Семантика русской одежды

Эволюция структурно-семантических особенностей семантического поля "одежда" в семантика русской одежды русском языке

Содержание

Введение

1 Семантическое поле в современной лингвистике

1.1 Современная лингвистическая семантика

1.2 Понятие о семантическом поле

2 Эволюция СП "одежда" в русском языке

2.1 Структурно-семантические особенности СП "одежда" в современном русском языке

2.2 Структурно-семантические особенности СП "одежда" в древнерусском языке

2.3 Исторические изменения в СП "одежда"

Заключение

Список использованных источников

Приложения

Лексика, лексический фонд языка, как составная часть единой языковой системы, существенно отличается от других сторон языка - фонетического строя, морфологии, синтаксиса. Это отличие состоит в непосредственной обращенности к действительности. Поэтому именно в лексике прежде всего отражаются те изменения, которые происходят в жизни общества. Язык находится в постоянном движении, его эволюция тесно связана с историей и культурой народа. Каждое новое поколения вносит нечто новое не только в общественное устройство, в философское и эстетическое осмысление действительности, но и в способы выражения этого осмысления средствами языка. И прежде всего такими средствами оказываются новые слова, новые значения слов, новые оценки того значения, которое заключено в известных словах.

В ходе языковой эволюции используется и содержательно-смысловой потенциал, заложенный в самом словарном составе: изменение значений слов, переосмысление, наращение новой семантики, стилистические переоценки слов - все это, наряду с рождением новых слов, значительно расширяет и обогащает словарь языка, усиливает его потенции. Появление новых слов и словосочетаний, в которых находят отражение явления и события современной действительности, стимулирует и внутриязыковые процессы - в области словообразования, словоупотребления и даже словоизменения.

Наряду с этим интенсифицирован и процесс иноязычного заимствования. Среди новых слов много прямых заимствований, но значительное количество слов создано на русской почве, путем использования иноязычных приставок или корневых частей слова наряду с русскими. Все это говорит об открытости лексической системы русского языка, ее активности и жизнеспособности. Слова не просто входят в язык, но творчески перерабатываются и приспосабливаются к чуждой для них среде, оказавшейся достаточно сильной, чтобы подчинить себе инородное.

Таким образом, всестороннее изучение слова как основной единицы языковой системы является важной задачей современной лингвистики. Большую роль в решении этой задачи играет семантическая теория поля, которая продолжает оставаться одним из актуальных направлений современной лингвистики.

Многие лингвисты, придерживаясь системной организации словаря, считают, однако, что в нынешних условиях лексикология не располагает достаточными данными для полного и убедительного решения проблемы структуры лексико-семантического поля.

Полевой подход к описанию языка, зародившийся в семасиологии и обычно связываемый с именами И. Трира и В. Порцига, получил широкое распространение в современной лингвистике. Этот подход породил исследования целой области явлений: лексическими группами или парадигматическими полями занимались И. Трир, У. Гуденаф, Т. Лаунсбери, Э. Косериу, грамматическим полям посвятил свою научную деятельность В.Г. Адмони, грамматико-лексические поля исследовали Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс, изучением синтаксических полей занимались В. Порциг и Л. Вайсгербер, а функционально-семантическими А.В. Бондарко.

В лингвистике исследуются не только отдельные языковые поля, но и полевой характер языка в целом, а проводимые исследования дают возможность представить систему языка как совокупность полей, имеющих многоуровневый характер.

Такой подход является весьма плодотворным, поскольку появляется возможность выявить системную организацию языка.

Лексический состав любого языка - это сложноструктурированная система. Члены этой системы находятся друг с другом в неких парадигматических или синтагматических отношениях, которые являются результатом влияния на язык культуры его носителей. Однако до настоящего момента не появилось четкой дефиниции для обозначения групп лексических единиц, объединенных по какому-либо общему принципу. Помимо термина семантическое поле лингвисты используют термины семантическая группа, тематическая группа и т.п.

Мы придерживаемся мнения, что все вышеперечисленные термины соотносятся друг с другом как частное с целым и представляют собой вертикаль, на которой наиболее общим значением обладает семантическое поле. Объединяет все эти термины тот факт, что все они представляют лексику как структурированную систему, единицы которой находятся как в однолинейных парадигматических отношениях, так и в отношениях оппозиции по определенным семантическим признакам.

На формирование и стратификацию лексического состава языка оказывают влияние не только лингвистические факторы (как, например, отношение лексем друг к другу), но и экстралингвистические, определяющие функционирование слов. Поскольку язык - динамически развивающееся явление, ЛСП (лексико-семантическое поле) постоянно изменяется, или эволюционирует. При этом их изолированное рассмотрение не представляется возможным.

Одежда неоднократно становилась объектом специальных исследований ученых (Д.К. Зеленин, И.Н. Лебедева, Н.П. Гринкова, Г.С. Маслова, Г.В. Судаков, Р.И. Кудряшова, Е.П. Осипова и др.). Исследовательский интерес к лексике, номинирующей и характеризующей одежду, определяется следующими обстоятельствами:

во-первых, этот пласт лексики тесно связан с практической и духовной жизнью человека, поэтому его изучение приближает исследователя к пониманию особенностей культурно-исторического развития этноса;

во-вторых, описание данной лексики в виде лексико-семантического поля позволяет наиболее полно представить лексическое богатство языка;

в-третьих, в СП "одежда" представлены различные виды системных отношений, изучение которых позволит глубже понять закономерности образования и функционирования лексики.

Таким образом, парадигматические отношения между лексическими единицами тематической группы являются зеркальным отражением отношений между явлениями окружающей действительности. Особенно ярко такая экстралингвистическая обусловленность отношений выражена в блоках конкретно-предметной лексики, к которой в частности относится тематическая группа "одежда".

Объектом нашего исследования является СП "одежда" в русском языке, предмет исследования составляет семантическая структура СП "одежда" и историческое изменение его микрополей.

Материалом исследования послужили данные толковых словарей современного русского (Словарь русского языка. В 4-х т. т. / Гл. редактор А.П. Евгеньева / М.: Русский язык, 1981; Словарь современного русского литературного языка: В 17т. / АН СССР. Ин-т рус. яз. - М.; Л., 1965) и древнерусского языка (Словарь русского языка XI - XVII в. в. / Гл. редактор С.Г. Бархударов / М.: Наука, 1975, 1982, 1991; Срезневский И.И. Словарь древнерусского языка. Репринтное издание в 3-х т. т. - М.: Книга, 1989; Словарь русского языка XI-XVII вв. /Под ред.Р.И. Аванесова - М., 1975) и этимологических русского языка (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.: Прогресс, 1986; Шанский Н.М. Иванов В.В. Шанская Т.В. Краткий этимологический словарь русского языка. М.: Просвещение, 1971; Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: в 2 т. - 3-е изд., стереотип. - М.: Рус. яз., 1999).

Цель работы - описание структурно-семантических особенностей СП "одежда".

Исходя из этой цели, были поставлены следующие задачи:

изучить принципы построения семантического поля;

распределить имеющийся языковой материал по МП (микрополям), входящих в состав СП "одежда" и предложить описание каждой группы с точки зрения её системной организации;

выявить основу формирования лексики одежды в современном русском языке и описать системные отношения внутри исследуемых МП;

дать описание историческим изменениям единиц СП "одежда".

Методом сплошной выборки собрано 148 лексем со значением "одежда" в современном русском языке (см. Приложение А), и 123 лексемы - в древнерусском языке (см. Приложение Б)

При выявлении лексического значения наименований был использован метод компонентного анализа, суть которого заключается в разложении семантики слова на её составляющие. Описание семантической структуры СП и МП проводилось сравнительно-сопоставительным методом. Статистический метод использован при анализе данных.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые на материале современного русского языка предпринята попытка комплексного изучения лексики со значением "одежда". Выявлены и описаны основные ЛСГ и родовидовые группы внутри них в составе СП "одежда", определены отношения, в которые вступают лексические единицы.

Практическая значимость исследования состоит в том, что оно может служить материалом для теоретических обобщений в области изучения системных отношений лексики современного русского языка.

Теоретические основы исследования. Базой когнитивно-семасиологического исследования семантической эволюции лексической системы языка явились труды отечественных и зарубежных учёных, разрабатывавших теорию семантики (Г. Пауль, А.А. Потебня, Л.В. Щерба, М.М. Покровский, В.В. Виноградов, Л.М. Васильев, В.М. Никитин, Л.А. Новиков, Н.Д. Шмелев, В.В. Левицкий, Н.Ф. Алефиренко и др.).

Структура работы обусловлена исходными теоретическими положениями, задачами, методикой исследования. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка, приложения.

1. Семантическое поле в современной лингвистике

Семантика, в широком смысле слова, - анализ отношения между языковыми выражениями и миром, реальным или воображаемым, а также само это отношение и совокупность таких отношений. Данное отношение состоит в том, что языковые выражения (слова, словосочетания, предложения, тексты) обозначают то, что есть в мире, - предметы, качества (или свойства), действия, способы совершения действий, отношения, ситуации и их последовательности. Термин "семантика" образован от греческого корня, связанного с идеей "обозначения" (ср. semantikos "обозначающий") [1, с.234]. Отношения между выражениями естественного языка и действительным или воображаемым миром исследует лингвистическая семантика, являющаяся разделом лингвистики. Семантикой называется также один из разделов формальной логики, описывающий отношения между выражениями искусственных формальных языков и их интерпретацией в некоторой модели мира. В данной статье речь идет о лингвистической семантике.

Семантика как раздел лингвистики отвечает на вопрос, каким образом человек, зная слова и грамматические правила какого-либо естественного языка, оказывается способным передать с их помощью самую разнообразную информацию о мире (в том числе и о собственном внутреннем мире), даже если он впервые сталкивается с такой задачей, и понимать, какую информацию о мире заключает в себе любое обращенное к нему высказывание, даже если он впервые слышит его.

Семантический компонент уже достаточно давно признается необходимой частью полного описания языка - грамматики. Свой вклад в формирование общих принципов семантического описания вносят разные теории языка. Например, для порождающих грамматик принципы построения семантического компонента заложены американскими лингвистами Дж. Катцем и Дж. Фодором и далее развиты Р. Джэкендоффом, а, скажем, для грамматик (моделей) типа "Смысл - Текст" соответствующий компонент разрабатывался представителями Московской семантической школы: Ю.Д. Апресяном, А.К. Жолковским, И.А. Мельчуком и др. Семантический компонент обязательно включает в себя словарь (лексикон), в котором о каждом слове сообщается, что оно обозначает, т.е. каждому слову сопоставляется его значение в данном языке, и правила комбинирования (взаимодействия) значений слов, по которым из них формируется смысл более сложных конструкций, прежде всего предложений.

Семантический компонент полного описания языка представляет собой модель той части знания языка, которая связана с отношением между словами и миром. В этой модели должны получать объяснение такие эмпирическим путем устанавливаемые явления, как равнозначность (синонимия), неоднозначность (полисемия), семантическая аномальность (в том числе противоречивость и тавтологичность) языковых выражений.

При использовании нарицательных имен сразу же встает очевидный вопрос о том, каковы будут наши критерии использования любого такого слова: какие условия надо задать, чтобы определить, когда мы должны употреблять именно это слово, а не другое? Мы убедились в том, что предметы действительности имеют сходства друг с другом, т.е. общие черты. Сколь бы многие черты ни объединяли данный предмет с другим предметом, определяющими (отличительными) признаками предмета являются только те черты, при отсутствии которых данное слово к данному предмету не приложимо вообще. Мы не назовем геометрическую фигуру треугольником, если она не обладает следующими тремя признаками: это фигура (1) плоская, (2) замкнутая, (3) ограниченная тремя прямыми линиями. Признаки, служащие условием применимости слова, в своей совокупности образуют сигнификат слова (термин введен в употребление средневековым схоластом Иоанном Солсберийским), или, в другой терминологии, его интенсионал [2].

В отличие от денотата слова, представляющего собой класс именуемых словом предметов или ситуаций, сигнификат - это не сам класс, а те признаки, на основании которых эти предметы/ситуации объединены в данный класс и противопоставлены членам других классов. В традиционной семантике значением слова в языке считается именно его сигнификат, а не денотат. При этом считается, что слово отсылает к "вещи" (денотату) не непосредственно, а опосредованно, через сигнификат, рассматриваемый как понятие о данном классе вещей, имеющееся в сознании человека.

Многие ученые в настоящее время признают необходимым различать языковое значение слова и связанное с этим словом мыслительное содержание - понятие. И языковое значение, и понятие являются категориями мышления. То и другое суть отражения мира в нашем сознании. Но это разные виды отражения. Если понятие - это полное (на данном уровне познания) отражение в сознании признаков некоторой категории объектов или явлений, то языковое значение фиксирует лишь их различительные признаки. Так, в значение слова река входят такие "дифференциальные признаки" понятия о реке, как "водоем", "незамкнутый", "естественного происхождения", "достаточно большого размера", по которым объект, именуемый рекой, отличается от объектов, именуемых канавой, морем, прудом, озером, ручьем. Понятие же о реке включает, помимо данных, и другие признаки, например "питающийся за счет поверхностного и подземного стока своего бассейна". Можно сказать, что значению слова соответствует "наивное", обиходное понятие о предмете (в отличие от научного). Существенно, что признаки предмета, которые входят в значение некоторого слова, могут не совпадать с признаками, составляющими соответствующее научное понятие. Классический пример расхождения между языковым значением, в котором воплощено наивное представление о вещи, и соответствующим ему научным понятием привел русский лингвист Л.В. Щерба: "Научное представление о прямой (линии) фиксируется в ее определении, которое дает геометрия: "Прямая есть кратчайшее расстояние между двумя точками". Но выражение прямая линия в литературном языке имеет значение, не совпадающее с этим научным представлением. Прямой мы называем в быту линию, которая не уклоняется ни вправо, ни влево (а также ни вверх, ни вниз)".

Итак, описать значение некоторого слова в языке, или истолковать его - значит перечислить в той или иной форме все те признаки "вещи", которые по отдельности являются необходимыми, а в совокупности достаточными условиями для обозначения ее с помощью данного слова. Именно такие отличительные (определяющие, характеристические) признаки должны включаться в определение слов в толковых словарях.

Признаки предмета, не входящие в его словарное определение, называются сопутствующими признаками. Если этим признаком обладают все предметы, к которым приложимо данное слово, то такой признак называется универсальным сопутствующим признаком. Так, если химическая формула H2 O рассматривается как определение воды, то такие признаки, как замерзание при нуле градусов по Цельсию, прозрачность, обладание определенным весом на единицу объема, будут универсальными сопутствующими признаками воды, так как любой экземпляр воды эти свойства имеет. Тест на то, является ли некоторый признак отличительным, таков: если бы этот признак отсутствовал при том, что присутствовали бы все остальные, стали бы мы по-прежнему заносить этот предмет в класс X? Если ответ отрицателен, тогда данный признак является отличительным.

Существует много таких комбинаций признаков, для которых мы не считаем необходимым специально изобретать слово. Например, мы можем дать родовое наименование всем существам, имеющим четыре ноги и перья; но так как мы пока что не находили никакого существа, имеющего это сочетание признаков, то мы не считаем целесообразным иметь для такого существа какое-либо родовое наименование. Изобретая родовое наименование, приписываемое любому предмету, который имеет данное сочетание признаков, мы договариваемся об определении, а когда мы устанавливаем или передаем, какое сочетание признаков уже было названо определенным словом, то мы сообщаем определение. Договорные определения, равно как приказы и предположения, не являются ни истинными, ни ложными; но определения, включенные в сообщение, свойством истинности/ложности обладают, так как утверждение о том, что определенное слово уже употребляется в данном языке для обозначения любого предмета, обладающего определенным набором признаков, является либо истинным, либо ложным.

Такой смысл термина "определение", или "дефиниция", является наиболее общим, и словари стремятся снабдить нас определениями именно в указанном смысле. Поскольку такие определения представляют собой попытку сформулировать именно сигнификат слова, они могут быть названы сигнификативными или десигнативными. Но дать определение значения слова в самом широком возможном смысле - это значит каким-то образом указать, что данное слово обыкновенно означает. Есть несколько способов достичь этой цели. Рассмотрим их по порядку.

Сигнификативные, или десигнативные определения. Традиционно полагаемый наиболее точным способ определения значения слова - это задание списка признаков, которые должен иметь предмет, чтобы данное слово (или словосочетание) было к нему применимо. Именно это мы сделали выше в примерах с "треугольником" или "рекой". Это называется десигнативным определением; говорится, что слово обозначает те признаки, которые должен иметь предмет, чтобы это слово было к нему приложимо.

Денотативное определение. Достаточно часто (если не в большинстве случаев) у людей отсутствует четкое понимание того, каковы отличительные признаки чего-либо; они только знают, что слово применимо к тем или иным конкретным индивидам. "Я не знаю, как определить понятие птицы, - может сказать кто-нибудь, - но я точно знаю, что воробей - птица, дрозд - птица, и попугай Полли - тоже птица". Говорящий упоминает некоторые индивиды или подклассы, к которым приложим данный термин; т.е. он упоминает о некоторых денотатах слова, чтобы истолковать его значение.

Очевидно, что как способ истолкования того, что слово обычно значит, такое определение менее удовлетворительно, нежели приведение сигнификата. Если мы знаем сигнификат слова, мы знаем правило его употребления (подобное тому, которое пытаются давать в словарях) - мы знаем, в каких условиях следует прилагать данное слово к данной ситуации. Но когда мы выучиваем один, два или даже сто денотатов слова, мы не знаем, к каким другим вещам оно может прилагаться, поскольку общее правило у нас пока что отсутствует. Если кто-то знает, что воробьи и дрозды суть птицы, то он еще не знает, к каким другим вещам прикладывается слово птица. После сотни случаев, рассмотрев, какие общие черты имеют все обозначенные вещи, можно будет прийти к некоторой мысли; но в лучшем случае это будет обоснованное предположение. После фиксации сотни случаев появления птиц можно заключить, что птица есть нечто летающее. Конечно, этот вывод будет ложным: летучие мыши летают, но не являются птицами, а страусы являются птицами, но не летают. Этого нельзя узнать из денотата, если только не случилось так, что в составе денотата оказались перечислены страусы; но даже и это не означало бы знания правила употребления слова птица ; можно было бы лишь заключить, что, каково бы ни было это правило, оно не включает такого признака, как способность летать.

Более того, существуют и такие слова, которые вообще не обладают денотатами. Насколько известно, эльфы и домовые в природе не существуют; следовательно, эти слова вообще не имеют денотатов в реальном мире. Мы согласны с тем, что они существуют лишь в человеческом воображении, - можно сказать, что денотатами обладают лишь выражения образ эльфа и образ домового. Однако и эти слова имеют значение, и если бы любому читателю ирландских мифов довелось с этими существами повстречаться, он знал бы, как отличить одно от другого. Несмотря на то что данные слова не обладают денотатами, они имеют вполне четкие сигнификативные определения, так что любое существо, обладающее требуемыми отличительными признаками, могло бы быть опознано как эльф или домовой.

Остенсивное определение подобно денотативному, однако вместо упоминания примеров птиц (что было бы бессмысленно, если слушатель предварительно не знает значений слов воробей и дрозд ) оно показывает или предъявляет эти примеры. Любой ребенок, выучивающий значения слов, делает это с помощью остенсивных определений. Тому, кто вообще не знает заранее значений никаких слов, другие слова не помогут.

Есть некоторые слова, значения которых люди обычно выучивают остенсивно, хотя они могли бы быть выучены и другими способами. Что означает слово шестиугольник, мы можем узнать из его сигнификативного определения: "любая плоская замкнутая фигура, имеющая шесть сторон, являющихся прямыми линиями", - но мы можем узнать это также из показанного нам рисунка, изображающего шестиугольник. Есть, однако, и такие слова, значение которых, по-видимому, можно выучить только остенсивно, например наименования наших простейших чувственных впечатлений. Сможет ли человек, слепой от рождения, узнать, что означает слово красный, если он никогда не мог увидеть ни одного примера красного? Может ли кто-нибудь понять, что такое боль или гнев, если он сам ни разу не испытывал этих чувств? Слова не могут заменить впечатлений, они лишь помогают нам обозначить те впечатления, которые мы уже получили.

С другой стороны, есть и такие слова, значения которых не могут быть показаны или указаны, а должны быть определены вербально, т.е. с помощью других слов или порой с помощью сочетаний слов с жестами: действительность, бытие, понятие, объяснение и большинство терминов, используемых в той или иной абстрактной дисциплине вроде философии.

Информация, которая связана с некоторым словом, не исчерпывается его значением. Слова обладают также коннотациями (иногда их называют также семантическими ассоциациями), которые не входят в значения слов в строгом понимании и тем самым не отражаются в их толкованиях. Коннотации слова - это несущественные, но устойчивые признаки выражаемого понятия, которые в данной культуре приписываются соответствующему предмету или явлению действительности. Примером коннотаций служат признаки "упрямства" и "тупости" у слова осел, признак "монотонности" у слова пилить, признаки "быстроты" и "непостоянства" у слова ветер.

Итак, наиболее точным или, во всяком случае, предпочтительным способом определения значения слова в семантике считается задание списка признаков, которые должен иметь предмет, чтобы данное слово (или словосочетание) было к нему применимо. Но каким образом выделяются признаки, составляющие толкование?

Выделение используемых при толковании слова признаков осуществляется на основе сопоставления данного слова с другими словами, близкими к нему по значению, т.е. относящимися к той же предметной или понятийной области. Для обозначения группы слов, соотносящихся с одной и той же областью представлений и как бы без остатка расчленяющих ее на части, соответствующие значениям этих слов, немецкий лингвист Й. Трир ввел понятие семантического поля. Примеры семантических полей: поле времени, поле животноводства, поле имен родства, поле цветообозначений, поле глаголов движения, поле направительных предлогов и т.п. Внутри семантического поля слова связаны между собой семантическими отношениями. Установление типов таких отношений и выявление их наличия между словами в рамках конкретных семантических полей традиционно считается одной из главных задач лексической семантики.

В лексике принято выделять следующие типы семантических отношений:

синонимия,

гипонимия,

несовместимость,

отношение "часть - целое",

антонимия,

конверсивность.

К синонимии относятся отношения, основанные на полном или частичном совпадении значений. Слова, связываемые отношением синонимии, называются синонимами. В зависимости от того, допускаются ли вообще различия в значении слов и если допускаются, то какие, выделяются разновидности синонимии и синонимов. Отношение полной или точной синонимии связывает между собой слова, которые не обнаруживают никаких семантических различий. Точная синонимия - явление редкое, что обычно объясняют избыточностью кодирования одного и того же содержания разными формальными средствами. Примеры кандидатов в точные синонимы в русском языке: бегемот - гиппопотам ; бросать - кидать ; глядеть - смотреть ; плебисцит - референдум ; везде - всюду ; заснуть - уснуть. Если означаемые двух слов совпадают во всем, кроме экспрессивно-оценочных элементов их значения, то связывающее их отношение называют (экспрессивно-) стилистической синонимией. Примеры экспрессивно-стилистических синонимов: убегать - драпать - улепетывать или англ. policeman - cop " полицейский".

Слова, значения которых достаточно близки, но содержат и различающие их признаки, называются квазисинонимами. Например, квазисинонимичны слова приказывать и требовать : и то и другое обозначает побуждение адресата к действию, которое тот, с точки зрения побуждающего, должен выполнить. Но если приказывать может только тот, кто тем или иным образом контролирует ситуацию (благодаря своему авторитету, социальному положению или просто оружию в руках), то требовать может и тот, кто не является хозяином положения, но считает, что в данном случае на его стороне закон или другая правовая норма. Так, обыватель, у которого милиционер отобрал паспорт, может потребовать, но не приказать последнему вернуть его. Среди разновидностей квазисинонимии особо выделяются гипонимия и несовместимость.

Гипонимическое, или родо-видовое отношение связывает слово, обозначающее род сущностей или явлений со словами, обозначающими виды, выделяемые в рамках этого рода. Этим отношением связаны слова в парах дерево - дуб ; родственник - племянник ; цвет - синий ; передвигаться - идти ; сосуд - стакан. Слово, выражающее более общее понятие в этой разновидности семантических отношений, называется гиперонимом, а слово, обозначающее частный случай, вид указанного рода объектов или явлений, называется гипонимом. Слова, имеющие общий гипероним, называются согипонимами (или когипонимами). Так, слово дерево является гиперонимом по отношению к словам дуб, ясень, береза, пальма, саксаул и т.п., которые являются согипонимами.

Несовместимость - это отношение между когипонимами. Так, в отношении несовместимости находятся слова мать и отец, идти и бежать, сладкий и соленый и т.п. Эти слова несовместимы в том смысле, что они не могут одновременно характеризовать одно и то же явление, относиться к одному и тому же объекту. Иначе говоря, денотаты (экстенсионалы) слов, связанных отношением несовместимости, не пересекаются, при том что сигнификаты их имеют общую часть - совокупность признаков, составляющих сигнификат их общего гиперонима. В этом отличие несовместимости от простого различия по смыслу. Так, слова юноша и поэт имеют разные значения, но они не связаны отношением несовместимости (множества юношей и поэтов могут пересекаться), тогда как слова юноша и старик несовместимы по значению. Слова могут находиться в отношении несовместимости и в том случае, когда в языке отсутствует слово, выражающее то родовое общее понятие, виды которого обозначают эти слова. Так, например, нет слова, которое выражало бы родовое понятие для находящихся в отношении несовместимости слов отличник, хорошист, троечник и т.д.

Отношение "часть - целое" связывает имя некоторого объекта с именами его составных частей. Так, слово дерево связано отношением " часть - целое" со словами ветка, лист, ствол, корни. Вотличие от представителей некоторого вида, каждый из которых одновременно является и представителем соответствующего рода (напр., дуб / береза / ольха и т.п. суть деревья ), ни одна из частей целого не является сама по себе целым (напр., ни ветка,ни лист,ни ствол,ни корни не есть дерево ).

Отношение антонимии основано на противоположности выражаемых словами понятий. Три основные разновидности антонимии различаются по характеру противоположности. Отношение дополнительности, или комплементарная антонимия предполагает такую ситуацию, при которой утверждение того, что обозначает один из антонимов, влечет отрицание того, что обозначает второй, например сухой - влажный, спать - бодрствовать, с - без. Дополнительность можно рассматривать как особый случай несовместимости, когда некая общая для двух слов содержательная область полностью распределяется между их значениями. Отношение векторной антонимии связывает слова, обозначающие разнонаправленные действия: влететь - вылететь, здороваться - прощаться, замерзать - оттаивать и т.п. Отношение контрарной антонимии связывает слова, в значение которых входит указание на противоположные зоны шкалы, соответствующей тому или иному измерению или параметру объекта или явления, например такому, как размер, температура, интенсивность, скорость и т.п. Иначе говоря, этот вид антонимии характерен для слов с "параметрическим" значением: большой - маленький, широкий - узкий, жара - мороз, высоко - низко, ползти - лететь ( о времени) и т.п. В отличие от комплементарной антонимии слова, связанные этим отношением, не покрывают своими значениями всю шкалу, поскольку ее средняя часть обозначается какими-то другими выражениями.

Семантическое отношение конверсивности может связывать слова, обозначающие ситуации, число участников которых не меньше двух. Конверсивами называются слова, которые описывают одну и ту же ситуацию, но рассматриваемую с точки зрения разных ее участников: выиграть - проиграть, над - под, иметь - принадлежать, младше - старше и т.п. Так, одно и то же положение дел может быть описано и как Х опережает Y-а на 10 очков, и как Y отстает от Х-а на 10 очков, но в первом случае благодаря использованию глагола опережать главным действующим лицом представлен Х, а во втором глагол отставать ставит в центр внимания другого участника - Y-а.

Разумеется, рассмотренными выше отношениями не исчерпывается множество системных семантических отношений между словами в языке. Многие другие отношения, которые Ю.Д. Апресян назвал отношениями семантической производности, выделены и описаны в модели "смысл - текст" в качестве лексических функций - замен, которые сопоставляют любому слову, к которому они в принципе применимы, другое слово (слова), определенным образом связанное с ним по значению. Например, лексическая функция Sing сопоставляется слову, обозначающему гомогенное целое, слово, обозначающее один элемент, или квант этого целого. Так, Sing (бусы ) = бусина ; Sing (флот ) = корабль ; Sing (целовать ) = поцеловать и т.д., а лексическая функция Ablei связывает название ситуации с названием типового свойства i-го участника этой ситуации. Так, Able1 (плакать ) = слезливый; Able2 (перевозить ) = транспортабельный.

Среди множества аспектов лексикологии семантическое поле представляет большой интерес для изучения. Полевой подход к описанию многих языковых явлений является весьма плодотворным, поскольку помогает раскрыть системные связи и системную организацию языка на всех его уровнях. Как известно, понятие поля трактуется исследователями неоднозначно и разноречиво, что, однако, не мешает проводить на базе различных теорий поля анализ многих явлений языка.

Семантика как наука, изучающая содержательную сторону языковых единиц, занимается решением широкого круга проблем. Одной из важнейших является изучение семантики слова как основной единицы языковой системы. В рамках данного направления исследуются лексическое значение слова, изменение лексического значения, лексико-семантическое варьирование слова, специфика слова как номинативной единицы языка (ономасеологический анализ семантики слова), семантические отношения между лексическими единицами, явления полисемии и омонимии, отношение между значением слова и его синтаксическими функциями и другие аспекты. Другим фундаментальным направлением в области семантики является содержательный анализ высказываний, включающий в себя изучение лексико-грамматической и смысловой организации предложений как минимальных продуктов мыслительно-речевой деятельности, соотношение их поверхностной и глубинной структуры, выявление и описание семантических моделей предложений (В.П. Абрамов, А.А. Уфимцева, Л.Н. Засорина, T. Schippan, G. Wotjak) [3, с.23].

Полевой подход к описанию языка, зародившийся в семасиологии и обычно связываемый с именами И. Трира и В. Порцига, получил широкое распространение в современной лингвистике. Этот подход породил исследования целой области явлений: лексическими группами или парадигматическими полями занимались И. Трир, У. Гуденаф, Т. Лаунсбери, Э. Косериу, грамматическим полям посвятил свою научную деятельность В.Г. Адмони, грамматико-лексические поля исследовали Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс, изучением синтаксических полей занимались В. Порциг и Л. Вайсгербер, а функционально-семантическими А.В. Бондарко [4, с.14].

В лингвистике исследуются не только отдельные языковые поля, но и полевой характер языка в целом, а проводимые исследования дают возможность представить систему языка как совокупность полей, имеющих многоуровневый характер.

По основным работам в данной области (В.Г. Адмони [5] ; Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс [6] ; А.В. Бондарко [7] ; И.А. Стернин [8]) можно выделить главные положения полевой концепции языка:

Элементы, имеющие семантическую общность и связанные между собой системными отношениями, образуют поле.

Составные части, образующие поле, называют микрополями. При этом, вертикальная организация поля представляет собой структуру микрополей, а горизонтальная - взаимоотношение микрополей.

В составе поля выделяют ядерные (наиболее однозначно выполняющие функцию поля и наиболее частотные) и периферийные конституенты.

При частичном наложении сходных полей друг на друга образуются зоны постепенных переходов, что и является законом полевой организации системы языка.

Такой подход является весьма плодотворным, поскольку появляется возможность выявить системную организацию языка. "Идея полевой организации связей между языковыми явлениями, первоначально разработанная применительно к лексическому материалу в трудах немецких ученых (Г. Ипсен, Й. Трир, В. Порциг), была переосмыслена в общий принцип строения языковой системы" [4, с.36].

Впервые термин "семантическое поле" появился в работах Г. Ипсена, в определении которого семантическое поле представляет собой "совокупность слов обладающих общим значением" [4, с.22].

Существует множество теорий полей как в отечественной, так и в зарубежной лингвистике. Определённые закономерности семантических связей между отдельными единицами языка, а также типы семантических полей выделяли также исследователи Р. Мейер, М.М. Покровский, А.А. Потебня, Г. Шперберг.

Обратимся к типам семантических полей, которые выделил Р. Мейер:

естественные (названия деревьев, животных, частей тела, чувственных восприятий и пр.)

искусственные (названия воинских чинов, составные части механизмов и пр.)

полуискусственные (терминология охотников или рыбаков, этические понятия и пр.)

По мнению Р. Мейера, задача семасиологии - "установить принадлежность каждого слова к той или иной системе и выявить системообразующий, дифференцирующий фактор этой системы" [9, с.105-106]. Дифференцирующим фактором, автор называет определённый семантический признак, с точки зрения которого возможно упорядочить определённое число слов и выражений.

Высказывания ученых ХIХ - первой половины ХХ вв. о системном характере лексики стимулировали дальнейшие исследования в этой области. Идея дальнейшего исследования лексики по семантическим (понятийным) полям связывается с именем Й. Трира. Теория Трира, связанная с учением В. Гумбольдта о внутренней форме языка и положениями Ф. де Соссюра о языковых значимостях, основана на понимании синхронного состояния языка как замкнутой системы, обладающей стабильностью. По мнению Трира, "слова того или иного языка не являются обособленными носителями смысла, каждое из них, напротив, имеет смысл только потому, что его имеют также другие, смежные с ним слова" [9, с.104]. Трир разделил понятия "лексическое" и "понятийное" поле и ввел эти термины в обиход. Согласно теории Трира, поле состоит из элементарных единиц - понятия и слова. При этом составные компоненты словесного поля полностью покрывают.

Теория Трира критиковалась по нескольким параметрам: за логический, а не языковый характер выделяемых им полей; за идеалистическое понимание им соотношения языка, мышления и реальной действительности; за то, что Трир считал поле закрытой группой слов; за то, что Трир фактически игнорировал полисемию и конкретные связи слов; за то, что он допускал полный параллелизм между словесными и понятийными полями; за то, что он отвергал значение слова как самостоятельную единицу (Трир считал, что значение слова определяется его окружением); за то, что он изучал только имена (главным образом, существительные и прилагательные), оставляя без внимания глаголы и устойчивые сочетания слов [4, с.3]. Несмотря на жесткую критику труды Трира стали стимулом для дальнейших исследований полевой структуры.

Лексико-семантическое поле (далее ЛСП) - "это термин, применяемый в лингвистике чаще всего для обозначения совокупности языковых единиц, объединенных каким-то общим (интегральным) лексико-семантическим признаком; иными словами - имеющих некоторый общий нетривиальный компонент значения. Первоначально в роли таких лексических единиц рассматривали единицы лексического уровня - слова; позже в лингвистических трудах появились описания семантических полей, включающих также словосочетания и предложения" [10].

Лингвист Диброва Е.И. дает следующее определение ЛСП:

Лексико-семантическое поле - это иерархическая организация слов, объединенная одним родовым значением и представляющая в языке определённую семантическую сферу.

Ономасеологическим свойством семантического поля является то, что в его основе находится родовая сема, или гиперсема, обозначающая класс объектов. Семасиологическая характеристика поля заключается в том, что члены поля соотносятся друг с другом по интегрально-дифференциальным признакам в своих значениях. Это позволяет их объединять и различать в пределах одного поля.

Собственно семантическая структура поля состоит из следующих частей:

1) ядро поля представлено родовой семой (гиперсемой). Гиперсема поля - семантический компонент высшего порядка, организующий вокруг себя семантическое развёртывание поля;

2) центр поля состоит из единиц, имеющих интегральное, общее с ядром и рядоположительными единицами дифференциологическое значение;

3) периферия поля включает единицы, наиболее удалённые в своём значении от ядра, общее родовое понятие здесь оттеснено в разряд потенциальной или вероятностной семантики. Периферийные единицы могут иметь контекстуальное значение, если поле строится по определённому тексту произведения. Обычно периферийные единицы поля могут вступать в контакт с другими семантическими полями, образуя лексико-семантическую непрерывность языковой системы.

Наиболее полно свойства ЛСП выделила И.И. Чумак:

1. Семантическое поле образуется множеством значений, которые имеют хотя бы один общий компонент (общий семантический признак). Этот компонент обычно выражается архилексемой (гиперлексемой), то есть лексемой с наиболее обобщённым значением;

2. В ЛСП выделяются микрополя (семантические объединения), члены которых связаны интегральным признаком, выражаемым обычно доминантой микрополя (ядерной лексемой). Внешнюю структуру микрополя составляет ядро и несколько областей, одни из которых могут располагаться в непосредственной близости к ядру (ближняя периферия), а другие на периферии микрополя (дальняя периферия);

3. Внутренняя структура поля понимается как набор корреляций, связывающих семантические единицы;

4. Для поля характерна взаимоопределяемость элементов, выступающая иногда в виде взаимозаменяемости этих элементов;

5. ЛСП не изолированы друг от друга. Каждое слово языка входит в определённое ЛСП, причём, чаще всего, вследствие своей многозначности, не только в одно;

6. Одно семантическое поле может включаться в другое поле более высокого уровня [11, с.12].

Таким образом, лексико-семантическое поле представляет собой определенную группу слов (словосочетаний), объединенную одним родовым значением (ядро поля). Лексико-семантическое поле содержит в себе единицы, по своим значениям находящиеся на разном "расстоянии" от ядра поля (ближняя и дальняя периферия).

Полевый подход к описанию многих явлений помогает раскрыть системные связи языка. По мнению исследователей, внутри языковых систем существует достаточно ограниченное количество типов связей: "вхождение", "схождение", "расхождение".

"Вхождение" - это тип связи, основанный на общности сем. Он включает следующие разновидности:

1) гиперо-гипонимическая (родо-видовая) связь предполагает, что обе единицы имеют одинаковые семы; но кроме них видовая единица включает одну или несколько конкретных сем. Например "действовать" - "трудиться" ("трудиться" имеет дифференцирующие семы "целесообразность", "для создания ценностей"), "умереть" - "погибнуть" ("погибнуть" имеет дифференцирующую сему "неестественный характер");

2) пересечение предполагает, что единицы имеют общие и различные семы. Например: "трудиться", "ловчить", "самовольничать", пересекаются по общей семе - "проявлять энергию", " забыться" и "прикорнуть" пересекаются по общей семе - "переход в состояние сна";

3) синонимическая связь предполагает пересечение и гиперо-гипонимическую связь между единицами, принадлежащими к одному или соседним уровням иерархии, например: "действовать" - "работать" -"трудиться"; "заснуть" - "забыться" - "прикорнуть"; "умереть" -"отлучиться" - "погибнуть";

4) градуальная связь предполагает, что синонимические единицы называют разные степени обозначаемого понятия и различаются семами типа "очень", "максимальное", "незначительное". Например: "спешить" - "пороть горячку" ("пороть горячку" имеет сему "очень"); "устать" -"изнемочь"; ("изнемочь" имеет сему "максимальное"); "болеть" -"недомогать" ("недомогать" имеет силу "незначительное");

5) партитивная связь предполагает, что единицы называют понятие в целом и его части, например "дышать" - "вдыхать" - "выдыхать".

Вхождение - "обязательная связь для элемента лексико-фразеологической системы. Это значит, что каждый элемент имеет одну или более связей, основанных на схожести содержания сем" [12, с.54]. В группу входят лексические единицы, которые имеют хотя бы одно идентичное значение с остальными элементами этой группы.

Термином "схождение" лингвисты определяют связь, которая основывается на близости содержания сем. Близкими по содержанию являются семы, одна из которых входит в другую. Например, сема "голодание" входит в сему "вследствие голодания", семы близки по содержанию. Следовательно, связаны и элементы, их включающие: "голодать" и "быть изможденным".

"Схождение" включает следующие разновидности:

фазовая связь выявляется через семы, указывающие на начальную или конечную фазу,

тяготение выявляется через семы, которые указывают на состояние или действие, следующее за данным,

реминисцентная связь выявляется через семы, которые указывают на состояние или действие, предшествовавшие данному,

темпоральная связь выявляется через семы, указывающие на временную отнесенность состояния: "в древности", "в определенное время".

локальная связь выявляется через семы, указывающие на локальную характеристику. Такие семы имеют семантические признаки "где-либо" ("в области чего-либо"), "через чего-либо" (через нос, "сопеть"), "во что-либо", "из чего-либо" ("в легкие", "из легких", "дышать").

"Термином "расхождение" лингвисты обозначают связь, которая основана на противоположности содержания сем" [12, с.40]. Расхождение включает следующие разновидности:

антонимическая связь предполагает полярность обозначаемых понятий,

несовместимость выявляется через так называемые "инклюзивные негативные семы" [12, с.41].

противодействие - выявляется через семы, указывающие на противодействие. Связь, выявляемую через контрастные семы "препятствовать какому-либо воздействию" - "воздействие", "не бояться опасностей" - "опасность" и др., лингвисты обозначают термином "противодействие" [12, с.42].

Таким образом, единицы полевых структур (в том числе, и лексико-семантического поля) имеют различные типы связей между собой: широкое и более узкое значение лексем ("вхождение"); общий признак по времени или месту ("схождение"); противоположность содержания ("расхождение").

Интенсионал - содержательное ядро лексического значения, импликационал - периферия семантических признаков, окружающих это ядро. Интенсионал - структурированная совокупность семантических признаков, конституирующих данный класс денотатов. Наличие их считается обязательным для сущностей данного класса. Например, все матери являются женщинами-родительницами, именно эти 2 признака - родитель и женский пол, - составляют интенсионал слова "мать" в его прямом значении. Семантические признаки в интенсионале распадаются в свою очередь на две части, связанные родо-видовым отношением. Родовая часть называется гиперсемой (архисемой), видовая часть - гипосемой (дифференцированными признаками). Так, интенсионал слова "девочка" - ребенок женского пола, где гиперсема - понятие ребенка, а гипосема - понятие о женском поле. Интенсиональные признаки могут с необходимостью или вероятностью предполагать (имплицировать) наличие или отсутствие других признаков у денотатов данного класса. По отношению к интенсионалу - ядру значения, совокупность таких имплицируемых признаков образует импликационал лексического значения, периферию его информационного потенциала. Таким образом, "информация о денотате, которую слово несет в тексте, складывается из двух частей: непременных интенсиональных признаков и некоторой части импликациональных признаков, актуализируемых контекстом" [13, с.28].

Лексическое значение слова - продукт мыслительной деятельности человека, оно связано с редукцией информации человеческим сознанием, с такими видами мыслительных процессов, как сравнение, классификация, обобщение. Структуру лексического значения составляют денотативный компонент (отражение объективной действительности, другими словами, интенсионал), коннотативный элемент (периферийная часть, интенсионал значения) и выделяемый некоторыми лингвистами образный компонент (у других ученых - это часть коннотатива).

Чем больше в определении дополнительных (семантических и стилистических) характеристик, тем дальше располагается данное значение от ведущего слова поля. Выявление специфических свойств лексико-семантического поля проводится путём анализа семантико-синтаксических полей [9, с.51].

Итак, язык, как явление глубоко социальное, испытывает на себе влияние общества и в наибольшей степени специфика национального мировоззрения отражается на его лексико-семантической структуре. В основе номинативного механизма каждого языка лежит некоторый принцип выбора признаков, выступающих в качестве базиса для нового наименования. При этом можно выявить тот или иной приоритет логического и культурологического осмысления действительности, специфичного для некого языкового сообщества.

Выбор признака номинации, положенного в основу наименования, опирается на ассоциации носителей языка и, в конечном счете, формирует языковую картину мира. Анализ внутренней формы лексических единиц, выявление мотивов номинации позволяет не только проследить ассоциативные связи в том или ином языке, но и получить информацию о самом народе, его менталитете. На современном этапе развития отечественного языкознания наименования с национально-культурной семантикой изучаются как в семасиологическом, так и в лингвокультурологическом плане. Однако и в том, и в другом случае преследуется одна и та же цель - при помощи анализа структурных компонентов значения выявить, какими конкретно компонентами определяются национально-культурные особенности слова.

Отнесенность объектов к той или иной категории, определяется наличием или отсутствием в их языковом значении категориальных семантических признаков. В данном исследовании критерием отбора лексем тематической группы "одежда" послужило наличие у них семантического признака "одежда". Следует отметить, что само слово одежда неоднозначно в русском языке. Некоторые источники трактуют одежду только как часть предметов, надеваемых на тело, исключая обувь и головные уборы, однако в большинстве существующих определений в первое значение входит вся совокупность предметов, надеваемых на тело. Мы под лексемой "одежда" в нашем исследовании понимаем одежду в значении "совокупность предметов (из ткани, меха, кожи), которыми покрывают, одевают тело, не считая белья, обуви и головных уборов" [14, с.1268].

Познавая окружающую действительность, человек неизменно расчленяет ее на отдельные элементы. Это деление осуществляется посредством языковых единиц, характеризующихся определенной степенью абстракции.

Материалом для создания семантического поля "одежда" в современном русском языке послужили данные толковых словарей современного русского языка Ожегова С.И., Ушакова Д.Н., Ефремовой Т.Ф., Евгеньевой А.П.

Для формирования СП "одежда" в современном русском языке нами отобраны 148 наименований.

В результате анализа значений данных слов нами сформировано СП "одежда" в СРЯ (см. рисунок 1).

Рисунок 1 - Структура СП "одежда" в современном русском языке

Его выделение основано на теоретических принципах, обоснованных Дибровой Е.И.

Таким образом, семантическое структура поля "одежда" состоит из следующих частей:

ядро поля представлено родовой семой (гиперсемой) - лексема "одежда" ("совокупность предметов, которыми покрывают, облекают тело");

центр поля состоит из единиц, имеющих интегральное, общее с ядром и рядоположительными единицами дифференциологическое значение - "плечевая одежда", "поясная одежда" и "одежда для ног";

периферия поля включает единицы, наиболее удалённые в своём значении от ядра, общее родовое понятие здесь оттеснено в разряд потенциальной или вероятностной семантики - лексемы, входящие в состав МП "плечевая одежда", МП "поясная одежда", МП "одежда для ног".

В таблице 1 приведены данные о количестве лексем в каждом микрополе СП "одежда" в СРЯ.

Таблица 1 - Количество лексем в микрополях СП "одежда" в современном языке

Наименование МП Количество лексем в% МП "плечевая одежда" 122 82 МП "поясная одежда" 23 16 МП "одежда для ног" 3 2 Итого: 148 100

Как видно из таблицы 1, наиболее объемным микрополем является МП "плечевая одежда" - 122 лексемы, что составляет 82% всех проанализированных в данном семантическом поле слов, в МП "поясная одежда" - 23 лексемы, что составляет 16%, в МП "одежда для ног" - 3 лексемы, что составляет 2%.

Далее рассмотрим структурно-семантические особенности каждого микрополя в отдельности.

МП "плечевая одежда" составляют 122 лексемы.

Центр данного микрополя в современном русском языке представлен такими словами, как "платье", "рубаха", "куртка", "пальто", "шуба", "костюм". Количество слов, составляющих периферию центральных, представлено в таблице 2.

Таблица 2 - Количество лексем, составляющих периферию МП "плечевая одежда" в СРЯ

Из таблицы 2 видно, что наиболее распространенной лексемой центра МП "плечевая одежда" в современном русском языке является "пальто" - 34 слова, что составляет 28%, "рубаха" представлена 28 лексемами, что составляет 23%, "куртка" - 21 лексемой, что составляет 17%, "костюм" - 16 лексемами, что составляет 13%, "платье" - 15 лексемами, что составляет 12%, "шуба" - 8 лексемами, что составляет 7%.

В общем виде структура МП "плечевая одежда" представлена на рисунке 2.

Рисунок 2 - Структура МП "плечевая одежда"

Интегральные, субинтегральные, а также дифференциальные семы, на основе которых нами установлена тематическая близость слов МП "плечевая одежда" в современном русском языке, представлена нами в виде таблицы (см. таблицу 3).

Таблица 3 - Семантический состав лексем МП "плечевая одежда" в современном русском языке

Таким образом, МП "плечевая одежда" имеет следующую структуру:

1. Интегральная сема - "пальто":

Ядро поля - пальто ("длинного покроя", "надеваемая поверх платья, костюма и т.д. "); полупальто ("короткое, не ниже колен"); шинель ("форменное", "особого покроя со складкой на спине и хлястиком", "у военных, учащихся, некоторых категорий служащих и т.п. ", "с широким - до талии - воротником в виде пелерины"); кожан ("непромокаемая", "из кожи или клеенки"); дождевик 2 ("из непромокаемой ткани"); бекеша ("мужское", "со сборками в талии", "у венгров и поляков"); тренчкот ("типа пыльника", "с погончиками", "с глубокими удобными карманами", "с поясом"); кафтан ("долгополая", "с глубоким запахом", "с длинными рукавами"); кафтанец (разг. к кафтан); кафтанишко (уничижит. к кафтан); кафтанчик (уменьшит. к кафтан); полукафтан ("короткополый"); бешмет ("мужская", "у тюркских, монгольских и кавказских народов", "плотно прилегающая в груди и талии и доходящая до колен"); чекмень ("мужская", "у народов Средней Азии, Южной Сибири, Кавказа", "суконный полукафтан", "в талию и со сборками сзади"); опашень ("старинная русская", "мужская", "долгополый кафтан", "с длинными широкими рукавами, частыми пуговицами донизу и пристежным меховым воротником"); чуйка ("мужская", "в виде длинного суконного кафтана"); балахон 1 ("старинная крестьянская", "свободного покроя", "из холста, парусины и т.д. "); жупан ("полукафтан", "из сукна", "с отложным воротником", "с застежкой на пуговицах"); полукафтанье ("носимая под рясой служителя"); охабень ("старинный русский", "широкий кафтан", "с четырехугольным отложным воротником и длинными прямыми, часто откидными рукавами"); малахай ("широкий кафтан", "без пояса"); армяк ("старинная крестьянская", "мужская", "из грубого сукна", "в виде халата или прямого долгополого кафтана"); зипун ("старинная крестьянская", "типа кафтана", "без воротника", "обычно из домотканого сукна"); зипунок (уменьш. к зипун); зипунишко (уничижит. к зипун); зипунчик (уменьш. к зипун); зипунишечко (разг., то же, что зипунишко); анорак ("эскимосская национальная"), плащ ("легкое пальто", "из непромокаемой материи"); плащик (уменьш. к плащ); плащишко (уничижит. к плащ); плащ-палатка ("полотнище из непромокаемой ткани", "в развернутом виде служащее палаткой для одного человека, а в свернутом - плащом, накидкой"); хламида 1 ("прямоугольный", "с застежкой", "у древних греков"); крылатка ("широкое", "мужское", "с длинной пелериной"); епанча ("старинная", "в виде длинного широкого плаща"); мантия ("длинная", "широкая", "ниспадающая до земли", "надеваемая поверх другого платья"); макинтош ("из непромокаемой прорезиненной ткани"); выживалка ("женская", "без рукавов", "изготовленная из материала, защищающего от атомной радиации"); дэли ("старинная монгольская");

2. Интегральная сема - "шуба":

Ядро поля - шуба ("из меха или на меху"); шубейка ("легкая", "короткая, выше колен", "на меху"); полушубок ("легкая", "короткая, выше колен", "на меху"); манто ("женская", "просторного покроя", "из ткани или меха", "без сквозной застежки"); тулуп ("длинная", "не крытая сукном", "меховая", "с воротником"); кожух ("тулуп из овчины"); дубленка ("из дубленых овчин", "мехом внутрь, кожей наружу", "без последующего покрытия лицевой стороны тканью"); дубленочка (ласк); байбаковка ("из меха байбака");

3. Интегральная сема - "куртка":

Ядро поля - куртка ("короткая", "наглухо застегивающаяся"); тужурка ("домашняя или форменная", "обычно двубортная"); ментик ("короткая", "опушенная мехом", "надевалась на доломан", "часть гусарского обмундирования"); доломан ("особого покроя", "расшитый шнурами", "гусарский мундир"); колет ("короткий", "застегивающийся на крючки мундир", "из лосины, кирзы или сукна", "белого или палевого цвета"); кожанка ("кожаная"); ватник ("стеганая", "ватная"); бушлат ("форменная для военных моряков", "двубортная черная", "из сукна", "на теплой подкладке", "с отложным воротником"); венгерка ("из сукна", "с нашитыми на груди поперечными шнурами по образцу формы венгерских гусар"; ветровка ("с капюшоном", "из плотной ткани", "защищающая от ветра"); брезентуха ("сшитая из брезента"); битловочка ("из джинсовой ткани"); стеганка ("стеганая"); куртка-капюшон ("с капюшоном");

4. Интегральная сема - "платье":

Ядро поля - платье ("носится поверх белья", "цельная: верхняя часть соответствует кофте, а нижняя - юбке"); платье-блуза, туника ("древнеримская", "белая", "шерстяная или льняная", "в виде длинной рубашки с короткими рукавами"); платье-туника, платье-рубашка, сарафан ("без рукавов или со вшитыми рукавами из бельевой ткани", "русская национальная"); сарафанчик, сарафанишко, халат 2 ("домашняя"); халатик, мини-халатик, сари ("из куска материи, обертываемой вокруг тела и одним концом переброшенной через плечо", "индийская"); марлевка ("сшитая из хлопчатобумажной, похожей на марлю ткани"); пеньюар ("утреннее", "род капота из легкой ткани"); саван ("широкое", "погребальное", "покров из белой ткани для покойника"); подрясник ("с узкими рукавами", "надеваемая под рясу", "у духовенства"); риза ("облачение священника", "надеваемое во время богослужения", "богатое, украшенное золотом"); ряса ("у православного духовенства", "длинная", "в талию", "с широкими рукавами"); сутана ("у католического духовенства", "носимая вне богослужения", "черного, белого и фиолетового цветов"); халат 1 ("длинная и широкая", "у некоторых восточных народов"); халат 2 ("домашняя");

5. Интегральная сема - "костюм":

Ядро поля - костюм ("платье, состоящее из жилета и юбки" (для женщин), "комплект, состоящий из брюк, жилета и пиджака" (для мужчин)); костюмчик (уменьш); костюмишко (уничиж); экспресс-костюм ("быстрый"); дресс-костюм ("для занимающихся дрессировкой служебных собак"); сюртук ("приталенная одежда до колен", "с воротником", "со сквозной застежкой на пуговицах"); камзол ("до колен", "без рукавов", "под кафтан", "сшитая в талию", "у башкир, казахов, татар"); фрак ("вечерний", "короткий спереди с длинными узкими полами (фалдами) сзади"); френч ("в виде куртки", "в талию с четырьмя наружными накладными карманами", "носимая с ременным поясом"; пиджак ("верхняя часть костюма", "в виде куртки с лацканами", "застегивающийся на пуговицы"); униформа ("для персонала", "специальные, одинаковые"); роба ("рабочая", "из грубой ткани"); скафандр ("герметический", "обеспечивающий жизнедеятельность человека в условиях, отличающихся от нормальных (под водой, в космосе и т.д.)"); халат 3 ("производственная", "надеваемая во время работы поверх обычного платья"); халат 4 ("маскировочная", "надеваемая военными во время проведения операции"); пижама ("спальный или домашний", "легкий", "состоящий из брюк и свободной куртки"); гидрокостюм ("часть водолазного снаряжения", "предохраняет от переохлаждения и травм", "водонепроницаемая, прорезиненная");

6. Интегральная сема - "рубаха":

Ядро поля - рубашка ("для верхней части тела"); рубаха ("для верхней части тела"); рубаха-перемываха ("много раз стиранная"); апаш ("с открытым воротом"); блузка ("женская"); топ ("с бретельками вместо рукавов"); блуза-рубашка, ковбойка ("из ткани в клетку", "с накладными карманами", "обычно с длинными рукавами"); блуза ("просторная", "носят, не заправляя"); разлетайка ("со свободно расходящимися, незастегивающимися полами"; распашонка ("для грудного ребенка", "с разрезом от ворота до подола", "без застежки"); корсетка ("кофточка без рукавов", разг. - сниж); форменка ("форменная"); батник ("женская блуза", "облегающая", "с жесткими и отстроченными воротником и манжетами, планкой для пуговиц", "застегивающаяся донизу"); косоворотка ("традиционная русская", "мужская", "с застежкой на груди, смещенной влево, реже вправо", "со стоячим воротником"); майка ("трикотажная", "без рукавов и без воротника", "с большим вырезом", "служащая бельем, спортивной одеждой, элементом повседневного костюма"); гимнастерка ("с прямым стоячим воротником", "подпоясываемая ремнем", "военная, форменная", "в некоторых учебных заведениях"), жакет ("сшитая или вязаная", "однобортный сюртук с закругленными спереди фалдами", "узкий в талии"); жакетка (то же, что жакет, разг); джемпер ("вязаная кофта", "без воротника и застежек", "надеваемая через голову"); жилет ("без рукавов", "поверх платья, блузки и т.д. "); жилетка (то же, что жилет, разг); кацавейка ("распашная короткая", "подбитая или отороченная мехом"); кофта ("до пояса или до бедер", "из мягкой ткани", "вязаная"); безрукавка ("короткая", "без рукавов или с очень короткими рукавами"); свитер ("вязаная фуфайка", "без застежек", "с высоким воротом", "надеваемая через голову"); толстовка ("просторная, длинная", "иногда на кокетке с густыми сборками", "из разнообразных гладкошерстных тканей", "носится навыпуск", "мужская", "носится с поясом"); гольф ("в виде свитера", "с высоким и узким воротом"); фуфайка ("вязаная", "без рукавов или с рукавами"); тельняшка ("трикотажная", "с белыми и синими поперечными полосами", "предмет одежды моряков (в т. ч. военнослужащих ВМФ), а также воздушно-десантных войск"); тельник (то же, что тельняшка, разг. - сниж); пуловер ("трикотажная", "без воротника и без застежек", "плотно облегающая фигуру"); фланелевка; фланелька ("фланелевая"); футболка ("трикотажная", "спортивная", "с рукавами"); малица ("мужская", "надеваемая через голову", "из оленьих шкур мехом внутрь", "с капюшоном и рукавицами", "у народов Крайнего Севера").

МП "поясная одежда" составляют 23 лексемы.

Центр данного МП в СРЯ представлен лексемами "штаны" и "юбка".

Количество лексем, относящихся к центральным лексемам МП "поясная одежда", приведено в таблице 4.

Таблица 4 - Количество лексем, составляющих периферию МП "поясная одежда" в СРЯ

Из таблицы 4 видно, что наиболее распространенной лексемой центра МП "поясная одежда" является лексема "брюки" - 20 лексем, что составляет 87%, "юбка" представлена 3 лексемами, что составляет 13%.

В общем виде структура МП "поясная одежда" представлена на рисунке 3.

Рисунок 3 - Структура МП "поясная одежда" в СРЯ

Интегральные, субинтегральные, а также дифференциальные семы, доказывающие тематическую близость лексем МП "поясная одежда", представлены нами в виде таблицы (см. таблицу 5).

Таблица 5 - Семантический состав лексем МП "поясная одежда" в современном русском языке

Таким образом, ЛСГ "поясная одежда" имеет следующую структуру:

1. Интегральная сема - "юбка":

Ядро поля - юбка ("от талии книзу", "для женщин и мужчин"); фижмы ("широкий каркас в виде обруча из китового уса", "для придания пышности фигуре"); кринолин ("нижняя", "из волосяной ткани", "либо на обручах из стальных полос или китового уса", "поддевавшаяся под платье для придания ему колоколовидной формы");

2. Интегральная сема - "штаны":

Ядро поля - брюки ("покрывающая ноги и нижнюю часть туловища до пояса"); штаны ("покрывают нижнюю часть туловища и ноги", "имеют две штанины"); штанишки ("уменьш. к штаны"); бермуды ("длинные до колен шорты"); подштанники ("нижние штаны"); кальсоны 1 ("нижние штаны"); порты ("то же, что штаны"); шаровары ("широкие", "собранные у щиколоток"); брюки-гольфы ("короткие", "с манжетами, застегивающимися под коленом"); рейтузы ("узкие", "плотно обтягивающие ноги", "длинные"); колготки ("из шерсти, хлопка или синтетических материалов", "плотно облегающие всю нижнюю часть тела и ноги", "трусы и чулки вместе"); колготы ("чулки со штанами"); кальсоны 2 ("женские панталоны"); панталоны ("закрывающие тело книзу от пояса, обычно до колен"); трико ("из трикотажа", "плотно облегающая тело"); гамаши ("теплые", "надеваемые поверх обуви", "от ступни до колена"); джинсы ("из плотной хлопчатобумажной ткани", "простроченного нитками обычно контрастного цвета"); шорты ("до колен или выше"); бриджи ("особого покроя, сужающиеся от колен и плотно охватывающие икры ног", "спортивные", "для верховой езды"); ползунки ("для детей, начинающих ползать", "в виде штанишек с кокеткой и бретелями, переходящих в чулки").

МП "одежда для ног" составляют 3 лексемы.

Центр данного МП представлен лексемой "носки".

Структура данного МП в СРЯ выглядит следующим образом (см. рисунок 4).

Рисунок 4 - Структура МП "одежда для ног" в СРЯ

Интегральные, субинтегральные, а также дифференциальные семы, доказывающие семантическую близость лексем МП "одежда для ног", представлены нами в виде таблицы (см. таблицу 6).

Таблица 6 - Семантический состав лексем МП "одежда для ног" в современном русском языке

Таким образом, ЛСГ "поясная одежда" имеет следующую структуру:

Интегральная сема - "носок":

Ядро поля - носок ("короткий чулок", "не доходящий до колена"); гетры ("машинной или ручной вязки", "надеваемые на ноги и закрывающие их от щиколотки до колена"); гольфы ("надеваемые на ноги и закрывающие их от щиколотки до колена").

Итак, отобранные нами лексемы со значением одежды позволили выстроить СП "одежда" в СРЯ, состоящее из трех микрополей: МП "плечевая одежда", МП "поясная одежда" и МП "одежда для ног". Наиболее распространенным является МП "плечевая одежда", в особенности за счет периферии таких его центральных лексем, как "платье", "рубаха", "пальто".

Материалом для создания семантического поля "одежда" в современном русском языке послужили данные словарей древнерусского языка (Словарь русского языка XI - XVII в. в. / Гл. редактор С.Г. Бархударов / М.: Наука, 1975, 1982, 1991; Срезневский И.И. Словарь древнерусского языка. Репринтное издание в 3-х т. т. - М.: Книга, 1989; Словарь русского языка XI-XVII вв. /Под ред.Р.И. Аванесова - М., 1975) и этимологических русского языка (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.: Прогресс, 1986; Шанский Н.М. Иванов В.В. Шанская Т.В. Краткий этимологический словарь русского языка. М.: Просвещение, 1971; Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: в 2 т. - 3-е изд., стереотип. - М.: Рус. яз., 1999

Для формирования СП "одежда" в древнерусском языке нами отобраны 123 наименования.

В результате анализа значений данных слов нами сформировано СП "одежда" в древнерусском языке (см. рисунок 5).

Рисунок 5 - Структура СП "одежда" в ДРЯ

Как видно из рисунка 5, в составе СП "одежда" в древнерусский период можно выделить 3 микрополя: МП "плечевая одежда", МП "поясная одежда", МП "одежда для ног".

В таблице 7 приведены данные о количестве лексем в каждом микрополе СП "одежда" в ДРЯ.

Таблица 7 - Количественный состав микрополей СП "одежда" в древнерусском языке

Наименование МП Количество лексем в% МП "плечевая одежда" 107 87 МП "поясная одежда" 14 11 МП "одежда для ног" 2 2 Итого: 123 100

Как видно из таблицы 7, наиболее объемным микрополем является МП "плечевая одежда" - 107 лексем, что составляет 87% всех проанализированных в данном семантическом поле слов, в МП "поясная одежда" - 14 лексемы, что составляет 11%, в МП "одежда для ног" - 2 лексемы, что составляет 2%.

Далее рассмотрим структурно-семантические особенности каждого микрополя в отдельности.

МП "плечевая одежда" составляют 107 лексем.

Центр данного микрополя в древнерусском языке представлен такими лексемами, как "платье", "рубаха", "куртка", "кафтанъ", "тулупъ", "костюмъ". Количество слов, составляющих периферию центральных, представлено в таблице 8.

Таблица 8 - Количество лексем, составляющих периферию МП "плечевая одежда" в ДРЯ

Центральные лексемы МП "плечевая одежда" Количество лексем в% Кафтанъ 42 39 Рубаха 21 20 Платье 18 17 Куртка 11 10 Костюмъ 10 9 Тулупъ 5 5 Итого: 107 100

Из таблицы 8 видно, что наиболее распространенной лексемой центра МП "плечевая одежда" в ДРЯ является "кафтанъ" - 42 лексемы, что составляет 39%, "рубаха" представлена 21 лексемой, что составляет 20%, "платье" - 18 лексемами, что составляет 17%, "куртка" - 11 лексемами, что составляет 10%, "костюмъ" - 10 лексемами, что составляет 9%, "тулупъ" - 5 лексемами, что составляет 5%.

В общем виде структура МП "плечевая одежда" в ДРЯ представлена на рисунке 6.

Рисунок 6 - Структура МП "плечевая одежда" в ДРЯ

МП "поясная одежда" составляют 14 лексем.

Центр данного микрополя в древнерусском языке представлен такими лексемами, как "штаны" и "юбка".

Количество слов, составляющих периферию центральных, представлено в таблице 9.

Таблица 9 - Периферия МП "плечевая одежда" в ДРЯ

Центральные лексемы МП "поясная одежда" Количество лексем в% Штаны 10 71 Юбка 4 29 Итого: 14 100

Из таблицы 9 видно, что наиболее распространенной лексемой центра МП "поясная одежда" в ДРЯ является "штаны" - 10 лексем, что составляет 71%, "юбка" представлена 4 лексемами, что составляет 29%.

В общем виде структура МП "поясная одежда" в ДРЯ представлена на рисунке 7.

Рисунок 7 - Структура МП "поясная одежда" в ДРЯ

МП "одежда для ног" в ДРЯ составляют 2 лексемы: "чажъ" и "чулокъ". Центр данного микрополя в древнерусском языке представлен лексемой "чулокъ".

В общем виде структура МП "одежда для ног" в ДРЯ представлена на рисунке 8.

Рисунок 8 - Структура МП "одежда для ног" в ДРЯ

Таким образом, следует заключить что СП "одежда" в древнерусский период развития языка в своем составе насчитывала около 123 лексем и состояла из 3 микрополей: "плечевая одежда", "поясная одежда", "одежда для ног".

Наиболее распространенным является микрополе "плечевая одежда" за счет центральных лексем "кафтанъ", "рубаха", "платье". Значительное количество данных видов одежды объясняется наличием в их описании большего по сравнению с другими центральными лексемами количества дифференциальных признаков: "сезонность", "гендерная принадлежность", "назначение", "размер", "материал", "крой".

В меньшей степени зафиксировано количество лексем, относящихся к МП "поясная одежда". Центральная лексема "штаны" на периферии дифференцирована такими признаками как "материал" и "крой". Тоже касается и центральной лексемы "юбка".

Незначительно количество лексем, наполняющих МП "одежда для ног" по тем же причинам.

Исследование СП "одежда" в ДРЯ отражает культ одежды русского человека в период с XI-XIV века. Фиксирует предметы одежды, относящиеся к этому периоду, и позволяет в дальнейшем проследить историю развития вещей, и как результат историю развития языка, что полностью подтверждает идею о том, что лексика, как составная часть единой языковой системы, обращена к действительности.

Сопоставительный анализ СП "одежда" в древнерусском и современном русском языке выявил общие черты в структуре:

Ядро поля представлено родовой семой (гиперсемой) - лексема "одежда" ("совокупность предметов, которыми покрывают, облекают тело");

Центр поля представлен микрополями "плечевая одежда", "поясная одежда" и "одежда для ног".

Более детальный анализ СП "одежда" на уровне микрополей дает отличительные признаки, отражающие развитие языка.

В МП "плечевая одежда" центр представлен одинаковыми лексемами "платье", "рубаха", "куртка", "костюм". Отличительную особенность представляет тот факт, что понятие пальто в современном русском языке обозначает лексема "пальто", а в древнерусском языке - "кафтанъ", понятие шуба в СРЯ лексема "шуба", а ДРЯ - лексема "тулупъ".

Периферия центральных лексем разнится в своем составе (см. таблицу 10).

Таблица 10 - Динамика лексического состава МП "плечевая одежда" в русском языке

Из таблицы 10 видно, что:

периферию центрального слова "платье" в ДРЯ период составляют слова аз iятка, лякша, рот iя, сакъ, сатанъ, саянъ, стошникъ, сумунъ, фарба, фартукъ, ферязь, харапай, шорганъ, юпа, в СРЯ - марлевка, мини-халатик, пеньюар, платье, платье-рубашка, платье-туника, платье-блуза, подрясник, сари, сутана, туника. С древнерусского периода в современном русском языке сохранились слова риза, ряса, сарафан, халат.

периферию центрального слова "рубаха" в ДРЯ период составляют слова бострогъ, валоха, гусь, кабатейка, корсетъ, кошуля, куклянка, малица, рубище, рубъ, саяръ, тужурка, чухлавка, шушунъ, в СРЯ - апаш, батник, безрукавка, блуза-рубашка, блузка, джемпер, гимнастерка, жилетка, кацавейка, корсетка, косоворотка, гольф, пуловер, распашонка, рубаха-перемываха, рубашка, свитер, тельник, тельняшка, толстовка, топ, фланелевка, футболка. С древнерусского периода в современном русском языке сохранились слова блуза, жилет, кофта, рубаха, сорочка, фуфайка.

периферию центрального слова "куртка" в ДРЯ период составляют слова куфайка, кухлянка, молдаванка, чемара, в СРЯ - брезентуха, ватник, венгерка, ветровка, куртка-капюшон, жакет, жакетка, кожанка, ментик, стеганка, телогрейка, тужурка, френч. С древнерусского периода в современном русском языке сохранились слова доломан, жупан, камзол, колет, куртка, пиджак, фрак.

периферию центрального слова "Пальто/Кафтанъ" в ДРЯ период составляют слова бугай, бурнусъ, кирея, корзно, кубилекъ, кунтушъ, лабашакъ, манатья, милоть, недошубокъ, парка, подризникъ, подрясникъ, самара, сермяга, сертукъ, сорожа, супервестъ, терликъ, хламида, хупань, чапанъ, чумарка, чупрунъ, чуха, шайданникъ, шата, шинель, шушпанъ, японча, армякъ, в СРЯ - анорак, балахон, бекеша, плащ-палатка, дождевик, дэли, кожан, крылатка, макинтош, малица, манто, опашень, охабень, пелерина, плащ, полукафтан, полукафтанье, полупальто, пончо, разлетайка, тренчкот. С древнерусского периода в современном русском языке сохранились слова армяк, бешмет, бурка, епанча, зипун, кафтан, мантия, пальто, салоп, хламида, чекмень, чуйка.

периферию центрального слова "шуба/тулупъ" в ДРЯ период составляют слова торлопъ, хутра, яндица, в СРЯ - байбаковка, дубленка, дубленочка, кожух, шубейка, полушубок. С древнерусского периода в современном русском языке сохранились слова тулуп, шуба.

периферию центрального слова "рубаха" в ДРЯ период составляют слова байдана, бахтерецъ, броня, колонтарь, ливрея, юмшанъ, ярыцы, в СРЯ - дресс-костюм, выживалка, гидрокостюм, экспресс-костюм, пижама, прозодежда, роба, спецовка, спецодежда, спецура, униформа, форменка, экипировка, скафандр. С древнерусского периода в современном русском языке сохранились слова бушлат, костюм, мундир.

В МП "поясная одежда" центр представлен одинаковыми лексемами "юбка" и "штаны".

Периферия центральных лексем разнится в своем составе (см. таблицу 11).

Таблица 11 - Динамика лексического состава МП "поясная одежда" в русском языке

Центральная лексема ДРЯ Общее СРЯ Штаны Арамузы, браки, сутуры, чембары, яры Брюки, панталоны, трико, шаровары, штаны Бермуды, бриджи, кальсоны, брюки-гольфы, джинсы, колготки, колготы, подштанники, ползунки, порты, рейтузы, чулок, шорты, штанишки, гамаши Юбка андаракъ, Кринолин, фижмы, юбка -

Из таблицы 11 видно, что:

периферию центрального слова "рубаха" в ДРЯ период составляют слова арамузы, браки, сутуры, чембары, яры, в СРЯ - бермуды, бриджи, кальсоны, брюки-гольфы, джинсы, колготки, колготы, подштанники, ползунки, порты, рейтузы, чулок, шорты, штанишки, гамаши. С древнерусского периода в современном русском языке сохранились слова брюки, панталоны, трико, шаровары, штаны;

периферию центрального слова "рубаха" в ДРЯ период составляют слово андаракъ, в СРЯ - не появилось ни одного неологизма, согласно словарным данным. С древнерусского периода в современном русском языке сохранились слова кринолин, фижмы, юбка.

В МП "одежда для ног" в древнерусском языке центр представлен лексемой "чулокъ", в современном русском языке - "носок".

Таблица 12 - Динамика лексического состава МП "поясная одежда" в русском языке

Периферию центрального слова "рубаха" в ДРЯ период составляют слово чажъ, в СРЯ - носок, гетры, гольфы.

Количественное соотношение выявленных нами устаревших слов и неологизмов в СП "одежда" приведено в таблице 13.

Таблица 13 - Динамика использования лексического состава СП "одежда" в СРЯ

МП/ центральная лексема Устаревшие лексемы Активный словарь Неологизмы всего кол-во % кол-во % кол-во % МП "плечевая одежда" - платье 14 48 4 14 11 38 29 - рубаха 14 33 6 14 23 53 43 - куртка 4 17 7 29 13 54 24 - пальто/кафтанъ 31 48 12 19 21 33 64 - шуба/тулупъ 3 27 2 18 6 55 11 - костюм 7 29 3 13 14 58 24 МП "поясная одежда" - штаны 5 20 5 20 15 60 25 - юбка 1 25 3 75 - - 4 МП "одежда для ног" 1 25 - - 3 75 4

Из таблицы 13 видно, что процесс динамики лексического состава СП "одежда" очевиден. Наибольшие изменения претерпело МП "плечевая одежда" в центральных лексемах:

"платье": 48% устаревших слов и 38% неологизмов;

"рубаха": 33% устаревших слов и 53% неологизмов;

"пальто/кафтанъ": 48% устаревших слов и 33% неологизмов;

"шуба/тулупъ": 27% устаревших слов и 55% неологизмов;

"костюм": 29% устаревших и 58% неологизмов.

Данное явление объясняется прежде всего значительными изменениями в традициях, в жизненном укладе русских, в расширении границ общения русской культуры и культа одежды, появления новых материалов, новых видов кроя.

Так, слова азiятка (род сарафана), саянъ (крашенинный сарафан, распашной, с высокой юбкой и помочами), стошникъ (оборчатый сарафан с ферезями) и сумунъ (красный сарафан из сукманины, особого покроя: с воротом и с откидными рукавами) вышли из повседневного обращения вместе с предметами, которые они обозначали. В языке закрепилось общее значение "сарафан" ("платье без рукавов или со вшитыми рукавами из бельевой ткани как русская национальная одежда").

Лексемы "лякша" (платье) и "фарба" (пара немецкого платья), юпа (летняя, суконная одежа лопарей, сшитая, как мешок), ферязь (мужское долгое платье с длинными рукавами, без воротника и перехвата) утратились вместе с предметами.

Динамика в лексеме "костюм" также объясняется техническим и технологическим прогрессом, появлением новых профессий и соответственно, новой специальной формы, одежды для рабочего персонала.

Так, "гидрокостюм" появился для необходимости "долго пребывать под водой", для аквалангистов, например. Вместе с профессией дрессировщика собак появился специальный костюм "дресс-костюм".

Быстрый темп современной жизни создал понятия "экспресс-костюма" ("быстрый костюм").

События, связанные с изобретением атомного оружия и проводимыми испытаниями, с многочисленными авариями, связанными с атомной радиацией породили "выживалку" ("верхняя одежда без рукавов, изготовленная из материала, защищающего от атомной радиации").

Вместе с тем, "байдана" ("долгая кольчуга, длиннее панциря"), "бахтерецъ" ("доспехи, заменявшие латы или кольчугу"), "броня" ("род кованой одежды из металлических пластинок, колец, сеги"), "колонтарь" ("доспехи, броня из блях и колец, среднее между латами и кольчугой") остались глубоко в прошлом вместе с историей воинских доблестей и военных походов наших предков. Воины наших дней носят мундир, отличающие воинские чины погонами.

Итак, структура СП "одежда" в СРЯ и в ДРЯ имеет общее ядро - лексему "одежда". На уровне микрополей имеются существенные различия, касающиеся центральных лексем и лексического состава периферии. Эти изменения связаны с производственной деятельностью человека, с экономическим, социальным, политическим и культурным развитием жизни русского народа. В лексическом составе СП "одежда" отразились все процессы исторического развития общества. Одни предметы, реалии быта, понятия существуют издавна (платье, рубаха, штаны и т.д.), и слова, их называющие, активно используются носителями языка, другие отмирают - с ними уходят их наименования (ментик, армяк, зипун, кафтан, тужурка и др.), третьи появляются вновь, для их наименования создаются новые слова или переосмысляются старые (балахон (старинная крестьянская верхняя одежда свободного покроя из холста, парусины и т.п.) - балахон (длинная, очень свободная, бесформенная одежда)). Таким образом, в СП "одежда" условно выделены две большие группы: слова активного употребления и слова, редко употребляемые, существующие в пассивном словаре. Таким образом, мы доказали, что язык находится в постоянном движении, а его эволюция тесно связана с историей и культурой народа.

Обзор имеющихся в лексикологической литературе исследований показал, что семантическое поле является самой объемной ономасиологической и семантической группировкой слов. Вместе с тем полевый подход к смысловой структуре слова и значению помогает значительно расширить представления об объеме семантики слова и происходящих в ней процессах.

В качестве рабочего в работе выбрано определение Дибровой Е. И.:

лексико-семантическое поле - это иерархическая организация слов, объединенная одним родовым значением и представляющая в языке определённую семантическую сферу.

Ономасеологическим свойством семантического поля является то, что в его основе находится родовая сема, или гиперсема, обозначающая класс объектов. Семасиологическая характеристика поля заключается в том, что члены поля соотносятся друг с другом по интегрально-дифференциальным признакам в своих значениях. Это позволяет их объединять и различать в пределах одного поля.

Собственно семантическая структура поля состоит из следующих частей:

1) ядро поля представлено родовой семой (гиперсемой). Гиперсема поля - семантический компонент высшего порядка, организующий вокруг себя семантическое развёртывание поля;

2) центр поля состоит из единиц, имеющих интегральное, общее с ядром и рядоположительными единицами дифференциологическое значение;

3) периферия поля включает единицы, наиболее удалённые в своём значении от ядра, общее родовое понятие здесь оттеснено в разряд потенциальной или вероятностной семантики. Периферийные единицы могут иметь контекстуальное значение, если поле строится по определённому тексту произведения. Обычно периферийные единицы поля могут вступать в контакт с другими семантическими полями, образуя лексико-семантическую непрерывность языковой системы;

4) фрагменты поля представляют собой вертикальную ядерную и центро-периферийную структуру, которая по своей семантике образует отдельную гиперо-гипонимическую структуру однотипного/ разнотипного состава.

При описании истории лексики в понятиях парадигматики руководствовались следующими уточнениями. Описание рядов слов, общих по своему значению, с выделением названий ряда (гиперонимов) и членов ряда (гипонимов) отражает современную классификацию языкового материала, не совпадающую с внутренней историей этих парадигм.

В основе семантического поля "одежда" в древнерусском и современном русском языках нами выделена гиперсема "совокупность предметов, которыми покрывают, облекают тело".

На основе гиперсемы мы разбили СП "одежда" на 3 микрополя: МП "плечевая одежда", МП "поясная одежда", МП "одежда для ног".

Несмотря на, казалось бы, общую структуру, на уровне микрополей СП "одежда" имеются существенные различия, касающиеся центральных лексем и лексического состава периферии. Эти изменения связаны с производственной деятельностью человека, с экономическим, социальным, политическим и культурным развитием жизни русского народа. Сопоставительный анализ выявил в лексическом составе СП "одежда" процессы исторического развития общества. Одни предметы, реалии быта, понятия существуют издавна (платье, рубаха, штаны и т.д.), и слова, их называющие, активно используются носителями языка, другие отмирают - с ними уходят их наименования (ментикъ, армякъ, зипунъ, кафтанъ, тужурка и др.), третьи появляются вновь, для их наименования создаются новые слова или переосмысляются старые (балахон (старинная крестьянская верхняя одежда свободного покроя из холста, парусины и т.п.) - балахон (длинная, очень свободная, бесформенная одежда)). Таким образом, в СП "одежда" условно выделены две большие группы: слова активного употребления и слова, редко употребляемые, существующие в пассивном словаре. Таким образом, мы доказали, что язык находится в постоянном движении, а его эволюция тесно связана с историей и культурой народа.

1. Степанов Ю.С. Семантика. / Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990

2. Новиков Л.А. Семантика русского языка. М., 1982

3. Разова Е.В. Семантика и валентность глаголов разрушения в современном немецком языке. Вологда, 2003

4. Щур Г.С. Теория поля в лингвистике. М.: "Наука", 1974

5. Адмони В.Г. Основы теории грамматики. Л., 1964

6. Гулыга Е.В., Шендельс Е.И. Грамматико-лексические поля в современном немецком языке. М. Просвещение, 1969

7. Бондарко А.В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. Л., 1983

8. Стернин И.А. Лексическое значение слова в речи. Воронеж, 1985.

9. Васильев Л.М. Теория семантических полей // Вопросы языкознания. М., 1971. - №5, c.105-106

10. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990

11. Чумак-Жунь И.И. Лексико-семантическое поле цвета в языке поэзии И.А. Бунина: состав и структура, функционирование. - Киев, 1996

12. Полевые структуры в системе языка. Коллективная монография. Под ред. З.Д. Поповой. Воронеж, 1989

13. Никитин М.В. Лексическое значение слова. М., 1988

14. Большой толковый словарь русского языка. / Под ред.Д.Н. Ушакова. - М., 2008

15. Васильев Л.М. Современная лингвистическая семантика. М.: Высшая школа, 1990

16. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. М., 1973

17. Бендикс Э. Эмпирическая база семантического описания. - В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIV. М., 1983

18. Найда Ю.А. Процедуры анализа компонентной структуры референционного значения. - В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIV. М., 1983

19. Катц Дж. Семантическая теория. - В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. Вып.Х. М., 1985

20. Апресян Ю.Д. Избранные труды, т.1. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М., 1995

21. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1995

22. Амирова Т.А., Ольховиков Б.А. и Рождественский Ю.В. Очерки по истории лингвистики. М., 1975.

23. Апресян Ю.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики. М., 1966.

24. Березин Ф.М. и Головин, Б.Н. Общее языкознание. М., 1979.

25. Березин Ф.М. История лингвистических учений. М, 1975.

26. Босова Л.М. К вопросу об исследовании тематической группы // Содержательный анализ основных языковых единиц. Барнаул, 1981

27. Босова Л.М. О системности в лексике // Семантические аспекты изучения языковых единиц. Барнаул, 1983

28. Босова Л.М. Построение и анализ семантического поля // Лексическая и синтаксическая семантика. Барнаул, 1980

29. Засорина Л.Н. Введение в структурную лингвистику. М., 1974

30. Звегинцев В.А. Очерки по истории языкознания 19-20 веков в очерках и извлечениях. Ч.1. М., 1964; Ч.2.М., 1965

31. Звегинцев В.А. Язык и лингвистическая теория. М., 1973

32. Касевич В.Б. Семантика. Синтаксис. Морфология. М., 1988

33. Кондрашов Н.А. История лингвистических учений. М., 1979

34. Кузнецов А.М. Поле // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990

35. Лайонз Джон. Введение в теоретическую лингвистику. М., 1987

36. Маслов Ю.С. Введение в языкознание. М., 1998

37. Никитин М.В. Лексическое значение слова (структура и комбинаторика). М., 1983

38. Новое в русской лексике. Словарные материалы – 77 / Н.З. Котелова, В.П. Петушков, Ю.Е. Штейнсапир и др. М., 1980

39. Новое в русской лексике. Словарные материалы - 78/Н.Г. Герасимова, Н.З. Котелова, Т.Н. Поповцева и др.., 1981

40. Новое в русской лексике. Словарные материалы - 83/В.П. Петушков. М., 1987

41. Новое в русской лексике. Словарные материалы. - 81/Н.З. Котелова, Н.В. Соловьев, М.Н. Судоплатова, Ю.Ф., Денисенко и др. М., 1986

42. Общее языкознание / Под ред. А.Е. Супруна. Минск, 1983.

43. Основные направления структурализма / Отв. ред. М.М. Гухман, В.Н. Ярцева. М., 1964.

44. Прикладное языкознание / Под ред. А.С. Герда. СПб., 1996

45. Реформатский А.А. Введение в языковедение. М., 1999.

46. Словарь современного русского литературного языка. В 17 тт. М., 1965

47. Словарь современного русского языка. / Под ред. Т.Ф. Ефремовой. М., 2009 [интернет-ресурс]

48. Соссюр Ф. Курс общей лингвистики. Екатеринбург, 1999

49. Степанов Ю.С. Основы общего языкознания. М., 1975.

50. Сусов И.П. Введение в теоретическое языкознание. Тверь, 1999.

51. Сусов И.П. История языкознания. Тверь, 1999.

52. Толковый словарь русского языка. / Под ред. Д.Н. Ушакова. В 4 тт.М., 1949

53. Уфимцева А.А. Лексическое значение. М., 1986

54. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания. // Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск ХХIII. Когнитивные аспекты языка. М., 1988

55. Широков О.С. Введение в языкознание. М., 1985.

Приложение А

Список лексем, вошедших в состав СП "одежда" в СРЯ

Приложение Б

Список лексем, вошедших в состав СП "одежда" в ДРЯ


Источник: http://mirznanii.com/a/55898/evolyutsiya-strukturno-semanticheskikh-osobennostey-semanticheskogo-polya-odezhda-v-russkom-yazyke


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Семантика русской одежды : На материале тамбовских говоров Машинка для стрижки кошек moser отзывы



Семантика русской одежды Орнамент русского народного костюма как оберег. Его связь
Семантика русской одежды Светлана Жарникова. Семантика народного костюма
Семантика русской одежды Аэрогриль и полимерная глина - Ярмарка Мастеров - ручная
Семантика русской одежды Вензеля на ногтях пошагово. Варианты нанесения
Семантика русской одежды Влияние холодной воды на организм человека
Семантика русской одежды Выращивание молодняка наседками
Семантика русской одежды Гнойник на десне: лечение, причины появления гноя
Семантика русской одежды Девчонки, сожгла волосы! Как помочь? / страница 2 форум
Семантика русской одежды Домашнее отбеливание зубов Viaila - Медицинская техника и
Езидская свадьба Тбилиси Видео! - t-Видео сёрфинг Купить LED телевизор в Москве, цены на LED телевизоры Макияж на корпоратив: фото и видео-урок Орех лещина, полезные свойства и Отзывы о стоматологической поликлинике 32 Почему чешутся половые губы? Раздражение кожи после бритья - Доктор Алвик Сестринский уход при мочекаменной болезни - Сиделки и няни

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ