучшения, может требовать увеличения размера своей доли соразмерно тому, насколько возросла стоимость общего имущества. Если порядок внесения неотделимых улучшений соблюден не был, то сособственник не вправе требовать увеличения размера своей доли. Что же касается отделимых улучшений, то они, если иное не предусмотрено соглашением сособственников, поступают в собственность того, кто их произвел. Иными словами, внесение таких улучшений, поскольку они отделимы, само по себе не дает права требовать увеличения доли.

Осуществление права общей долевой собственности. Содержание права общей долевой собственности составляют принадлежащие сособственникам правомочия по владению, пользованию и распоряжению общим имуществом. Каждый сособственник при осуществлении права общей собственности независимо от размера своей доли имеет один голос. Впрочем, практического значения, как мы сейчас увидим, это не имеет. Осуществление права общей собственности должно происходить по взаимному согласию всех сособственников. Если же согласие не достигнуто, то определение последствий возникших разногласий зависит от того, касаются ли они осуществления правомочий по владению и пользованию общим имуществом или правомочия распоряжения. Если сособственники не договорились относительно владения и пользования общим имуществом, то каждый из них, хотя бы оставшийся в единственном числе, может обратиться в суд. Если же разногласия касаются права распоряжения (например, два сособственника желают общее имущество продать, а третий возражает против продажи), то возникший спор не может быть урегулирован судом. Принцип взаимного согласия при осуществлении права распоряжения общей собственностью должен действовать без каких бы то ни было изъятий. Возвращаясь к приведенному примеру, два сособственника вкупе или порознь могут продать свои доли, но навязать третьему продажу всего общего имущества в целом они не вправе. Именно поэтому при осуществлении права общей собственности в принципе не имеет практического значения, какой долей располагает каждый из сособственников, хотя размер доли подлежит учету при распределении приносимых общим имуществом доходов и плодов, падающих на нее расходов и обременений (см. ст. 248 и 249 ГК).

Принадлежащая сособственнику доля в общей собственности не локализуется в какой-то конкретной части общего имущества, а простирается на все имущество в целом. В то же время сособственник может быть заинтересован не только в меновой, но и в потребительской стоимости указанного имущества. Он может быть заинтересован не только в доходах, которые приносит общая вещь (например, при сдаче ее внаем), но и в том, чтобы использовать эту вещь для удовлетворения своих потребительских нужд (например, самому проживать в доме). Сособственник имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества соразмерно доле. Если это невозможно, он вправе требовать от других участников общей собственности соответствующей компенсации.

В тех случаях, когда во владение и пользование сособственника выделяется часть общего имущества, он наряду с сохранением права на долю в общей собственности приобретает также право на выделенную ему часть имущества. По своей юридической природе это право может быть отнесено к вещным. Такие ситуации чаще всего возникают при определении порядка владения и пользования жилым домом, находящимся в общей собственности двух или более лиц. Если договор об определении порядка владения и пользования домом удостоверен нотариусом и зарегистрирован в местной администрации, то он сохраняет силу и для того лица, к которому перейдет доля в общей собственности (например, для наследника или покупателя доли).

Одним из оснований возникновения общей собственности, с которым связано немало вопросов ее осуществления, является совместное участие двух или более лиц в строительстве дома. Нередки случаи, когда гражданин, которому для строительства дома отведен земельный участок, привлекает к участию в строительстве членов своей семьи или иных лиц. По окончании строительства между созастройщиками, а иногда между ними и органом государственной власти (местного самоуправления), возникает спор, за кем дом должен быть зарегистрирован: только ли за лицом, которому отведен земельный участок, или также и за иными лицами. Судебная практика подходит к разрешению указанных споров с учетом следующих условий. Во-первых, необходимо установить, связаны ли лица, принимавшие участие в строительстве дома, семейно-бытовыми отношениями или являются посторонними для застройщика лицами. Во-вторых, в каких целях возводился дом: в целях обеспечения жильем принимавших участие в строительстве лиц или в иных целях. Наконец, в-третьих, к участию в деле, если он не выступает в деле в качестве стороны, надлежит привлечь орган, который отводит земельные участки, и выяснить его отношение к возникшему спору– Если лица, участвовавшие в строительстве, связаны семейно-бьгговыми отношениями или хотя бы и не связаны, но дом возводился для обеспечения как тех, так и других лиц жильем, а орган, отводивший земельный участок, не возражает против признания дома общей собственностью, спор решается судом в пользу фактических созастройщиков. Суд может и не согласиться с мнением соответствующего органа, возражавшего против признания дома общей собственностью созастройщиков, но свое несогласие суд должен мотивировать в решении по делу. В случае признания дома общей собственностью созастройщиков суд может определить их долю в общей собственности с учетом стоимости труда и материалов, вложенных созастройщиками в строительство дома, а также иных заслуживающих внимания обстоятельств (например, состава семьи). При отказе в признании дома общей собственностью дело ограничивается присуждением созастройщикам стоимости труда и материалов.

Каждый сособственник по своему усмотрению может распоряжаться принадлежащей ему долей в общей собственности. Для распоряжения долей, в том числе и для ее отчуждения, он не должен испрашивать согласия других участников общей собственности. В то же время им далеко не безразлично, кто заступит место сособственника, отчуждающего свою долю. Кроме того, они могут быть заинтересованы и в приращении своих собственных долей. Вследствие указанных и иных обстоятельств, в законе должны быть закреплены правила, которые, не ущемляя прав сособственника на распоряжение своей долей, вместе с тем обеспечивали бы, насколько это возможно, интересы остальных участников общей собственности. Этим целям призваны служить установления закона о преимущественном праве покупки отчуждаемой доли. К их анализу мы сейчас и перейдем.

При продаже доли постороннему лицу остальные сособственники имеют преимущественное право покупки доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов. Продавец доли обязан в письменной форме известить остальных сособственников о намерении продать долю постороннему лицу с указанием цены и других условий продажи. Если остальные сособственники откажутся от покупки доли или не приобретут доли в праве собственности на недвижимое имущество в течение одного месяца, а на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец может продать долю любому лицу. При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой сособственник вправе в течение трех месяцев в судебном порядке требовать перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Аналогичные правила применяются и при отчуждении доли по договору мены, но лишь тогда, когда отчуждатель обменивает свою долю на вещи, определенные родовыми принципами, причем лицо, имеющее преимущественное право на приобретение доли, предлагает отчуждателю вещь того же рода, в том же количестве и того же качества.

В случаях, предусмотренных законом, распорядиться долей в общей собственности можно лишь при соблюдении тех или иных условий. Так, общее имущество в кондоминиуме не подлежит отчуждению отдельно от права собственности домовладельцев на помещения в кондоминиуме.

Прекращение права общей долевой собственности. Множественность субъектов прав собственности сказывается и тогда, когда речь вдет об основаниях прекращения общей собственности. Наряду с основаниями, которые относятся как к односубъектной, так и к общей собственности, последняя характеризуется специфическими основаниями ее прекращения, в первую очередь такими, как раздел общей собственности и выдел из нее. При разделе общая собственность прекращается для всех ее участников, при выделе – для того, чья доля из общей собственности выделяется. Впрочем, выдел может привести к тем же результатам, что и раздел. Если общая собственность принадлежит двум участникам и один из них получает компенсацию за свою долю, то общая собственность прекращается и для другого, поскольку он становится единоличным собственником имущества, которое ранее было общим.

Основания и способы раздела и выдела различны. Раздел и выдел могут иметь место как по взаимному согласию сособственников, так и по судебному решению. Выдел доли из общей собственности происходит не только по требованию выделяющегося сособственника, но и по требованию кредиторов для обращения взыскания на его имущество. Раздел и выдел, если это допускается законом и возможно без несоразмерного ущерба имуществу, происходит путем выдела доли в натуре. Если вьщел доли в натуре невозможен, выделяющийся сособственник получает денежную или иную компенсацию. Расчеты между сособственниками имеют место и тогда, когда имущество в натуре не может быть выделено в точном соответствии с размером принадлежащей каждому из них доли. Каковы бы ни были основания и способы разделая выдала, количественным мерилом при определении размера имущества, выделяемого в натуре, либо размера компенсации должен служить размер принадлежащей сособственнику доли. Иными словами, раздел общей собственности и выдел из нее должны происходить соразмерно принадлежащим сособственникам долям.

В соответствии с принципом взаимного согласия, которое необходимо при осуществлении права распоряжения общей собственностью, закон устанавливает, что выплата ее участнику остальными сособственниками какой-либо компенсации вместо выдела доли в натуре допускается лишь с его согласия. Вместе с тем в отступление от этого правила предусмотрено, что когда доля сособственника незначительна, в натуре ее выделить нельзя, и сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии его согласия обязать остальных участников общей собственности выплатить ему компенсацию. С получением компенсации сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе (ср. п. 1 ст. 246, п. 1 ст. 247, пп. 4 и 5 ст. 252 ГК). Представляется, что в этом вопросе нормы ГК не согласованы друг с другом, поскольку правило о необходимости согласия всех сособственников при осуществлении права распоряжения общей долевой собственностью сформулировано в законе без каких бы то ни было изъятий. Между тем при выплате сособственнику вопреки его согласию компенсации вместо выдела доли в натуре имеет место распоряжение общей долевой собственностью в порядке, устанавливаемом судом, что допускается законом лишь при осуществлении владения и пользования ею. Более того, происходит исключение сособственника из числа участников общей собственности, чего на таких условиях он может и не желать. Пункт 4 ст. 252 ГК сформулирован под несомненным влиянием части 3 п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 10 июня 1980 г. № 4. При этом не учтено, что правило ч. 3 п. 12 названного постановления находилось в соответствии со ст. 117 ГК 1964 г., согласно которой суд мог определить порядок не только владения и пользования, но и распоряжения общей собственностью. Ныне же суд может определить лишь порядок владения и пользования, но не распоряжения общей собственностью.

§ 3. Общая совместная собственность

Общие положения. Совместная собственность в отличие от долевой может быть образована лишь в случаях, предусмотренных законом. В новом ГК закреплены два вида общей совместной собственности – супругов и членов крестьянского (фермерского) хозяйства. При этом допускается перевод общей совместной собственности на иной правовой режим. Участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, владеют и пользуются общим имуществом сообща. Распоряжение общим имуществом осуществляется по взаимному согласию всех сособственников. Сделки по распоряжению общим имуществом может совершать каждый из участников совместной собственности, если иное не вытекает из соглашения между ними. Согласие других сособственников на совершение сделки предполагается. В тех случаях, когда один из сособственников совершил сделку по распоряжению общим имуществом, не имея необходимых полномочий, она может быть признана недействительной по требованию других сособственников, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была об этом знать. Таким образом, бремя доказывания лежит на стороне, требующей признания сделки недействительной, причем должно быть доказано наличие у стороны, совершившей сделку с сособственником, не имевшим полномочий, умысла или грубой неосторожности.

Изложенные правила о порядке владения, пользования и распоряжения совместной собственностью применяются, если законом для отдельных видов совместной собственности не установлено иное.

Совместная собственность в отличие от долевой не имеет заранее определенных долей, они определяются лишь при разделе совместной собственности или выделе из нее. Доли признаются равными, если иное не предусмотрено законом или соглашением сособственников. Основания и порядок раздела совместной собственности и выдела из нее определяются по тем же правилам, что и для долевой собственности, поскольку иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений участников совместной собственности.

Общая совместная собственность супругов. В ранее действовавшем законодательстве правовой режим имущества супругов был определен в семейно-брачном законодательстве, причем проводился принцип раздельности добрачного имущества супругов и принцип общности имущества, совместно нажитого супругами в период брака, – указанное имущество принадлежало супругам на праве общей совместной собственности. Новейшее законодательство претерпело существенные изменения в самом подходе к правовой регламентации имущественных отношений между супругами. Во-первых, целый ряд норм, регламентирующих эти отношения, включены в Гражданский кодекс. Во-вторых супругам предоставлены достаточно широкие возможности самим определить правовой режим имущества, нажитого во время брака.

В отношении имущества, нажитого супругами во время брака, предусмотрено, что оно является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Супруги в брачном контракте могут отнести это имущество либо к общей долевой собственности, либо к раздельной собственности каждого из них. Что касается имущества, принадлежавшего каждому из супругов до вступления в брак, то оно, как и прежде, признается их раздельной собственностью. Аналогичный правовой режим распространяется на имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар или по наследству, а также на вещи индивидуального пользования (кроме предметов роскоши), хотя бы они и были приобретены во время брака за счет общих средств. Все это имущество, как и прежде, относится к раздельной собственности каждого из супругов. С другой стороны, имущество каждого из супругов может быть отнесено к совместной собственности, если во время брака в указанное имущество за счет общего имущества супругов или за счет личного имущества другого супруга были внесены вложения, которые значительно увеличили стоимость имущества. Например, дом, принадлежавший одному из супругов до вступления в брак, капитально отремонтирован за счет общих средств. Но это правило применяется лишь тогда, когда договором между супругами не предусмотрено иное (см. гл. 7 и 8 Семейного кодекса РФ).

Вопрос об обращении взыскания на общее имущество супругов решается в зависимости от того, является ли стороной в обязательстве только один из супругов или они оба. Если речь идет об обязательстве одного из супругов, то взыскание можно обратить лишь на имущество, находящееся в его раздельной собственности, а также на его долю в общем имуществе. Но если стороной в обязательстве могут быть признаны оба супруга, то взыскание можно обратить как на имущество, находящееся в раздельной собственности каждого из них, так и на их общее имущество (см. гл. 9 Семейного кодекса РФ). Например, ссуда в банке получена в интересах семьи, или совместное имущество супругов возросло в результате совершения одним из них преступления. При этом во всех случаях должны соблюдаться установленные законом правила об обращении взыскания на имущество граждан. Поскольку лишь зарегистрированный брак порождает права и обязанности супругов, имущество, нажитое лицами, находящимися в фактических брачных отношениях, хотя бы оно и было нажито в период этих отношений к совместной собственности не относится (если, разумеется, они не будут приравнены к зарегистрированному браку). В зависимости от конкретных обстоятельств дела указанное имущество подпадает под правовой режим либо раздельной, либо общей долевой собственности со всеми вытекающими из этого последствиями. Презумпция равенства долей при разделе общей собственности или при выделе из нее здесь не действует.

Общая совместная собственность членов крестьянского (фермерского) хозяйства. В отличие от колхозного двора, хозяйство которого носило подсобный по отношению к общественному хозяйству колхоза характер, крестьянское (фермерское) хозяйство рассчитано на производство товарной продукции, реализуемой на рынке. Именно этим в первую очередь определяется его субъектный состав, а также круг объектов, которые находятся в общей собственности участников хозяйства. До введения в действие первой части Гражданского кодекса основные нормы о крестьянском хозяйстве были сосредоточены в Законе о крестьянском (фермерском) хозяйстве и Земельном кодексе. В Гражданском кодексе нормы о крестьянском хозяйстве, хотя и немногочисленны, но вносят существенные изменения как в правовое положение самого хозяйства, так и в правовой режим принадлежащего его членам имущества. Прежде всего, по Гражданскому кодексу в отличие от Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве указанное хозяйство не наделяется правами юридического лица (ср. ст. 1 Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве). Крестьянское хозяйство не выступает по отношению к его членам (участникам) в качестве особого субъекта права, что снимает вопрос, на каком праве имущество принадлежит самому хозяйству. Сделанный вывод подтверждается тем, что членам хозяйства предоставляется право создать на базе имущества хозяйства хозяйственное товарищество или производственный кооператив. Указанное товарищество или кооператив признается юридическим лицом и обладает правом собственности как на имущество, переданное ему членами хозяйства, так и на имущество, полученное им в результате собственной деятельности и по иным основаниям.

Второе принципиально важное изменение, предусмотренное Гражданским кодексом, состоит в том, что в нем с иных исходных позиций определен правовой режим имущества, принадлежащего членам хозяйства. Если в Законе о крестьянском (фермерском) хозяйстве было установлено, что имущество крестьянского хозяйства принадлежит его членам на праве общей долевой собственности и лишь при единогласном их решении может находиться в их общей совместной собственности, то в ГК это положение оказалось по существу перевернутым: имущество принадлежит членам хозяйства на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не установлено иное. Означает ли это, что уже сейчас указанное имущество должно считаться переведенным на режим общей совместной собственности? Такой вывод был бы поспешным, поскольку установление правового режима общей совместной собственности членов крестьянского хозяйства сопровождается в ГК оговоркой: если законом или договором между ними не установлено иное. Из этого следует, что норма Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве, предусматривающая для имущества членов хозяйства режим общей долевой собственности в виде правила и общей совместной собственности в виде исключения, сохраняет силу.

Сказанным не исчерпываются вопросы, возникающие при изучении правового положения членов крестьянского хозяйства и правового режима их имущества. Прежде всего, кто может быть отнесен к членам хозяйства? Ответ на этот вопрос с учетом товарного характера хозяйства дан в п. 3 ст. 1 Закона: «Членами крестьянского хозяйства считаются трудоспособные члены семьи и другие граждане, совместно ведущие хозяйство». Из этого следует, что лица, не достигшие трудового совершеннолетия, т. е. 16 лет, членами хозяйства быть не могут. Таким образом, круг членов крестьянского хозяйства значительно уже, нежели круг членов бывшего колхозного двора. Напомним, что граждане признавались членами колхозного двора независимо от их возраста. Сложнее обстоит дело с лицами, ставшими нетрудоспособными по возрасту и состоянию здоровья. Очевидно, эти лица из числа членов хозяйства автоматически не выбывают. Состав имущества, относящегося к совместной собственности членов хозяйства, определен с учетом того, что хозяйство, будучи товаропроизводителем, занимается предпринимательской деятельностью в целях извлечения прибыли. В совместной собственности хозяйства находятся земельный участок насаждения, постройки и сооружения, продуктивный и рабочий скот, техника, оборудование, транспортные средства и другое имущество приобретенное для хозяйства на общие средства его членов. Плоды продукция и доходы, полученные в результате деятельности хозяйства, являются общим имуществом его членов и используются по соглашению между ними.

Члены хозяйства пользуются его имуществом по взаимной договоренности. Сделки по распоряжению имуществом совершаются главой хозяйства либо иным доверенным лицом.

При разделе крестьянского хозяйства на его базе образуется два или более самостоятельных хозяйства. При этом раздел общего имущества в том числе земельного участка и средств производства, осуществляется таким образом, чтобы не подорвать экономические возможности ни одного из хозяйств. При выделе один или несколько членов хозяйства выбывают из его состава, а оставшиеся члены продолжают заниматься производственной и иной хозяйственной деятельностью. Земельный участок и средства производства, принадлежащие членам хозяйства на праве общей собственности, при выходе из хозяйства одного из его членов разделу в натуре не подлежат. Вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в общем имуществе. При этом доли признаются равными, если соглашением между членами хозяйства не установлено иное. Порядок раздела имущества и выплаты компенсации устанавливается по соглашению всех членов хозяйства, а при его недостижении – судом. Срок выплаты компенсации не должен превышать пяти лет. Из этого следует, что если член хозяйства выбыл из его состава и в течение пяти лет не потребовал своей доли в общем имуществе, то он право на это имущество утрачивает.

От раздела крестьянского хозяйства и выдела (выхода) из него следует отличать прекращение деятельности хозяйства и происходящий в связи с этим раздел его имущества. Основания прекращения деятельности хозяйства определены в ст. 32 Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве. В частности, крестьянское хозяйство прекращает свою деятельность в связи с выходом из него всех его членов. В случаях прекращения деятельности хозяйства общее имущество подлежит разделу по правилам, предусмотренным гражданским законодательством для раздела общей собственности. Земельный участок делится по правилам, установленным Гражданским кодексом и земельным законодательством.

Порядок наследования земельного участка, находящегося в собственности или пожизненном владении граждан, ведущих крестьянское (фермерское) хозяйство, определяется ст. 61 Земельного кодекса РФ.

Иные случаи образования общей совместной собственности. Напомним, что согласно Гражданскому кодексу образование общей совместной собственности может иметь место лишь в случаях, предусмотренных законом (см. п. 3 ст. 244 ГК). В самом ГК закреплены лишь два вида общей совместной собственности: супругов и членов крестьянского (фермерского) хозяйства. Из этого иногда делают вывод, что в остальных случаях образование общей совместной собственности невозможно. С этим нельзя согласиться, поскольку в самом ГК образование общей совместной собственности допускается в случаях, предусмотренных законом, а следовательно, не только Гражданским кодексом. Образование общей совместной собственности членов семьи, причем не только супругов, на приватизируемые жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде предусмотрено Законом Российской Федерации о приватизации жилищного фонда. Согласно ст. 2 Закона граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда, включая ведомственный фонд, по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность. Жилые помещения передаются в общую собственность (совместную или долевую) либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних. В том же русле находятся разъяснения Комитета Российской Федерации по муниципальному хозяйству, утвердившего 18 ноября 1993 г. Примерное положение о бесплатной приватизации жилищного фонда в Российской Федерации. Согласно п. З Примерного положения, по желанию граждан жилые помещения передаются им в порядке приватизации, в общую собственность (совместную или долевую) всех проживающих в них граждан либо в собственность одного или части из них в соответствии с достигнутым между этими лицами соглашением.

При этом сособственниками становятся далеко не все члены семьи, совместно проживающие в жилом помещении. Члены семьи могут дать согласие на приобретение жилого помещения другими членами семьи, проживающими совместно с ними, но сами могут и не пожелать стать участниками приватизации (например, для того, чтобы не отрезать себе других путей улучшения жилищных условий. С другой стороны, если супруги проживают раздельно, то приватизация жилого помещения одним из них не создает прав на это помещение для другого т е н приводит к образованию общей совместной собственности супругов Не создает уже потому, что в данном случае приватизированное жилое помещение не может относиться к имуществу, совместно нажито супругами в браке.

В перспективе образование совместной собственности возможно и в других случаях, хотя прямо и не предусмотренных Гражданским кодексом, но охватываемых общим правилом п. 3 ст. 244 ГК.

Глава 22. ОГРАНИЧЕННЫЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА

В гл. 16 учебника было дано определение и выявлены специфические признаки вещного права. Намечен круг прав, которые могут быть отнесены к вещным. Из их числа вычленены права, подлежащие изучению в составе того подразделения гражданского права, к которому они тяготеют по своему содержанию, и права, подлежащие изучению в особой главе, посвященной ограниченным вещным правам. Напомним, что в этой главе мы должны рассмотреть право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования земельным участком и сервитуты. Приступим к выполнению этой задачи.

§ 1. Право пожизненного наследуемого владения

Институт пожизненною наследуемого владения земельным участком был широко представлен в первоначальной редакции Земельного кодекса Российской Федерации. В дальнейшем, однако. Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2287 из Земельного кодекса были исключены какие бы то ни было упоминания о пожизненном наследуемом владении, из чего мог следовать вывод, что земельные участки в пожизненном наследуемом владении находиться вовсе не могут. Однако такой вывод был бы поспешным, поскольку в Законе РФ от 23 декабря 1992 г. предусмотрено, что граждане, имеющие на момент вступления этого закона в силу земельные участки, размеры которых превышают предельно допустимые нормы, во всех случаях сохраняют право пожизненного наследуемого владения или пользования частью земельного участка, превышающей указанные нормы. При этом гражданам было предоставлено право приобретать данную часть земельного участка в частную собственность по договорной цене. Ныне в качестве продавцов земельных участков выступают соответствующие комитеты по земельным ресурсам и землеустройству по месту нахождения участка. Это положение Закона от 23 декабря 1992 г. ничем не отменено. Таким образом, даже в самые худшие для пожизненного наследуемого владения земельным участком времена этот институт полностью свое существование не прекратил. С введением в действие нового Гражданского кодекса произошла его социальная реабилитация, поскольку право пожизненного наследуемого владения земельным участком закреплено не только в соответствующих нормах гл. 17 ГК, которая в действие еще не введена, но и в ст. 216 ГК. Поэтому на вопрос, существует ли в нашем законодательстве такой институт, как право пожизненного наследуемого владения земельным участком, и сейчас нужно ответить положительно. Содержание права пожизненного на следуемого владения раскрыто в ст. 265–267 гл. 17 ГК, к анализу которых мы сейчас и обратимся.

Право пожизненного наследуемого владения земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности граждане приобретают по основаниям и в порядке, предусмотренным земельным законодательством. Гражданин имеет права владения и пользования таким участком, которые передаются по наследству. В праве распоряжения земельным участком, находящимся в пожизненном наследуемом владении, гражданин ограничен. Он может передавать участок другим лицам в аренду или безвозмездное срочное пользование, не испрашивая на то согласия собственника участка (ср. п.1 ст.267 и СТ.270 ГК). В то же время не допускается совершение владельцем участка сделок, которые влекут или могут повлечь отчуждение земельного участка, в том числе таких сделок, как продажа и залог участка. По-видимому, в основе этого запрещения лежит правило, известное еще со времен римского права: никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам, кроме случаев, прямо предусмотренных в законе. Поскольку сам владелец собственником участка не является, он не может наделить этим правом и другое лицо. Предоставление владельцу права отчуждения участка свело бы на нет различие между правом пожизненного наследуемого владения и правом собственности. Владелец, однако, вправе возводить на участке здания, сооружения и создавать другое недвижимое имущество, приобретая на него право собственности, если из условий пользования земельным участком, установленных законом, не вытекает иное. Приобретение права собственности на находящееся на участке недвижимое имущество само по себе не влечет трансформации права пожизненного наследуемого владения земельным участком в право собственности на него.

§ 2. Право постоянного пользования земельным участком

Другим ограниченным вещным правом, предусмотренным в ст.21б ГК, является право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком. Содержание этого права раскрыто в ст. 268–270 ГК. К его характеристике мы сейчас и переедем. Право постоянного пользования земельным участком предоставляется как гражданам, так и юридическим лицам, причем предоставляется на основании решения государственного или муниципального органа (например, комитета по земельным ресурсам и землеустройству), уполномоченного предоставлять земельные участки в такое пользование. Напомним, что право пожизненного наследуемого владения – и это вытекает из самой его природы – может принадлежать только гражданам. Право постоянного пользования соответствующей частью земельного участка может быть приобретено также собственником находящейся на этом участке недвижимости (см. пп. 1 и 2 ст. 268 и п. 1 ст. 271 ГК).

В случае реорганизации юридического лица право постоянного пользования земельным участком переходит к его правопреемнику. По наследству это право не переходит, кому бы оно ни принадлежало – гражданам или юридическим лицам. Переход по наследству права постоянного пользования земельным участком, принадлежащего гражданам, свел бы на нет различия между указанным правом и правом пожизненного наследуемого владения. К тому же такой переход путем квалифицированного умолчания не допускает и сам закон. В тех же случаях, когда право постоянного пользования земельным участком принадлежит юридическим лицам, его переход по наследству исключается в силу самой природы наследования – наследство в имуществе юридического лица ни при каких обстоятельствах не открывается.

Статья 269 ГК раскрывает содержание правомочий по владению и пользованию землей на праве постоянного пользования. Лицо, которому участок предоставлен, вправе, если иное не предусмотрено законом, самостоятельно использовать участок в целях, для которых он предоставлен, включая возведение для этих целей на участке зданий, сооружений и другого недвижимого имущества. Указанное имущество, созданное этим лицом для себя, является его собственностью.

Содержание права постоянного пользования земельным участком не исчерпывается правомочиями по владению и пользованию им. В содержание этого права входит и правомочие распоряжения, границы которого очерчены законом достаточно узко. В аренду или безвозмездное срочное пользование земельный участок, предоставленный в постоянное пользование, может быть передан только с согласия собственника участка. Напомним, что субъект права пожизненного наследуемого владения согласия собственника на передачу участка в аренду или безвозмездное пользование испрашивать не должен (ср. ст. 270 и п. 1 ст. 267 ГК). Но если на участке возведена недвижимость, на которую владелец (пользователь) участка приобрел право собственности, то распорядиться этой недвижимостью собственник может по своему усмотрению. Переход права собственности на недвижимость повлечет за собой и переход права на земельный участок (часть земельного участка), на котором она находится, но именно того права, которое принадлежало собственнику недвижимости (соответственно права пожизненного наследуемого владения или права постоянного пользования земельным участком).

§ 3. Сервитуты

Под сервитутом (от лат. servitus – служение вещи) следует понимать право пользования чужой вещью в известном ограниченном отношении. Сервитуты отнесены ст. 216 ГК к числу ограниченных вещных прав. Содержание сервитутов раскрывается в ст. 274–277 гл. 17 ГК, из чего, на первый взгляд, может быть сделан вывод, будто гражданское законодательство признает лишь земельные сервитуты. Это, однако, не так. В законах о собственности (как общесоюзном, так и республиканском), а также в Основах гражданского законодательства 1991 г. содержалось общее указание на то, что в случаях, на условиях и в пределах, предусмотренных законом, собственник обязан допускать ограниченное пользование его имуществом другими лицами (см. п. 3 ст. 1 Закона СССР о собственности; п. 8 ст. 2 Закона РСФСР о собственности, п. 4 ст. 45 Основ гражданского законодательства). Хотя в первой части ГК такое установление прямо не закреплено, оно, вне всякого сомнения, может быть выведено как из общих начал и смысла гражданского законодательства, так и из положений, относящихся к праву собственности. А это означает, что сервитуты могут быть приурочены не только к земельному участку или иной недвижимости, но и к лицу. Иными словами, сервитуты могут быть не только земельными, но и личными. И надо сказать, что наше законодательство знает целый ряд личных сервитутов, хотя и не называет их собственным именем. Так, наследственное право предусматривает такой личный сервитут, как право пожизненного проживания в чужом доме (habitatio), который может быть установлен в силу завещательного отказа (легата).

В связи с признанием права частной собственности на землю и вовлечением ее в гражданский оборот система сервитутов будет становиться все более разветвленной. Уже и сейчас на почве отношений соседства возникает немало споров, которые могут квалифицироваться как споры об определении содержания и границ тех или иных сервитутов. Вот только один пример. Окна садового дома находятся в непосредственной близости от границы, разделяющей два соседних земельных участка. Собственники участка, на который выходят окна соседнего дома, нарастили забор, дабы не быть под постоянным присмотром своих соседей. Однако последние против этого возражают, ссылаясь на то, что повышение высоты забора приведет к затемнению окон и будет препятствовать проникновению солнечных лучей на расположенную под окнами часть участка, на которой высажены ягодные кусты, а это неблагоприятно скажется на их росте. Спор в данном случае сводится к определению содержания и границ сервитута света и вида, который существовал еще в римском праве.

Что же касается положений нынешнего гражданского законодатсльства о сервитутах, то они таковы. Собственник земельного участка и другого недвижимого имущества вправе требовать от собственника соседнего участка (соседних участков) предоставления права ограниченного пользования соседним участком (сервитута). Земельный участок, собственник которого вправе требовать предоставления сервитута, называется господствующим, а земельный участок, собственник которого обязан предоставить сервитут, – служащим.

Сервитут может устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний участок, прокладки и эксплуатации линий электропередачи, связи и трубопроводов, обеспечения водоснабжения и мелиорации, а также для других нужд собственника недвижимого имущества, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута. В то же время обременение земельного участка сервитутом не лишает собственника служащего участка прав владения, пользования и распоряжения этим участком.

Сервитут устанавливается по соглашению между лицом, требующим установления сервитута, и собственником служащего участка, а при недостижении соглашения – судом. Сервитут подлежит регистрации в порядке, установленном для регистрации прав на недвижимости (СМ.СТ.131 ГК).

Сервитут может быть установлен также в интересах и по требованию лица, которому господствующий участок предоставлен в пожизненное наследуемое владение или постоянное пользование. В указанных случаях одно право на чужую вещь (сервитут) наслаивается на другое (на право пожизненного наследуемого владения или право постоянного пользования земельным участком).

Собственник участка, обремененного сервитутом, т. е. служащего участка, вправе, если иное не предусмотрено законом, требовать от лиц, в пользу которых установлен сервитут, соразмерную плату за пользование участком.

Пункт 1 ст. 275 ГК в соответствии с п. Зет. 216 ГК закрепляет в отношении сервитута право следования, сервитут сохраняется в случае перехода прав на земельный участок, обремененный сервитутом, к Другому лицу. Но если иное не установлено законом, договором или Не вытекает из существа отношений сторон, сервитут сохраняется и тогда, когда к другому лицу переходит право на господствующий участок. Сервитут не может быть самостоятельным предметом купли. продажи, залога и не может передаваться каким-либо иным способом лицам, не являющимся собственниками недвижимого имущества, д обеспечения использования которого сервитут установлен. И в этом смысле сервитут носит акцессорный, т. е. придаточный характер по отношению к тому праву, в интересах которого он установлен. Если отпали основания, по которым сервитут был установлен, то он по требованию собственника служащего участка может быть прекращен (например, была проложена дорога, вследствие чего отпала необходимость прохода и проезда через этот участок). Равным образом собственник вправе требовать прекращения сервитута, если в результате обременения сервитутом земельный участок, принадлежащий гражданину или юридическому лицу, не может использоваться по своему назначению. Если соглашение о прекращении сервитута не достигнуто, возникший спор разрешается судом.

Наконец, ст. 277 ГК предусматривает обременение сервитутом зданий, сооружений и другого недвижимого имущества, ограниченное пользование которым необходимо вне связи с пользованием земельным участком. Такие обременения налагаются применительно к правилам, установленным ст. 274–276 ГК для земельных сервитутов. Иногда их называют публичными. Так, на здании и сооружении может быть установлена памятная или мемориальная доска, радиоточка для оповещения населения об экстремальных ситуациях, установлены дорожные или опознавательные знаки и т. д.

Глава 23. ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИХ ВЕЩНЫХ ПРАВ

§ 1. Система гражданско-правовых средств защиты права собственности и других вещных прав

Понятие защиты права собственности. Под гражданско-правовой защитой права собственности и других вещных прав понимается совокупность предусмотренных гражданским законодательством средств, применяемых в связи с совершенными против этих прав нарушениями и направленных на восстановление или защиту имущественных интересов их обладателей. Указанные средства неоднородны по своей юридической природе и подразделяются на несколько относительно самостоятельных групп.

Система средств защиты. Прежде всего необходимо выделить вещно-правовые средства защиты права собственности, характеризующиеся тем, что они направлены непосредственно на защиту права собственности как абсолютного субъективного права, не связаны с какими-либо конкретными обязательствами и имеют целью либо восстановить владение, пользование и распоряжение собственника принадлежащей ему вещью, либо устранить препятствия или сомнения в осуществлении этих правомочий. Соответственно к вещно-правовым искам относятся иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, иск об устранении нарушений, не соединенных с лишением владения, и, наконец, иск о признании права собственности. В точном смысле слова право собственности как конкретное субъективное право защищается лишь с помощью исков названной группы.

Вторую группу гражданско-правовых средств защиты права собственности образуют обязательственно-правовые средства. К ним относятся, например, иск о возмещении причиненного собственнику вреда, иск о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, иск о возврате вещей, предоставленных в пользование по договору и т. д. Для всех них характерно то, что составляющее их притязание вытекает не из права собственности как такового, а основывается на других правовых институтах и соответствующих этим институтам субъективных правах. Так, если собственник сдал в аренду принадлежащее ему имущество, от возврата которого по истечении срока договора арендатор уклоняется, права собственника будут защищаться нормами договорного права, а не нормами о праве собственности. Иными словами, обязательственно-правовые средства охраняют право собственности не прямо, а лишь в конечном счете. В ряде случаев, например, когда вещь погибла, а значит, и прекратилось право собственности на нее, указанные средства направлены уже не на защиту права собственности, а на защиту имущественных интересов собственника.

Рассмотрение обязательственно-правовых средств защиты собственности дается в соответствующих разделах курса гражданского права.

Третью группу гражданско-правовых средств защиты права собственности составляют те из них, которые не относятся ни к вещно-правовым, ни к обязательственно-правовым средствам, но вытекают из различных институтов гражданского права. Таковы, например, правила о защите имущественных прав собственника, признанного в установленном порядке безвестно отсутствующим или объявленного умершим, в случае его явки (ст. 43, 46 ГК), о защите интересов сторон в случае признания сделки недействительной (ст. 167–180 ГК), об ответственности залогодержателя (ст. 344 ГК), хранителя или опекуна наследственного имущества (ст. 556 ГК 1964 г.) за порчу или утрату имущества и т. д.

Эти и другие подобные им гражданско-правовые средства защиты права собственности рассматриваются также в соответствующих темах курса гражданского права.

Наконец, в особую, четвертую группу следует выделить те гражданско-правовые средства, которые направлены на защиту интересов собственника при прекращении права собственности по основаниям, предусмотренным в законе. К ним, в частности, относятся гарантии, установленные государством на случай обращения в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация). Национализация может производиться только на основании закона, а не каких-либо иных правовых актов. Собственнику имущества гарантируется возмещение стоимости этого имущества и других убытков, которые он несет в связи с изъятием имущества. В качестве лица, обязанного возместить убытки, выступает государство, а споры о возмещении убытков разрешаются судом (ст. 306 ГК).

Обязательная выплата стоимости имущества предусматривается законом также при его изъятии в интересах общества по решению государственных органов в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотии и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (реквизиция); при изъятии у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст.240 ГК); при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд (ст. 279–283 ГК) и в некоторых других случаях.

Более детальный анализ защиты интересов собственников в указанных случаях дается при характеристике оснований возникновения и прекращения права собственности.

Таким образом, в настоящей главе будут рассмотрены лишь те гражданско-правовые средства, с помощью которых защищается право собственности в точном смысле этого слова, т. е. вещно-правовые иски.

§ 2. Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виидикационный иск)

Понятие виндикационного иска. Среди гражданско-правовых средств защиты права собственности особое место занимают иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения – виндикационные иски. Хотя в судебно-арбитражной практике они встречаются не столь часто, как обязательственно-правовые требования, их предупредительно-воспитательную роль в обеспечении неприкосновенности частной, государственной и муниципальной собственности от незаконного завладения трудно переоценить. Кроме того, правила виндикации (ст. 301–303 ГК) представляют большой теоретический и практический интерес, выходящий далеко за рамки рассматриваемого института.

Под виндикационным иском (от лат. vim dicere – объявлять о применении силы) понимается внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре. В соответствии с действующим законодательством для предъявления виндикационного иска необходимо одновременно наличие ряда условий. Прежде всего требуется, чтобы собственник был лишен фактического господства над своим имуществом, которое выбыло из его владения. Если имущество находится у собственника, но кто-то оспаривает его право или создает какие-либо препятствия в пользовании или распоряжении имуществом, применяются иные средства защиты, в частности иск о признании права собственности или иск об устранении препятствий, не связанных с лишением владения (см. § 3 и 4 настоящей главы).

Далее, необходимо, чтобы имущество, которого лишился собственник, сохранилось в натуре и находилось в фактическом владении Другого лица. Если имущество уже уничтожено, переработано или потреблено, право собственности на него как таковое прекращается. В этом случае собственник имеет право лишь на защиту своих имущественных интересов, в частности с помощью иска из причинения вреда или иска из неосновательного обогащения.

Виндицировать можно лишь индивидуально-определенное имущество, что вытекает из сущности данного иска, направленного на возврат собственнику именно того самого имущества, которое выбыло из его владения. При этом, однако, следует помнить, что различия между индивидуально-определенными и родовыми вещами достаточно относительны и зависят от конкретных условий гражданского оборота. Поэтому в случае индивидуализации могут быть виндицированы и вещи, обладающие едиными общими свойствами для всех вещей данного вида, например, зерновые, корнеплоды, строительные материалы и т. п. Если же выделить конкретное имущество собственника из однородных вещей фактического владельца невозможно, должен предъявляться не виндикационный иск, а иск из неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК).

Наконец, виндикационный иск носит внедоговорный характер и защищает право собственности как абсолютное субъективное право. Если же собственник и фактический владелец вещи связаны друг с другом договором или иным обязательственным правоотношением по поводу спорной вещи, последняя может отыскиваться лишь с помощью соответствующего договорного иска.

Хотя указанные положения, касающиеся условий предъявления виндикационного иска, являются достаточно очевидными, хорошо изучены юридической наукой и проверены тысячелетним опытом, они нередко игнорируются на практике в угоду решения сиюминутных проблем. К сожалению, в последние годы под судебную практику, допускающую смешение элементарных понятий, в частности разрешающую свободную замену договорного требования виндикационным иском, переход от виндикационного притязания к иску о признании сделки недействительной и т. д., пытаются подвести теоретическую базу в виде рассуждений о свободном выборе истцом предусмотренных законом средств защиты. Данный подход носит ненаучный характер и ни к чему, кроме негативных последствий, в конечном счете привести не может.

Истец и ответчик по виндикациоиному иску. Право на виндикацию принадлежит собственнику, утратившему владение вещью (ст. 301 ГК). Однако наряду с ним виндицировать имущество в соответствии со ст. 305 ГК может также лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом в силу закона или договора. Таким лицом, именуемым обычно титульным владельцем имущества, может выступать арендатор, хранитель, комиссионер и т. д., а также обладатель вещных прав на имущество: права пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, права оперативного управления и т. д.

Введение в российское гражданское право института приобретательной давности означает, что защита против неправомерного завладения имуществом обеспечивается и давностному владельцу. Указанное лицо до истечения соответствующего срока не может считаться титульным владельцем имущества, ибо его владение не опирается на правовое основание. Однако такое владение не является и юридически безразличным фактом, ибо при определенных условиях – добросовестность, открытость, непрерывность владения – и по истечении установленных законом сроков фактический владелец имущества может стать его собственником. Поэтому в случае посягательства на имущество со стороны третьих лиц, не имеющих права на владение им, давностный владелец на основании п. 2 ст. 234 ГК может добиваться восстановления своего владения.

В качестве ответчика по виндикационному иску выступает фактический владелец имущества, незаконность владения которого подлежит доказыванию в виндикационном процессе.

Предмет и основание виидикацнониого иска. Предметом виндикационного иска является требование о возврате имущества из незаконного владения. Если истец ставит вопрос о предоставлении ему равноценного имущества либо выплате денежной компенсации, он должен добиваться этого с помощью иных средств защиты, в частности иска из причинения вреда.

Наряду с предметом иска истец должен сформулировать его основание путем указания на те юридические факты, с которыми он связывает свое требование к ответчику. В исках об истребовании имущества такое основание составляют обстоятельства выбытия имущества из обладания истца, условия поступления имущества к ответчику, наличие спорного имущества в натуре, отсутствие между истцом и ответчиком связей обязательственного характера по поводу истребуемой вещи. В совокупности указанные обстоятельства подтверждают право истца на спорное имущество и возможность его истребования по виндикационному иску.

В научной литературе нет единства мнений относительно того юридического титула, на который опирается истец в своих исковых требованиях. По мнению ряда ученых, общим юридическим основанием всех виндикационных исков является право владения истребуемой вещью. Но, как правильно отмечалось в литературе, в российском праве отсутствует особое право владения, а есть лишь правомочие владения, входящее в состав различных субъективных прав. Поэтому, выступая с виндикационным требованием, истец должен не только указать, что он фактически лишен возможности обладания имуществом, но и доказать, что названная правовая возможность основывается на конкретном субъективном праве, например, праве собственности, праве нанимателя, праве залогодержателя и т. д. Единственное исключение в этом плане составляет, как указывалось выше, иск давностного владельца имущества, который не опирается на конкретное субъективное право и направлен на защиту фактического владения как такового.

Условия удовлетворения виндикационного иска. В тех случаях, когда имущество находится в фактическом обладании лица, завладевшего им путем противозаконных действий, например, в руках похитителя или лица, присвоившего находку, необходимость удовлетворения виндикационного иска не вызывает никаких сомнений.

Не столь очевидным будет, однако, решение данного вопроса в той ситуации, когда вещь оказывается во владении третьего лица, например, лица, купившего ее у неуправомоченного отчуждателя. Охраняемые законом интересы собственника (титульного владельца) вещи сталкиваются в данном случае с заслуживающими внимания интересами фактического владельца, действия которого в субъективном плане зачастую безупречны. Защите чьих интересов следует отдать предпочтение? Действующее гражданское законодательство, опираясь на правовой опыт мировой цивилизации, устанавливает следующие три условия удовлетворения виндикационного иска. Прежде всего возможность виндикации вещи у третьего лица зависит от того, добросовестен ли приобретатель вещи или нет. Согласно ст. 302 ГК владелец признается добросовестным, если, приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не управомочен на ее отчуждение. В случае, если владелец вещи знал или, по крайней мере, должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным. По господствующему в литературе мнению, для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, а требуется умысел или грубая неосторожность.

При разграничении простой и грубой неосторожности следует опираться на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя – его жизненный опыт, юридическую грамотность и т. п. Необходимо также учитывать, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т. е. приобретатель признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана. У недобросовестного приобретателя вещь изымается во всех случаях.

Вопрос об истребовании вещи у добросовестного приобретателя решается в зависимости от того, как приобретена вещь – возмездно или безвозмездно. Согласно ч. 2 ст. 302 ГК при безвозмездном приобретении имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях. Нередко указанное правило закона истолковывается в литературе и на практике в том смысле, что вещь может быть изъята собственником у любого безвозмездного приобретателя, например, у одаряемого, к которому вещь поступила от добросовестного возмездного приобретателя, с чем, конечно, нельзя согласиться. По сути дела, такое расширительное толкование закона лишает добросовестных возмездных приобретателей, ставших собственниками имущества, права дарить имущество, передавать его по наследству и т. д., т. е. вводит не основанные на законе ограничения права собственности. Сторонники этой точки зрения не учитывают того, что правило ч. 2 ст. 302 ГК рассчитано на случаи, когда отчуждатель не управомочен на отчуждение вещи. Если же сам отчуждатель стал собственником вещи, уже не имеет значения, на каких условиях он передает вещь третьему. Не безупречен и положенный в основу предлагаемого решения принцип распределения материальных убытков. Приводимая обычно ссылка на то, что добросовестный безвозмездный приобретатель в случае отобрания у него вещи ничего не теряет, весьма относительна, поскольку любое изъятие имущества из владения представляется вполне реальной утратой. Поэтому интересы приобретателя, к которому имущество поступило безвозмездно не от неуправомоченного отчуждателя, а через посредство возмездного добросовестного приобретателя, подлежат юридической защите.

При применении ч. 2 ст. 302 ГК возникает и другой вопрос. Вполне возможна ситуация, когда безвозмездный приобретатель имущества от лица, не имевшего права на его отчуждение, реализует это имущество путем возмездной сделки. Допустима ли виндикация в этом случае? Буквальное толкование ч. 2 ст. 302 ГК означало бы, что если имущество перешло от неуправомоченного отчуждателя безвозмездно, то, независимо от его последующей судьбы, оно может быть виндицировано во всех случаях. Такое толкование, однако, представляется не соответствующим истинному смыслу закона. Добросовестный возмездный приобретатель имущества, прошедшего через руки безвозмездного приобретателя, ничем, по существу, не отличается от добросовестного возмездного приобретателя имущества непосредственно от неуправомоченного отчуждателя. Поэтому следует признать, что ч. 2 ст. 302 ГК применяется лишь тогда, когда безвозмездный приобретатель от неуправомоченного отчуждателя выступает в качестве ответчика по иску.

Если имущество приобретено владельцем добросовестно и возмез-дно, возможность его истребования поставлена в зависимость от характера выбытия имущества из владения собственника (титульного владельца). Собственник вправе истребовать имущество от такого приобретателя только тогда, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо их воли. При этом закон (ч. 1 ст. 302 ГК) указывает на два возможных случая подобного выбытия имущества из владения – утерю его собственником и его похищение, что, конечно, является лишь примерным перечнем таких случаев. Важно отметить, что вопреки утверждениям некоторых авторов, действующее законодательство не связывает возможность истребования имущества лишь с таким поведением собственника, которое нельзя поставить ему в вину. Если, например, вещь выбывает из владения собственника по его личной неосмотрительности, но все же вопреки его воле, она все равно может быть виндицирована. Иное истолкование закона по существу означает установление гражданско-правовой ответственности собственника перед самим собой. Иначе решается данный вопрос тогда, когда имущество выходит из владения собственника по его воле. Так, если собственник вручает свое имущество нанимателю, а тот, злоупотребляя доверием собственника, продает имущество третьему добросовестному приобретателю, виндикационный иск собственника к такому лицу удовлетворению не подлежит. В данном случае закон защищает интересы добросовестного возмездного приобретателя имущества, который на основе сложного юридического состава становится собственником приобретенного имущества.

Подобное решение вопроса в литературе нередко объясняют тем, что собственнику можно поставить в вину непродуманный выбор контрагента, которому он решился доверить свое имущество Собственника, однако, далеко не всегда можно упрекнуть в этом плане в какой-либо неосмотрительности. Поэтому предпочтительнее конструкция «наименьшего зла», в соответствии с которой коллизия интересов собственника и добросовестного возмездного приобретателя решается в зависимости оттого, кто из них имеет больше возможностей защитить свои имущественные интересы, если вопрос об отобрании самой вещи будет решен не в его пользу.

Так, отказывая собственнику в виндикации имущества, выбывшего из его обладания по его собственной воле, законодатель учитывает, что собственник, как правило, знает то лицо, которому он вручил свое имущество, и потому имеет возможность взыскать с него понесенные убытки, если ему будет отказано в возврате вещи. По сравнению с ним добросовестный возмездный приобретатель, в случае отобрания у него вещи, находился бы в худшем положении, ибо он, как правило, меньше знает то лицо, у которого он приобрел вещь, и соответственно имеет меньше шансов возместить за счет последнего понесенные убытки. Напротив, в случае выбытия вещи из владения собственника помимо его воли в лучшем положении, в смысле возможности возмещения убытков, оказывается уже добросовестный возмездный приобретатель. В отличие от собственника, у которого в этой ситуации вообще нет контрагента, приобретатель имущества имеет хоть какое-то представление о лице, у которого он купил вещь. По этой причине вещь возвращается собственнику, а добросовестному возмездному приобретателю предоставляется возможность покрыть возникшие у него убытки за счет продавца.

Трудно согласиться с В. В. Витрянским в том, что если вещь не может быть истребована у приобретателя по виндикационному иску, то не исключено истребование ее по иску о применении последствий недействительности сделки. Ход рассуждений автора таков: поскольку отчуждатель на отчуждение вещи не был управомочен, сделка по отчуждению вещи недействительна, а потому вещь может быть истребована у того, кто ее приобрел. Эта аргументация сводит на нет правила ст. 302 ГК, согласно которым вещь при наличии предусмотренных в указанной статье условий не может быть истребована у того, кто приобрел ее от неуправомоченного отчуждателя. Приобретатель становится собственником вещи со всеми вытекающими из этого последствиями. Вопрос же о недействительности сделки по отчуждению вещи имеет значение лишь для отношений прежнего собственника с неуправомоченным отчуждателем в части определения меры ответственности последнего перед прежним собственником вещи. В обоснование противоположного мнения едва ли можно опереться на ст. 1103 ГК, которая определяет соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, поскольку в рассматриваемой ситуации в любом из вариантов подхода к ней не идет речи о неосновательном обогащении приобретателя вещи.

Таковы общие условия виндикации имущества, принимаемые во внимание независимо от формы и вида собственности. Из правил виндикации установлено, однако, одно исключение. В соответствии с ч. 3 ст. 302 ГК не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, пусть даже они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно. Указанная норма объясняется тем, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, в связи с чем требуется обеспечить им повышенное доверие со стороны участников гражданского оборота.

Расчеты при возврате имущества. При истребовании имущества из чужого незаконного владения между сторонами нередко возникают споры о судьбе доходов, принесенных вещью за период незаконного владения, и компенсации произведенных на нее расходов. Правила производства таких расчетов закреплены ст. 303 ГК и сводятся к следующему.

Прежде всего закон и здесь проводит различие между добросовестным и недобросовестным владельцами. Недобросовестный владелец обязан возвратить или возместить собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь за все время незаконного владения. В отличие от него добросовестный владелец имущества несет подобную обязанность лишь с того момента, когда он узнал о неправомерности своего владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Применяя данную норму, необходимо учитывать два обстоятельства. Во-первых, под «доходами» здесь понимаются не только денежные, но и натуральные доходы, т. е. плоды. Во-вторых, речь в данном случае идет лишь о тех доходах и плодах, которые извлечены или, по крайней мере, должны быть извлечены незаконным владельцем из имущества. Указанное обстоятельство, как и сам размер таких доходов, должны быть обоснованы собственником истребуемой вещи. Доходы, которые владелец теоретически мог, но не должен был извлечь из имущества, например, путем сдачи вещи в аренду, в расчет не принимаются.

В свою очередь, незаконный владелец имущества, как добросовестный, так и недобросовестный, вправе требовать от собственника компенсации произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с какого собственнику причитаются доходы от имущества. Под необходимыми расходами в данном случае понимаются те издержки владельца, которые вызываются необходимостью поддерживать имущество в исправном состоянии, в частности расходы на содержание имущества, производство его текущего и капитального ремонта и т. п.

Указанное правило, на первый взгляд, представляется нелогичным по отношению к недобросовестному владельцу имущества, права которого, казалось бы, не должны охраняться законом. В действительности, оно имеет под собой вполне разумное основание, так как в известной мере предотвращает бесхозяйственное содержание имущества со стороны недобросовестного владельца, т. е. служит в конечном счете интересам собственника имущества. Однако это правило имеет иной изъян, на который обращалось внимание в литературе. Статья 303 ГК не предусматривает возмещение необходимых затрат, произведенных добросовестным владельцем за тот период, когда ему, а не собственнику, причитаются доходы от имущества. В этом, разумеется, есть своя логика, так как предполагается, что, по общему правилу, необходимые затраты на имущество покрываются извлеченными из него доходами. Однако совершенно очевидно, что это происходит далеко не всегда. Поэтому добросовестный владелец имущества, понесший издержки по его содержанию и ремонту, но не получивший доходов от имущества, оказывается в худшем положении, чем владелец недобросовестный, которому соответствующая компенсация гарантируется законом. В этой связи следует признать, что пока данный пробел закона не устранен, добросовестный владелец имеет право на иск из неосновательного приобретения или сбережения имущества по ст. 1102 ГК.

Наряду с расчетами по доходам и необходимым расходам закон решает вопрос и о судьбе произведенных владельцем улучшений вещи. Под улучшениями подразумеваются такие затраты на имущество, которые, с одной стороны, не диктуются необходимостью его сохранения, но, с другой стороны, носят обоснованный, полезный характер, так как улучшают эксплуатационные свойства вещи, повышают ее качество, увеличивают стоимость и т. п. В качестве примера таких улучшений можно назвать укомплектование автомобиля чехлами для сидений, установку дополнительных стоп-сигналов, локкеров и т. п.

Судьба улучшений зависит опять-таки от добросовестности незаконного владельца. Когда улучшения произведены добросовестным владельцем, ему предоставляется право либо оставить их за собой, если они могут быть отделены без повреждения вещи, либо потребовать от собственника возмещения произведенных на улучшения затрат в пределах увеличения стоимости вещи, если их отделение от вещи невозможно. По смыслу закона добросовестный владелец имеет право потребовать возмещения затрат на улучшения вещи и в том случае, когда их отделение от вещи возможно, но эти улучшения в случае изъятия вещи не представляют для владельца самостоятельного интереса.

Права недобросовестного владельца на произведенные им улучшения самим законом не определены и выводятся посредством его толкования и применения аналогии. По мнению большинства ученых, недобросовестный владелец вправе оставить за собой отделимые улучшения вещи, но не может требовать компенсации затрат на те улучшения, которые не могут быть отделены от вещи.

От улучшений вещи следует отличать так называемые расходы на роскошь, под которыми обычно понимаются произвольные издержки владельца вещи, связанные, в частности, с ее украшением или оснащением вещи какими-либо дорогостоящими безделушками. В примере с автомобилем такими издержками на роскошь могут считаться, например, расходы на установку декоративных колпаков на колесах, особую раскраску кузова, тонирование стекол и т. п. В отличие от затрат на улучшения, подобные издержки, если отделить соответствующие приращения от вещи невозможно, возмещению не подлежат даже тогда, когда они произведены добросовестным владельцем. Если же их отделение от вещи не грозит последней существенным ухудшением, незаконный владелец имущества, как добросовестный, так и недобросовестный, может сделать это при условии, что собственник не согласится возместить издержки в пределах увеличения стоимости вещи. Следует отметить, что изложенное правило прямо в законе не установлено, но вытекает из его смысла.

Как уже отмечалось, правом на виндикацию имущества наделены не только собственники имущества, но и его ттульные владельцы (ст. 305 ГК). Однако правила о расчетах при возврате вещи из незаконного владения полностью применимы к требованиям лишь тех титульных владельцев, которые имеют самостоятельное право на доходы от переданной в их владение вещи. Например, хранитель вещи, не имеющий, по общему правилу, такого права, не может требовать от незаконного владельца и передачи доходов. Право на них принадлежит самому собственнику имущества, который может предъявить самостоятельное требование.

За произведенное ухудшение имущества незаконный владелец, независимо от добросовестности или недобросовестности, отвечает по общим правилам о деликтной ответственности.

§ 3. Иск об устранении нарушений, не связанных с лишением владения (негаторный иск)

Понятие негаторного иска. Наряду с истребованием имущества из чужого незаконного владения собственник (титульный владелец) в соответствии со ст. 304 ГК может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Такое право обеспечивается ему с помощью негаторного иска. Негаторный иск (от лат. actio negoforia – отрицающий иск) есть внедоговорное требование владеющего вещью собственника к третьему лицу об устранении препятствий в осуществлении правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом.

Негаторный иск, как и виндикационное требование, относится к числу вещно-правовых средств защиты права собственности. Он предъявляется лишь тогда, когда собственник и третье лицо не состоят между собой в обязательственных или иных относительных отношениях по поводу спорной вещи и когда совершенное правонарушение не привело к прекращению субъективного права собственности.

Истец и ответчик по негаторному иску. Правом на негаторный иск обладают собственник, а также титульный владелец (ст. 305 ГК), которые владеют вещью, но лишены возможности пользоваться или распоряжаться ею. В качестве ответчика выступает лицо, которое своим противоправным поведением создает препятствия, мешающие нормальному осуществлению права собственности (права титульного владения).

Предмет и основание негаторного иска. Предметом негаторного иска является требование истца об устранении нарушений, не соединенных с лишением владения. Чаще всего третьи лица своим противоправным действием или бездействием создают собственнику препятствия в осуществлении правомочия пользования. Например, пользование строением может быть затруднено неправомерным огораживанием земельного участка, ростом дерева, посаженного в непосредственной близости от строения, складированием материалов или топлива, загромоздивших проезд к нему и т. п. С помощью негаторного иска собственник может добиваться прекращения подобных действий, а также устранения нарушителем своими силами и средствами созданных им помех.

Возможны случаи создания препятствий и в осуществлении правомочия распоряжения. Так, если при аресте имущества должника в опись случайно попали вещи, принадлежащие другим лицам, эти лица лишаются возможности распоряжаться своим имуществом ввиду возложенных на него ограничений. Средством защиты в данном случае выступает так называемый иск об освобождении имущества от ареста (исключения из описи), который с точки зрения своей материально-правовой сущности является чаще всего негаторным иском. Негаторную природу будет иметь и требование предприятия о снятии ограничений с его имущества, наложенных финансовыми, налоговыми и иными аналогичными органами.

Наряду с требованием об устранении уже имеющихся препятствий в осуществлении права собственности негаторный иск может быть направлен и на предотвращение возможного нарушения права собственности, когда налицо угроза такого нарушения. Например, с помощью негаторного иска собственник может добиваться запрета строительства того или иного сооружения уже на стадии его проектирования, если оно будет препятствовать пользоваться имуществом.

Основанием негаторного иска служат обстоятельства, обосновывающие право истца на пользование и распоряжение имуществом, а также подтверждающие, что поведение третьего лица создает препятствия в осуществлении этих правомочий. В обязанность истца не входит доказательство неправомерности действия или бездействия ответчика, которые предполагаются таковыми, если сам ответчик не докажет правомерность своего поведения.

Вместе с тем иск может быть заявлен лишь до тех пор, пока длится правонарушение или не ликвидированы его последствия. С устранением препятствий в осуществлении права собственности отпадают и основания для негаторной защиты. В этой связи негаторный иск не подлежит действию исковой давности. Иными словами, не имеет значения, когда началось нарушение права собственности; важно лишь доказать, что препятствия в его осуществлении сохраняются на момент предъявления и рассмотрения иска.

Условия удовлетворения негаторного иска. По смыслу закона удовлетворение негаторного иска не ставится в зависимость от виновности третьего лица, создающего своим поведением препятствия в осуществлении права собственности. Однако, если указанные действия причинили собственнику убытки, последние могут быть взысканы с третьего лица лишь на основании ст. 1064 ГК, т. е. при наличии вины третьего лица.

Если третье лицо докажет правомерность своего поведения, негаторный иск удовлетворению не подлежит.

§ 4. Иск о признании права собственности

Понятие иска о признании права собственности. Помимо виндикационного и негаторного исков право собственности может защищаться с помощью еще одного вещно-правового средства – иска о признании права собственности. Следует отметить, что иски под таким наименованием весьма часты в судебно-арбитражной практике, но большинство из них носит обязательственно-правовой характер, ибо вытекает из относительных правоотношений сторон. Подобные споры разрешаются на основе соответствующих норм договорного права, норм о наследовании, общем имуществе супругов и т. п. Встречаются, однако, и такие требования о признании права собственности, которые обращены к третьим лицам, никак не связанным с истцом какими-либо относительными правовыми узами. В качестве примера можно сослаться на требование владельца строения о признании за ним права собственности, обращенное к органу местной администрации, который отказывается выдать правоустанавливающие документы ввиду того, что они не сохранились или не были своевременно оформлены.

Юридическая природа этого и подобных ему исков оценивается в литературе по-разному. Большинство авторов считает, что российское гражданское право никакого самостоятельного иска о признании права собственности не знает; требование же о признании права собственности, по их мнению, входит в качестве одного из притязаний в состав виндикационного или негаторного исков. Другие авторы вполне обоснованно рассматривают иск о признании права собственности в качестве самостоятельного вещно-правового требования. Действительно, не признавая самостоятельности подобного иска, отличного от виндикационного и негаторного требований, невозможно юридически квалифицировать притязания собственников в целом ряде конкретных случаев. Например, собственник в порядке оказания материальной помощи передает временно и безвозмездно свою вещь другому лицу для заклада в ломбард. Граждане между собой договариваются, что после погашения ссуды вещь будет возвращена собственнику. Такое соглашение, хотя и не подпадает ни под один из известных типов договоров, но, несомненно, в силу ст. 8 ГК порождает обязательство. Предположим, что гражданин, получивший вещь от собственника, умирает до погашения ссуды. Каким образом собственник может защитить свое право на вещь? Обращение в данном случае к виндикационному иску будет неправильным, так как владение ломбарда в данном случае нельзя признать незаконным, ибо залогодатель действовал с ведома собственника. Нельзя прибегнуть и к помощи негаторного иска, так как собственник лишен владения. Остается лишь признать, что собственнику в этой ситуации принадлежит право на самостоятельный иск о признании права собственности на заложенную вещь в целях предотвращения отчуждения ее ломбардом'. В судебной практике встречаются дела, когда собственники, требуя освободить имущество от ареста, доказывают свое право собственности на имущество, но не добиваются его возврата, так как имущество находится во владении контрагента на законном основании. Указанные требования с точки зрения их юридической природы можно квалифицировать лишь как иски о признании права собственности.

Таким образом, иск о признании права собственности – это вне-договорное требование собственника имущества о констатации перед третьими лицами факта принадлежности истцу права собственности на спорное имущество, не соединенное с конкретными требованиями о возврате имущества или устранении иных препятствий, не связанных с лишением владения.

Истец и ответчик по иску о признании права собственности. Указанный иск может быть заявлен собственником индивидуально-определенной вещи, как владеющим, так и не владеющим ею (если при этом не ставится вопрос о ее возврате), права которого оспариваются, отрицаются или не признаются третьим лицом, не находящимся с собственником в обязательственных или иных относительных отношениях по поводу спорной вещи. Правом на подобный иск обладает и титульный владелец имущества, в частности субъект права хозяйственного ведения или права оперативного управления. В качестве ответчика выступает третье лицо, как заявляющее о своих правах на вещь, так и не предъявляющее таких прав, но не признающее за истцом вещного права на имущество.

Предмет и основание иска о признании права собственности. Предметом иска о признании права собственности является лишь констатация факта принадлежности истцу права собственности, иного вещного права на имущество, но не выполнение ответчиком каких-либо конкретных обязанностей. Решение по иску о признании права собственности устраняет сомнение в праве, обеспечивает необходимую уверенность в наличии права, придает определенность взаимоотношениям сторон и служит основой для осуществления конкретных правомочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом.

Основанием иска являются обстоятельства, подтверждающие наличие у истца права собственности или иного права на имущество. Правовой основой данного иска является ст. 12 ГК, предусматривающая такой способ защиты гражданских прав, как их признание.

Условия удовлетворения иска о признании права собственности. Необходимым условием защиты права собственности путем его признания служит подтверждение истцом своих прав на имущество. Это может вытекать из представленных им правоустанавливающих документов, свидетельских показаний, а также любых иных доказательств, подтверждающих принадлежность истцу спорного имущества. Если имущество находится во владении истца, его права на имущество защищает презумпция правомерности фактического владения. Данная презумпция не отражена в самом законе, но действует как фактическая. Иными словами, суд не обязан, но может в конкретных случаях, когда нет возможности решить дело на основании собранных по делу доказательств, замкнуть цепь доказательств при помощи презумпции законности фактического владения. Поскольку данная презумпция отражает тот неоспоримый факт, что в подавляющем большинстве случаев фактический владелец имущества обладает необходимым правомочием, целесообразность ее применения в качестве фактической презумпции в судебно-арбитражной практике сомнений не вызывает.

Поскольку иски о признании права собственности, с одной стороны, не связаны с конкретными нарушениями правомочий собственника и, с другой стороны, диктуются продолжающимся незаконным поведением третьего лица, на них, как и на негаторные иски, не распространяется действие исковой давности.

Оглавление

Главная | Контакты | Нашёл ошибку | Прислать материал | Добавить в избранное

Источник: http://www.plam.ru/nauchlit/grazhdanskoe_pravo/p2.php

Закрыть ... [X]

Виды головных уборов. Фото шляп и шапок С кожаной свадьбой капкейки



Виды конструкций в одежде Жук кожеед в квартире как избавиться?
Виды конструкций в одежде СНиП Актуализированная редакция СП
Виды конструкций в одежде Государственный стандарт РФ ГОСТ Р
Виды конструкций в одежде Словарь швейных терминов АДИП
Виды конструкций в одежде ГОСТ
Виды конструкций в одежде 20 самых красивых татуировок для девушек и их значение
Виды конструкций в одежде «Сонник Кража приснилась, к чему снится во сне Кража»
Виды конструкций в одежде Аренда квартир - снять квартиру на длительный срок
Виды конструкций в одежде Братья и сестры, ссоры и конфликты: почему? Дело не в ревности
Виниры на зубы: установка, виды, показания, цена ДЕМОДЕКОЗ - РЕСНИЧНЫЙ КЛЕЩ - Лечение демодекоза Игры Макияж и Косметика для девочек онлайн бесплатно - Играть Как наказать работника Как удаляют корень зуба у человека Аденто. ру Кожа Переплетения Обувь Купить Кожа Переплетения Обувь